...сто процентов. Молодежное движение «Пора» - самые что ни на есть экстремалы. И союз с «Реформами» не внесет порядка в эту ситуацию.

Оранжевые дети

«Пора» завоевала скандальную популярность за два-три месяца до выборов 2004 года. Власти тогда не совсем удачно попытались выявить «подводные течения», питавшие эту «справедливую» структуру. «Пора» обратилась за поддержкой к прессе. Общество всегда было чувствительно к теме «их милиция бьет наших детей». И неважно, что никого так и не побили и что у «их милиции» тоже есть «наши дети». Главное было вовремя привлечь внимание к этой спекулятивной теме.

Дальше было уже проще. «Пора» стала символом «оранжевой революции», хотя, к счастью, ее бескровный характер не позволил превратить в молодогвардейцев и Зой Космодемьянских многочисленных парней и девушек, готовых тогда ложиться под танки, автобусы и бронетранспортеры.

Это уже потом стало известно, что «Поры» изначально было две – желтая и черная. Желтая боролась за «честные выборы» (что в понимании ее лидеров означало победу В. Ющенко), Черная ПОРА была более конкретной и готовилась к «усуненню злочинного режиму».

Даже слепым было видно, что ПОРА была срисована с зарубежных молодежных организаций, созданных американцами для распространения их ценностей в посткоммунистических странах. Грузинская «Кмара», сербский «Отпор», белорусский ЗУБР… Столичная молодежь объективно прозападна, и с этим ничего не сделаешь.

«Пора» возникала в динамичной среде студенчества Киево-Могилянской академии, и это только прибавляло положительные краски в ее образ. Не секрет, что при всем уважении к Университету им. Т. Шевченко, именно НаУКМА сегодня может считаться «вузом номер один» в Киеве. Тамошние студенты хорошо знают иностранные языки, они мотивированы и совсем не обладают высоким материальным статусом, чего не скажешь о многих «шевченковцах», приезжающих на учебу в своих авто и получающих образование не для знаний, а так … для диплома.

Интеллектуалы из НаУКМА были хорошей имиджевой базой для В. Ющенко в его противоборстве с «озверелыми донецкими». А то, что мальчикам и девочкам из «Поры» кто-то давал деньги и кто-то давал указания, никого не интересовало.

Несостоявшийся Париж в Киеве

После победы «революции» ПОРА как любая мятежная партия оказалась на перепутье. Оставалось или во власть идти, потому как она теперь «честная», или продолжать бороться за идеалы Майдана. А поскольку идеалы - вещь недостижимая, то бег в сторону горизонта представлялся бесконечным.

Черная ПОРА как-то стушевалась в этой ситуации и ушла в тень. А вот «желтые» пошли вперед. Лидер ПОРЫ В. Каськив стал советником Президента, и вопрос об оппозиционности отпал сам собой. До этого, правда, пористы разыграли истерику с «черными списками», куда они включали всех, кого хотели. Прямо как в Варфоломеевскую ночь некоторые ревностные католики перерезали отдельных своих соплеменников, причислив их к гугенотам только потому, что имели к ним личные претензии.

Но люстрации не прошли. Списки пришлось выкинуть или отложить до «лучших времен». Подошло время парламентской кампании и вопроса, как и с кем в ней бороться.

Кажется, что решение идти на выборы практически самостоятельно (ПРП мы можем не брать в расчет, а почему - скажем потом) было верным. Да, ПОРА сейчас остается в роли «барьерной партии», чье прохождение в Верховную Раду остается под вопросом. Но свой электорат у них есть, и место на политической карте, соответственно, тоже.

Многие студенты захотят проголосовать за своих. Экстремальные революционеры тоже найдутся. «Блок Майдана» все-таки.

Впрочем, вхождение в парламентскую кампанию заставило пористов скорректировать свой имидж. Если ранее они смотрелись как этакие революционеры-анархисты образца Парижа в 1968 году, то теперь им приходится быть более системными. Виталий Кличко стал удачным приобретением, хотя сами пористы хотели видеть на этом месте, в том числе и… Юрия Луценко.

Добро должно быть с кулаками!

