…что аббревиатура ВДВ в свое время имела (а среди ветеранов-десантников и поныне имеет) и другое толкование – Войска Дяди Васи.

Дядя Вася – так называли десантники своего командующего, генерала армии, Героя Советского Союза Василия Филипповича Маргелова, которому 9 января исполнилось бы 97 лет. Много славных страниц в истории ВДВ связано с именем Маргелова, и без малейшей натяжки можно сказать: в том, что имеют и нынешние «крылатые пехотинцы», немалая заслуга десантника №1.

Январь, кроме дня рождения дяди Васи, знаменателен для десантников еще двумя датами, имеющими отношение к любимому ими командующему: 33 года назад, 5 января 1973 года, впервые не только в СССР, но и в мире с военно-транспортного самолета Ан-12Б было произведено десантирование комплекса «Кентавр» с боевой машины десанта БМД-1 и двумя членами экипажа на борту, а спустя еще три года – 23 января 1976 года - с того же самолета десантировали БМД-1 на парашютно-реактивной системе в комплексе «Реактавр», также с двумя членами экипажа. И в том и в другом случае одним из смельчаков был сын командующего - Александр Васильевич Маргелов.

Краткая предыстория создания комплексов такова. «С неба – на землю – в бой!» – это, конечно же, здорово, но в современном бою без поддержки артиллерии и бронетехники участь десантников незавидна. Высадка же боевой техники посадочным способом не всегда возможна не только из тактических соображений, но и технически: попробуйте подыскать подходящую посадочную площадку для многотонной скоростной машины.

Поэтому в конце 1950-х на вооружении десантников появились парашютные платформы ПП-127, предназначенные для десантирования парашютным способом грузов массой до 4,6 тонны. Теперь десантники получили возможность брать с собой все виды артиллерии, автомобили, инженерную технику, мощные радиостанции и т.п. Им на смену пришли платформы ПП-128, которые позволяли десантировать грузы и технику весом до 6,7 тонны. Одновременно были созданы парашютно-реактивные системы (ПРС), скорость приземления которых была близка к нулю, а также боевые машины десанта и, на их базе, самоходные орудия «Нона», КШМ Р-142, радиостанции дальней связи Р-141 и самоходные ПТУР.

Десантники получили весьма и весьма солидное подкрепление. Но Маргелову этого было мало. Дело в том, что расчет прыгал вслед за своими боевыми машинами, и разброс, в зависимости от погодных условий и мастерства парашютистов, был, зачастую, весьма значительным: проходило несколько минут, пока экипаж занимал свои места. Все это время техника простаивала мертвым грузом, а что значат минуты и даже секунды в бою, объяснять, думаю, не надо.

Так вот, командующий пришел к решению – десантировать экипажи вместе с боевыми машинами. Несмотря на то что парашютно-платформенные средства были уже хорошо освоены в войсках, а степень их надежности составляла 0,98, определенный риск, конечно же, оставался: не сработай парашютная система – и люди погибнут. Но Маргелов верил в благополучный исход и продолжал настаивать на эксперименте.

Нашлись и люди, поверившие в идею командующего и оказавшие ему немалую помощь в разработке системы и согласовании на разных уровнях. К концу 1971 года все было готово к проведению эксперимента. На БМД вместо штатных сидений установили упрощенный вариант космических кресел «Казбек» – «Казбек-Д», провели не один десяток копровых и натурных сбросов с макетами и манекенами, пришла очередь людей. Но… заупрямился министр обороны, Маршал Советского Союза А.А. Гречко.

Пока «уламывали» министра, было решено десантировать в комплексе «Кентавр» незаменимых помощников человека – собак. И тут произошел весьма занятный случай. Двух из собак – немецкую овчарку и сеттера – разместили в ложементах, зафиксировали привязной системой, а вот третью, мальтийскую болонку, случайно выпустили из рук. Собачка не растерялась, тяпнула одного из «провожающих» за руку и куда-то забилась. Время не ждало, и так ее и десантировали. Все собаки перенесли десантирование нормально и после приземления весело носились по полю.

И вот наступил черед людей: Гречко наконец не выдержал и согласился… под ответственность командующего. 5 января 1973 года около четырнадцати часов Ан-12Б пошел на взлет. Вот самолет на боевом курсе, по команде штурмана вышел вытяжной парашют, вытащил «Кентавра», который сразу же образовал огромный «маятник» с постепенно затухающей амплитудой, потом вышли тормозные и, наконец, основные – пять огромных куполов площадью по 760 кв. метров.

Приземление прошло успешно, экипаж быстро расшвартовал БМД и приступил к выполнению задачи. А задача была поставлена довольно жесткая: начать движение не более чем через 2 минуты, провести машину по намеченному маршруту со стрельбой из орудия и спаренного пулемета – необходимо было доказать, что после десантирования экипаж сохранил физические и умственные способности. И они это доказали!

А вскоре настала очередь и «Реактавра» (реактивного «Кентавра»). Его основное отличие: один купол площадью 540 кв. метров (соответственно, большая скорость снижения и меньшее время нахождения под огнем), блок из трех реактивных двигателей мягкой посадки и два пенопластовых бруса под днищем. И эти испытания прошли успешно, советские ВДВ получили средства десантирования, до сих пор не имеющие аналогов в мире.

В заключение не лишним будет добавить: весной 1991 года состоялся визит министра обороны СССР Д.Т. Язова к своим заклятым «друзьям» в США. Решив удивить советского военачальника, его пригласили на показательные учения «полка дьяволов» 82-й ВДД, знаменитого своими «демократизаторскими подвигами» в разных частях мира. В ходе учений часть десантников приземлялась в боевых машинах. «Показуха» удалась на славу: практически все десантники получили тяжелые травмы и увечья, были и погибшие. Больше половины машин после приземления так и не тронулись с места…
Только экстренная и самая важная информация на нашем Telegram-канале