...хотим сказать, что о нем забыли и что он потерял свое влияние. Но пропорциональная система выборов сделала свое дело. Народный блок Литвина не сумел преодолеть трехпроцентный барьер, и это сразу почувствовали все заинтересованные лица.

В глубоком тылу революции

По-видимому, корни происшедшего следует искать в событиях 2004 года. Пересказывать то, чем занимался Владимир Михайлович до этого, не нужно. Во-первых, об этом From-UA уже писал. Во-вторых, к сегодняшней ситуации это не имеет прямого отношения.

Сентябрь 2004 года стал переломным для позиции большинства депутатов Верховной Рады. Элита заколебалась, и началось постепенное движение в сторону команды Виктора Ющенко. Не входя сейчас в причины этого явления, напомним, что без деятельного участия председателя парламента такое было бы попросту невозможным.

Незадолго до самих выборов Литвин посетил с кратковременным визитом США. О чем там шла речь, пресса не сообщала. Однако сразу после возвращения будущий лидер Народного блока окончательно перешел на сторону тогдашней оппозиции.

Верховная Рада сыграла невероятно важную роль во время президентского противоборства. Именно украинский парламент приостановил работу уже подсчитавшего голоса Центризбиркома, отправил в отставку правительство Виктора Януковича, принял решение о политической реформе (кстати, не воплощенное полностью до сих пор).

Парламент был фактической «крышей» революции, нуждавшейся в своеобразной легитимности. Без поддержки парламента происходившее было бы обычным захватом власти. Справедливости ради стоит сказать, что архитекторы «оранжевого чуда» учли ошибки «мирных революций» в Белграде и Тбилиси. В Киеве не было поджогов или захватов зданий государственного значения.

Восставший Майдан всего лишь обращался за защитой к парламенту, и от депутатов во многом зависело принять этот выбор улицы или отклонить его.

После боя

Однако после завершения противоборства победители быстро забыли о своем скрытом союзнике. Протеже Литвина были вскоре сняты с должностей губернаторов Хмельницкой и Днепропетровской областей. Против Владимира Михайловича была развернута массированная пропагандистская кампания с участием «ПОРЫ» и других «оранжевых» структур. Его обвиняли в «кучмизме», что зимой 2005 года было все равно, что в 1945-м назвать кого-нибудь фашистом.

Фактически Литвин стал первой жертвой послереволюционной борьбы за власть. Потом были другие. Но начали именно с него. И сделано это было по той же причине, по которой «до революции» Владимир Михайлович был так нужен оппозиции.

Независимый, самостоятельный и политически мощный парламент стал совершенно не нужен командам, приступившим к разделу власти и собственности в 2005 году. Поэтому от союзника постарались избавиться.

Однако Литвин оказался готов к такому повороту событий. Все-таки сказалось историческое образование и знание законов социальных революций и политических переворотов. Позиция председателя Верховной Рады давала все же возможность влиять на события. Приближавшаяся политреформа вселяла уверенность в собственной неуязвимости. Дело оставалось за малым – пройти трехпроцентный барьер.

Впрочем, еще за два с половиной месяца до выборов Литвин сделал рискованный ход. Под его прямым воздействием было принято решение об отставке правительства Юрия Еханурова. В стране мог разразиться конституционный кризис, потому как принятое в революционной спешке постановление по политреформе не предусматривало многих важных нюансов. Но в развитии кризиса не были заинтересованы основные участники выборов, и единственным последствием этого голосования стало осознание многими избирателями того, что Литвин теперь играет против Президента.

Народный блок Литвина развернул в последние недели перед выборами мощнейшую рекламную кампанию. Ее лейтмотивом стал слоган «Интересы страны». Звучало красиво, но не помогло. Почему?

Что им помешало?

Зеленые шапочки, палаточки, шарфики, газеты с рекламой НПУ просто не давали спокойно жить многим киевлянам накануне выборов. Было такое впечатление, что Литвин бросил все мыслимые и немыслимые ресурсы на завоевание симпатий жителей столицы. Это не удалось.

Социологи уверенно предрекали НПУ прохождение в Верховную Раду. И этим еще раз доказали, что предвыборная социология – это лженаука. Похоже, что Литвин попал в ту же ловушку, что и Леонид Данилович в ту свою «последнюю осень». Бывает, что человек пытается обмануть всех, а в итоге обманывает самого себя.

Постоянная смена союзников стала нормальным явлением в сегодняшней политике. Этим никого не удивишь. Но чтобы так часто и без всяких попыток объяснить это своим избирателям?

Именно они и оказались чувствительны к этой ситуации. Устали ждать прояснения и проголосовали за более предсказуемых.

А как любопытно могла бы сложиться судьба коалиционных переговоров, преодолей Народный блок трехпроцентный барьер. Можно не сомневаться, что эта партия вошла бы в любую правительственную коалицию. Даже если бы там оказались коммунисты, бютовцы и «регионалы» одновременно.

А так спекулировать на пяти процентах «золотых акций» будут социалисты. Они смогли переиграть народников на их же поле и теперь закономерно пожинают плоды собственных трудов.

He will be back?

«Он ушел, но обещал вернуться!» Эта знаменитая кинематографическая фраза как нельзя лучше подходит к описываемой нами ситуации. Хотя сегодня положение лидера НПУ выглядит катастрофическим, можно не сомневаться, что свое место на политической арене он сохранит. Только вряд ли оно будет таким же, как всего лишь месяц назад.

Слабость НПУ в том, что у этой партии слишком выражен административный компонент. Люди, находящиеся сейчас в окружении Литвина, не готовы быть в оппозиции. Многие из них уже совершили один политический переход, когда власть сменилась на рубеже 2004-2005 годов, и вполне могут повторить этот подвиг.