В. Кличко не просто стал формальным лидером ПОРЫ. Его сразу бросили в бой, то есть в мэрскую кампанию. Понятно, что «блок Майдана» выборы в Киеве проиграет, даже если Кличко наберет двадцать - двадцать пять процентов голосов. Чемпион мира по боксу малопредсказуем в роли столичного мэра, борющегося с автомобильными пробками и жилищной проблемой. Тем более, что пористам в этом случае противостоит широкая коалиция, включающая как власти, так и часть действующей оппозиции.

Но заинтересовывает даже не это. Почему пористы бросились в заведомо проигрышную кампанию – вопрос интересный. Но более интересно, что они хотели сказать, пуская в рекламную кампанию плакаты с изображением кулака?

Неужели призрак «донецких» перешел из их воображения в собственную политическую практику и от борьбы за права избирателей пористы перешли к их запугиванию?

«Был бы порядок, а реформы подождут!»

Так один мой преподаватель отреагировал на название «партии Пинзеника» еще в далеком 1998-м. С тех пор эта партия мало изменилась.

Мы умышленно в этой статье меньше говорим о ПРП. Кажется, что ПОРА мало что приобрела от этого странного союза. А вот ПРП – очень даже. Запутавшись в своих попытках обмануть НСНУ и БЮТ и выторговать достойное место в общих списках, ПРП только и оставалось, что идти на выборы с «Порой». Большие блоки нашли себе других союзников, а ПРП обманула саму себя.

Если бы ПРП пошла на выборы самостоятельно, ее судьба, наверное, мало чем отличалась бы от судеб групп, сплотившихся вокруг Ю. Костенко и И. Плюща или А. Зинченко с его «патриотами». А так, может быть, еще получится в Верховную Раду проскочить…

При этом ПРП настаивала на своей оппозиционности. И министра финансов Виктора Пинзеника это ничуть не смущало. Как ему удавалось совмещать работу в правительстве с ролью лидера оппозиционной партии – загадка.

Союз кулака и арифмометра

Итак, что же получилось после этого объединения? Идеологически Пора-ПРП представила собой интересное сочетание молодежных полуэкстремистов и отяжеленных экономическими доктринами технократов. Хотя в чем-то эта коалиция может даже претендовать на роль «малой оранжевой».

Что эти люди будут делать в Верховной Раде (если, конечно, пройдут барьер)? С Виктором Михайловичем и другими борцами за вступление в ВТО все более-менее ясно. А вот Кличко может круто изменить режим работы главного законодательного органа страны.

Ему вполне под силу в одиночку блокировать или захватить, защитить или отбить (в зависимости от поставленной задачи) трибуну и президиум. С его приходом в парламент эра кулачных боев и захватов трибуны может закончиться. Все равно тягаться с чемпионом мира по боксу в депутатском корпусе некому. Это ведь не милиционеров у Центризбиркома бить, пользуясь своим сановным статусом. Кличко, в отличие от рядовых «беркутовцев», человек независимый и может ответить.

Все же для Виталия Кличко главным будет сейчас дать всем понять, «кто в доме хозяин». Под «домом» подразумевается партия ПОРА. Мнение о том, что чемпиона мира используют как прикрытие для реализации определенных политических схем, только укрепилось после неадекватного вмешательства в ход выборов мэра Киева. Поэтому Виталию крайне необходимо доказать свою политическую самостоятельность.

Почти то же самое можно сказать и о ПРП. Возможность уйти в тень ПОРЫ у них есть. Впрочем, если пресловутый трехпроцентный барьер так и не будет преодолен, все эти рассуждения станут историей. Что будет с этой странной коалицией, куда денется новичок в политике – Виталий Кличко, на какие баррикады пойдет неугомонная ПОРА? Наверное, это мало кого будет интересовать.

Выборы по пропорциональной системе могут сделать маргинальной любую партию, не прошедшую «барьер». Это особенно легко, когда и рейтинг партии, и ее отставание от «барьера» равно величине социологической погрешности. И очень может быть, что Поре-ПРП придется делать новый Майдан, чтобы доказать, что и при «честной» власти надо говорить знаменитое «Фальсификациям – нет!».
Только экстренная и самая важная информация на нашем Telegram-канале