…передаче, посвященной портрету будущего премьер-министра.

Как обычно, на программу съехались группы со всей страны. Каким боком к программе заезжего шоумена причастен Институт социологии НАНУ, в сознании пока не умещается. Если они проводят параллельные исследования, то стоит отметить, что предлагаемые зрителям для написания тесты, наподобие тестов Кетелла, рассчитаны на старший школьный возраст, в то время как на программе в изрядном количестве присутствуют товарищи, скорее, старшего пенсионного возраста. Так что либо руководство института вводит в заблуждение, либо тесты призваны всколыхнуть некие яркие воспоминания детства вроде кубиков, кошечек, друзей со двора и т.д.

Но так или иначе, в холле телекомпании ICTV, в ожидании эфира, потея от волнения, пытаются понять, что от них хотят, и боятся допустить ошибку десятки дядюшек и тетушек со всей неньки-Украины.

Наконец, собравшихся провели в зал, рассадили, обучили пользоваться приборами голосования, и те, благодарно затаив дыхание, стали ждать появления ИХ – главных героев. Первым прибывшим героем стал Зварыч. Потом потянулись Роман Безсмертный, Николай Азаров, Тарас Чорновил, Александр Мороз, Петр Симоненко. Уже близилось начало эфира, но Юлии все не было. Хотя после появления в зале ее оруженосца или пажа в роли Андрея Шкиля зал разошелся аплодисментами. Наконец, с вдохновением первоклассницы Тимошенко проследовала на свое место, рассыпаясь в благодарностях колотившим в ладошки фанатам-провинциалам.

Савик назвал предмет разговора и сообщил политикам, что по предварительному опросу о необходимости коалиции в парламенте 70% собравшихся выступило за так называемую «широкую» коалицию («регионы», НСНУ, БЮТ и СПУ) и лишь 30% – за «помаранчевую». Как иллюстрацию данной тенденции, собравшимся продемонстрировали отрывок речи главы государства, тоже намекавшего о более расширенном формате возможной коалиции.

Первым по жребию выступал Роман Безсмертный. В ходе его монолога выяснилось, что он еще и бесперспективный, бесполезный и беспомощный. Исходя из всего перечисленного, Безсмертный стал объектом порицания присутствовавших политиков и экспертов-политологов. Как и стоило ожидать, Роман Петрович не смог произнести имени будущего премьера. Пускаясь в разнообразные демагогии, он, тем не менее, заявил свое личное видение именно «оранжевого» варианта. А на подиум брел лидер социалистов.

Мороза народ давно знает как самого выдающегося конъюнктурщика, и он на этот раз тоже не обманул зрителей. Предварительный результат опроса в зале сформировал видение Сан Саныча коалиционной проблемы в «отдельно взятом отрезке времени» – во время передачи. Уподобляясь своему «бессмертному» предшественнику, лидер СПУ стал разглагольствовать о необходимости составления конструктивных программ и эффективных технологий, их анализа и детального рассмотрения перед созданием коалиции. В зале понимающе засопели, и даже Шустер в перерыве сообщил, что остроты в дискуссии не наблюдается.

Не ответил Мороз и возможности вступления СПУ в «лево-центристскую» коалицию по схеме (СПУ – КПУ – Партия регионов).

В полемике с Морозом впервые раскрыла рот «королева бала». Причем раскрыла надолго, так что даже Сан Саныч позволил себе претензии в связи с занятым его «социалистическим» временем. Конфликта у них не вышло, да и не хотелось им этого, тем более, что «лобное место» занял Петр Симоненко.

Петр Николаевич с места пошел в галоп, в кавалерийскую атаку на капитал и олигархов, доверительно сообщив, что новая Рада станет «клубом олигархов», атакуя сразу всех - от Януковича и Ахметова до Губского и Лазаренко. Симоненко строчил как пулемет «Максим» до тех самых пор, пока его не прижали поддержкой фракцией КПУ закона о «после парламентских» выплатах уже демобилизовавшимся нардепам в размере 120 тысяч гривен в год.

