...завода ферросплавов в государственную собственность. В судебном решении также сказано о том, что оно окончательно и обжалованию не подлежит.

Кому хочется отдавать ворованное?

Казалось бы, закон восторжествовал, в длительных тяжбах вокруг НЗФ поставлена окончательная точка, и нажитое неправедными трудами имущество должно наконец быть возвращено законному владельцу – государству. С этим, как это ни горько, пора, наверное, смириться тем, кто в свое время, обойдя законодательство, сумел, практически за бесценок, прибрать к своим рукам это гигант отечественной промышленности, один из крупнейших в мире ферросплавных заводов.

Но, к сожалению, те, кто привык, пользуясь своим положением, игнорировать законодательство, кажется, до сих пор не поняли, что, увы, пришло другое время. Виктор Пинчук, контролирующий НЗФ, наверное, никак не может смириться с мыслью о неизбежности расставания с собственностью, приносящей ему баснословную прибыль. Хотя, если внимательно присмотреться к публичной стороне его деятельности, то можно прийти к выводу, что от былой уверенности (порой даже самоуверенности) зятя бывшего президента не осталось и следа. Мы хорошо помним, что после недавних президентских выборов, когда государство только объявило о своем намерении вернуть украденную у него собственность («Криворожсталь», НЗФ), господин Пинчук сперва чувствовал себя предельно уверенно. Робкие упоминания о доплате за купленные в свое время с нарушениями законодательства предприятия Виктор Михайлович даже всерьез и не воспринимал. Во всяком случае, именно так он вел себя в первые месяцы прошлого года. Возможно, он имел на это веские основания? Трудно сказать, но многие из украинских граждан, наверное, помнят телевизионные кадры, на которых именно этот олигарх уверенно расхаживал между палатками по восставшему Майдану, охотно делясь своими впечатлениями с вездесущими журналистами и излучая, так сказать, непоколебимую уверенность в завтрашнем неспокойном дне.

«Демократичный олигарх»

Помнится, еще тогда возникала мысль: с чего бы это зять Леонида Кучмы собственной персоной вдруг появился на Майдане, и почему вид у него такой счастливый, будто бы и не его тестя совсем недавно оставили без главного кресла в государстве? Правда, ходили тогда слухи о каких-то политических гарантиях Кучме от представителей новой власти и от международных посредников, и что якобы в «пакете» этих договоренностей упоминался и дорогой зять вместе с его обширным имуществом.

Впрочем, не будем утверждать, что все было именно так. Но, с другой стороны, ведь никто сейчас не будет оспаривать тот факт, что накануне третьего тура президентских выборов все пинчуковские телеканалы, как по команде, изменили тональность своих выступлений, перейдя от резкой критики в адрес оппозиционного кандидата Виктора Ющенко на гораздо более лояльное к нему, относительно объективное освещение президентской кампании. Что же послужило причиной подобной стремительной метаморфозы? Неужели Пинчук внезапно прозрел?

Вряд ли. Скорее всего, Виктор Михайлович и вправду рассчитывал, что политические гарантии его дорогому тестю обязательно перерастут в имущественные для него самого. Можно предположить, что он надеялся на то, что никто не посмеет поднять руку на имущество, с недавних пор принадлежащее ему. Если быть точнее, то он, кажется, и не сомневался в том, что ему выписана своеобразная индульгенция на пользование украденным. А в том, что, по крайней мере, «Криворожсталь» и НЗФ были украдены, после соответствующих решений Верховного Суда нет сомнений не только с моральной, но теперь уже и с юридической точки зрения.

Когда все рушится…

Однако уже первые шаги правительства Юлии Тимошенко засвидетельствовали о том, что в этой стране наконец-то кто-то действительно собрался восстанавливать справедливость, возвращая народу и государству то, что у них было украдено.

Возможно, именно тогда Виктор Михайлович перестал спокойно спать ночами. И причины для волнений у него действительно были, ведь первыми во всех списках объектов, подлежащих реприватизации, стояли предприятия, к которым Пинчук имел непосредственное отношение – «Криворожсталь» и Никопольский завод ферросплавов.

С олигарха сошел до сих пор тщательно поддерживаемый «европейский» лоск.

Правда, шансов на то, чтобы спасти «Криворожсталь», у него не оставалось никаких. Слишком цинично и нагло, в обход действующего законодательства, практически за бесценок, было куплено, уже на закате времен Кучмы, это крупнейшее в Украине предприятие. Но в деле с НЗФ, как известно, Виктор Михайлович попытался использовать все имеющиеся резервы и возможности с тем, чтобы не допустить восстановления законности. С этой целью им были инициированы различные ходы, начиная от использования юридической казуистики и до популистской «мобилизации трудящихся НЗФ на защиту родного предприятия».

Увы, очень скоро стало очевидным, что вероятность сохранения за собой НЗФ у господина Пинчука стремительно приближается к нулю.

