…постороннему наблюдателю в двух довольно оригинальных, но совершенно не связанных с действительностью формах.

По сериалу «Секс и город»

Среднестатистическая журналистка – это истеричная, инфантильная и слегка дурноватая девица, которая одевается исключительно в шмотки из последних коллекций ведущих дизайнеров мира.

Темы для статей журналист берет просто «от фонаря»: ела на завтрак жареную картошку – написала о жареной картошке, поругалась с мужчиной – написала о сложных межполовых взаимоотношениях.

Четких сроков сдачи материала нет в принципе - когда хочу, тогда и пишу, даже если это постоянная еженедельная колонка.

Жизнь журналиста – это сплошные тусовки и вечеринки.

Журналист получает с каждого издания столько, сколько хочет.

По сериалу «Бандитский Петербург»

Среднестатистический журналист суров, могуч и крут. Одинаково хорошо пишет, водит машину, стреляет, бегает, прыгает и прочее. Одевается, как хочет.

Жизнь журналиста - это сплошные криминальные разборки, секретные расследования и шпионские страсти уровня Джеймса Бонда.

Редактора, требующего сдачи материала, можно спокойно послать, куда журналисту вздумается, и ничегошеньки тебе за это не будет.

А в жизни…

Ну, во-первых, тематический план статей утверждается заранее, минимум - за месяц, а внеплановые творческие шедевры пройдут в печать только если они уж очень хороши и рассказывают о чем-то совсем уж ярком, важном и неординарном (жареная картошка к таким темам ну никак не относится).

Во-вторых, всегда есть dead-line сдачи материала. Если 25 июня номер уходит в печать, то никто не возьмет в него материал, написанный 30 июня. Единственный вариант - это когда у журналиста есть солидный запас материалов, так что если в этом месяце он ничего нового и не написал, то всегда может предложить издательству что-то из этого запаса.

В-третьих, жизнь журналиста ничем принципиально не отличается от жизни любого другого человека. Есть и четкий рабочий день (единственное исключение - фрилансеры, которые могут работать дома и просто отдавать в издание уже готовые материалы, но и эта работа требует времени и сосредоточенности, а не пьянок-гулянок каждый день), и нудные будни правки и верстки материала.

Материал никогда не рождается в гениальной голове журналиста готовым шедевром, а правится двадцать раз. Да и интервью далеко не всегда берутся во время шумных вечеринок на борту трансатлантического лайнера, забитого весело тусующимися миллионерами. Равно как и не берутся они во время героических погонь, стрельбы и прочего.

В-четвертых, в любом, подчеркиваю, в любом издании есть четкие расценки. Либо это фиксированная ставка, либо определенная сумма за каждую тысячу знаков. Кроме того, есть среднерыночные расценки. Так что если всем в издании платят 10 долларов за тысячу знаков (в зависимости от качества материала), то кому-то одному не будут платить 50, какой бы замечательной и творческой барышней ни была эта журналистка.

В-пятых, редактора никуда и никогда не пошлешь. А если и пошлешь, то в ответ он пошлет тебя туда же, и придется идти именно туда, куда послали, прочь из теплого уютного издания.

В-шестых, среднестатистический журналист/журналистка одевается, как обычный человек. Если издание большое, серьезное и строгое, то в деловой костюм, если более демократичное, то в обычную человеческую одежду. Ни один нормальный человек не будет одевать платье от Валентино, чтобы весь день протирать его на стуле в редакции.

В-седьмых, среднестатистический журналист/журналистка - обычный человек с обычным характером и обычной физической подготовкой, бывшие спецназовцы и фотомодели среди журналистов встречаются довольно-таки редко. А особо истеричный и оригинальный народ редко приживается в коллективе.

Вот так. Теперь поправлю свой наряд от Прада, пошевелю пальцами в босоножках Манола Бланик, сяду в гоночное Феррари и поеду на веселую тусовку миллионеров. А работа? Ну, я же журналистка, мне все можно!

Только экстренная и самая важная информация на нашем Telegram-канале