«Первый коммунист» опешил, но ответил ударом на удар, припомнив повышенные зарплаты судей, депутатов, администрации. Тимошенко он припомнил кучу олигархов в ее списках и связи с американским узником Пашей. Мороза обвинил в ревизионизме левых идей. Те отвечали. Все выглядело публичным сведением счетов, и Шустер предпочел вывести на сцену нового героя.

Николай Янович Азаров хотя и выглядел усталым, но говорил, как обычно, аргументированно и четко, подтверждая свои мысли цифрами. Именно его конструктивность и вывела из себя оппонентов. Прежде всего, Азаров был единственный из опрашиваемых, кто четко сообщил свое личное видение Партии регионов именно в оппозиции, так как не надеется на малейшую возможность сотрудничества с «бютоподобными». Все нападки в его сторону, а скорее в сторону Партии регионов, озвучивались Романом Безсмертным и пани Юлей.

Он с легкостью обошел вопрос о стратегии вступления в ВТО, указав, что именно при «юльском правительстве» были подписаны драконовские статьи, обеспечивающие свободное, практически беспошлинное проникновение в Украину иностранных товаров, которое поставило на колени отечественного производителя. Тут безнадежно блеснул эрудицией Безсмертный, сообщив, что все это делалось для того, чтобы люди, якобы еще не ведающие о качественном западном товаре, смогли его увидеть, а изготовители – получить пример, как надо делать. Такое бесстрашие мысли вызвало в зале шумок, мол, что это с Романом?

Тимошенко долбала Азарова вскрытыми прокуратурой, следственными органами и ей лично, недостачами и приписками от сборов по НДС в размере 5 млрд. гривен. Как сообщил Николай Янович, эти данные даже изучали эксперты МВФ и нашли всего утечки на 140 с лишним миллионов, причем почти все дела об этих фактах находятся в стадии судебных апелляций. Тогда та, которая знает, «що справедливость есть и за нее треба бороться», вступила в стадию беспредметного обвинения и продолжала это делать до тех пор, пока сама не очутилась на подиуме.

Юлия Владимировна вся в черно-белом, томно вздохнула и пошла вдохновленно шпарить заученный текст о роли «белой вороны» в Системе, о трудностях и необходимости борьбы с ней и о том, как система гнобила и уничтожала ее и ее семью. Пафоса было как на XXIII съезде корейской народно-демократической партии или, как минимум, во МХАТе. В памяти всплыли образы Любови Орловой и Марлен Дитрих.

Речь Тимошенко восприняли как предвыборную и принялись вопрошать. По мере накаливания вопросов, Юлия Владимировна теряла равновесие, хотя отвечала так, как хотелось бы слышать ее обожателям. Какому-то американскому инвестору, поинтересовавшемуся, стоит ли вкладывать в Украину деньги, она устроила экскурс по донецким терриконам, где находят трупы бизнесменов и адвокатов, естественно, убитых «бандитским режимом».

Азарова она едко назвала таким, «у которого всегда было плохо с математикой», чем вызвала сытое ржание своих симпатиков. И наконец, пообещала инициировать создание новой электронной системы голосования на основе прибора личной идентификации пальца нардепа «ну, как в Израиле!».

Подводя итог, Тимошенко рассказала, что мотивацией своей деятельности она видит пример британской королевы, которой мама перед первой брачной ночью с вынужденным женихом рекомендовала: «Ничего, мол, дочка, зажмурь глаза и думай про Британию». «Так и я, – сообщила Юлия Владимировна, – зажмуриваюсь и думаю об Украине!» После таких аллегорий она вдруг обвинила СМИ, в том числе и программу Шустера, в создании манипулятивной атмосферы необходимости создания «широкой коалиции». Но повторное голосование зала не подтвердило ожиданий Леди Ю – за «широкую» коалицию проголосовало 64%, за «оранжевую» – 36%. Софиты стали гаснуть, Тимошенко разложилась в ожидании автографов, а Савик попрощался со всеми, не преминув вспомнить старика Меркюри, утверждавшего, что «show must go on».