Вынужденное «мировое соглашение»

И тогда он вспомнил о существовании такого юридического термина, как мировое соглашение.

Идея здесь проста и примитивна до неприличия: Виктор Михайлович, в закрытом режиме, подальше от глаз общественности, договаривается с государственными чиновниками о сумме доплаты, берёт деньги из прибылей, уже полученных им от «Криворожстали» и НЗФ и добросовестно укрытых от налогообложения, и «доплачивает» их в казну. Сюда еще можно добавить расходы на взятки тем, кто будет решать, какую сумму именно следует доплатить.

В результате подобной хитрой операции под названием «мировое соглашение», по замыслу тех, кто ее придумал, контроль Пинчука над ворованной собственностью должен был легализоваться.

Следует признать, что подобная схема, хотя и производит впечатление чего-то сомнительного, все же юридически корректная. Действительно, такое мировое соглашение, согласно действующему законодательству, может быть заключено между истцом и ответчиком на стадии судебного процесса. Но для вступления его в силу оно должно ещё быть утверждено судом. Впрочем, здесь-то Виктор Михайлович поначалу особо не переживал, надеясь, что, при наличии «политической воли», которая ему тогда казалась делом решенным, суд никуда не денется и обеспечит нужное для него решение. Однако вскоре оказалось, что достижение политического решения с правительством Тимошенко невозможно, а к тому времени, когда Юлию Владимировну отправили в отставку, процесс возвращения собственности зашёл уже так далеко, что никто не хотел принимать на себя ответственность за открытое подыгрывание господину Пинчуку.

Смена состава правительства вроде бы принесла в пинчуковский лагерь целую порцию оптимизма. Казалось, что вот-вот ситуация поменяется и «колесо возмездия», остановившись, начнет обратный ход. Естественно, что о мировых соглашениях на время все забыли. Но повторная продажа «Криворожстали», а также отклонение Верховным Судом всех кассаций по НЗФ со стороны Пинчука оказались для нашего олигарха довольно-таки неприятным холодным душем. Стало очевидным, что его адвокаты практически исчерпали все юридические возможности затягивания процесса возврата завода в государственную собственность.

Но смириться с неизбежностью и полностью потерять завод, очевидно, для Виктора Михайловича – непосильная задача.

В этой тяжелой для Пинчука ситуации, именно после последнего решения Верховного Суда, на свет божий снова всплыла идея пресловутого мирового соглашения.

Свой к своему за своим

С кем же сейчас собираются мириться адвокаты Пинчука, вынужденные искать выход из ситуации, которая становится для нашего «либерального олигарха» все более неприятной? Если честно, то их работа в этом направлении напоминает попытки поймать в темной комнате черного кота в то время, когда этот кот давно себе гуляет на крыше.

Так с кем же собираются мириться на этот раз служители Фемиды по указке своего теперешнего жирного клиента?

Оказывается, мировое соглашение может быть заключено и на стадии исполнения судебного решения. Разница здесь состоит в том, что в случае мирового соглашения на стадии судебного процесса (утверждаемого судом) истец и ответчик договариваются об условиях прекращения тяжбы. На стадии же исполнения решения мировое соглашение заключается о порядке исполнения, и уже не между истцом и ответчиком, а между должником и взыскателем.

Чувствуете разницу?

Истцом в процессе, как известно, была Генпрокуратура, а ответчиком и одновременно должником – контролируемый Пинчуком консорциум «Приднепровье». А вот взыскателем в данном случае, если следовать букве закона, выступает Фонд государственного имущества под руководством Валентины Семенюк.

Ага, ларчик этот открывается, как оказалось, на самом деле весьма просто. Ведь именно теперешний руководитель Фонда госимущества госпожа Семенюк приложила усилия, чтобы НЗФ оставался у Виктора Пинчука. Злые языки твердят о каких-то миллионах денежных выплат, якобы адресованных в этой связи по конкретному адресу со стороны Виктора Михайловича. Трудно сказать, врут они или правду говорят, но Валентина Петровна твердо и неукоснительно продолжает придерживаться позиции, во многом совпадающей с интересами Пинчука. Очевидно, имея на это веские причины. Хотя, с другой стороны, странно как-то выглядит, когда один из лидеров социалистов, вопреки своей партийной идеологии, в деле вокруг НЗФ почему-то не то что не беспокоится о возвращении предприятия в собственность народа, а наоборот, делает все возможное, чтобы эта собственность народу так и не досталась.

Ну а теперь представим подобное «мировое соглашение» о порядке исполнения решения суда - между Пинчуком и Валентиной Семенюк.

Интересно, не правда ли? Чем не сюжет для новейшей басни дедушки Крылова о щуке, которую в порядке наказания решили бросить в воду?

Нетрудно представить, в чьих руках в итоге реализации этой чёрной схемы окажется завод и в каком таком известном месте окажется в подобном случае государство с его народными интересами.
Только экстренная и самая важная информация на нашем Telegram-канале