…все равно остались в проигрыше, и их голос сейчас едва слышен на уровне местных органов власти в Западной Украине. Их провал на выборах и нынешнее незавидное существование – явление закономерное.

Нынешнее руководство Украины демонстрирует удивительное пристрастие к вышитым полотняным сорочкам, соломенным капелюхам и глиняным свистулькам, считая это проявлением истинного патриотизма. Конечно, поддержку отечественной национальной культуры (о ее развитии остается лишь мечтать), даже если она сводится к отовариванию сувенирами на ярмарке, можно только приветствовать. Вот только жаль, что подобных теплых чувств ни Виктор Андреевич, ни его «любі друзі» не питают к украинской промышленности. Хоть бы кто «Таврию» или, на худой конец, электромясорубку купил бы для поддержки отечественного производителя!

Сыпля бесконечными эпитетами «житница», «сахарница» и т.п., в лагере правых политиков почему-то забывают упомянуть, что Украина – это еще и «кузница». Во всяком случае, таковой она еще была год назад. Сейчас, на фоне неуклонного падения роста промышленного производства, повышения цен на газ и наметившегося разрыва производственных связей украинского ВПК с Россией, мы, возможно, наблюдаем начало превращения Украины в действительно чисто аграрную страну.

Что же в ответ предпринимает Президент? Собирает экстренный совет, приглашает ведущих специалистов или хотя бы бьет в набат? Нет, он лишь предлагает предприятиям экономить энергоресурсы и обещает провести с их владельцами еще один круглый стол. За которым, можно быть уверенным, он скажет то, что мы все уже не раз слышали. Вообще, нетрудно заметить, что заниматься проблемами украинской промышленности у Ющенко нет ни малейшего желания. Она ему менее интересна, чем пчеловодство или расписная керамика.

«І що воно там гудить та смердить?» – обычно думают люди такого склада, озадаченно смотря на завод. То ли дело «садок вішневий коло хати», полногрудые доярки с ведрами парного молока, бегающие по двору куры…

Впрочем, перспективы агропромышленного комплекса тоже довольно мрачные. Ведь у «оранжевой» власти поистине «золотые руки»: к чему ни прикоснется - все вдребезги.

Дело, видимо, не только в том, что украинская промышленность – это в основном Восток и Юг, так обидевшие Виктора Ющенко тем, что отдали свои голоса за его конкурента на президентских выборах. Дело еще и в том, что, к сожалению, в умах значительной части президентской команды, да и самого Виктора Андреевича, явно доминирует «национальная идея», густо замешанная на украинском национализме. Который изначально не нашел в себе места ни для индустриализации, ни для менталитета жителей индустриальных регионов Украины.

Время рождения украинского национализма – рубеж 19 и 20 веков. Место – австрийская провинция Галиция. Тогда это был один из самых отсталых в экономическом плане регионов Европы – и таковым он оставался вплоть до второй половины 20 века, когда вошедшую в состав УССР Галицию начали отстраивать фантастическими темпами. Правда, после стольких лет управления им местными властями, в которые регулярно избираются представители правых «патриотических» партий, он был экономически отброшен на десятилетия назад. Разумеется, проблемы с экономикой переживала вся Украина, однако почему-то наибольшие – как раз ее западная часть, где уровень доходов населения самый низкий в стране.

Заметим, что такое положение, тем не менее, выгодно правым и националистическим партиям, поскольку позволяет им эксплуатировать в своих политических целях нужду населения этого региона – их основной электоральной базой. При этом их, как бедных, но «сознательных» («свидомых») украинцев, противопоставляют жителям Восточных регионов – как якобы русифицированных, не знающих «правды», а то и вовсе «бандитов». С намеком, что именно заблудшие овцы с Востока виновны в бедности жителей «украинского Пьемонта».

Собственно, в том, что украинский национализм направлен как против самой России, так и против всего, что с ней каким-то образом связано – тот же русский язык, являющийся родным для большинства жителей Востока Украины и Крыма, – удивления не вызывает. Когда в 19 веке в Галиции началось национальное движение, то австрийские власти, при активной поддержке местных поляков, постарались придать ему сугубо антирусский характер. Австрийцам было нужно превратить Галицию и ее жителей в базу для дальнейшей войны с Российской империей – с захватом Малороссии и выходом к Черному морю. Поляки же просто мстили России за раздел Речи Посполитой.

Это было весьма непросто – галичане стремились соединиться со своими братьями на Востоке, но не в таком виде, как этого хотела Вена. И они вначале активно стояли на русофильских позициях и даже называли себя русинами или русскими, и лишь часть из них восприняли «украинскую» идею. Однако если украинофилам давали полную поддержку, то русофилы преследовались – и последние из них закончили свою жизнь в австрийских концлагерях, куда их бросили во время Первой мировой войны. В условиях отсутствия плюрализма, единственной и господствующей идеологией в Западной Украине надолго стал украинский национализм.

В 1918-1925 гг. ему пытались (безуспешно) привить идеи социального равенства и даже коммунизма (национал-коммунизм). В 30-х годах «интегрированный национализм» был более похож на обычный украинский национал-социализм. С 1945 года украинский национализм получил новое содержание: борьбу за демократию и самоопределение. Неизменным в нем осталось только одно – крайняя русофобия.

Правда, чем дальше на восток за Збруч, тем меньше адептов находили и находят проповедники этого национализма. Дело в том, что он уж слишком специфический, региональный, создан под жителей западных регионов – как хранителей «украинства», его живых стандартов. А это неприемлемо для большинства жителей не только Восточной, но и Центральной Украины. Однако украинские националистические и правые партии словно не хотят этого понимать – и продолжают придерживаться догм этой идеологии. Как следствие – их электорат сосредоточен главным образом в том же «украинском Пьемонте». И даже их некоторый успех в Киеве поясняется тем, что в последние 10 лет в столицу массово перебираются выходцы их западных областей, которые и голосуют за свои «рухи».

В центральных областях Украины издавна существует и свой вариант национализма, однако он существенно отличается от того, что пришел с Запада. Не узконаправленная русофобия, а скорее типичная для многих народов мягкая ксенофобия – в том числе даже против тех «братьев» с Карпат, которые слишком уж усердно навязывают свои монастырские порядки. Почитания не пресловутого «Пьемонта», а киевоцентризм, не галицкие, а полтавские и черкасские стандарты «украинства». У этого «центральноукраинского» национализма, не отличающегося радикализмом, как его западный собрат, сторонников ничуть не меньше, если не больше. Однако разработкой этого мощного электорального пласта никто серьезно не занимался – кроме правых украинских партий, которые вновь допускают свою главную ошибку – не подстраивают свою идеологию и программы под интересы этого электората, а напротив, стремятся навязать им свои, под видом «общеукраинской идеи». Впрочем, как показывают результаты парламентских выборов, это им практически не удается.

А как же Ющенко? Секрет некоторого успеха Виктора Андреевича как олицетворения «истинного патриота» в том, что он выступил в публичной политике сразу с тремя масками на лице. Первая – либерала, прозападника, которой он соблазнил тоскующих по Евросоюзу молодых людей и нуждающихся в работе потенциальных заробитчан. А вот вторая и третья, соответственно, – это маска патриота с точки зрения западноукраинского национализма, ратующий за придание воинам УПА статуса ветеранов, и доброго украинского пасечника – такого себе кумира селян Приднепровья.

Региональная замкнутость украинских националистов западного толка не была бы большой бедой – региональные партии существуют не только в Украине, – если бы не их упорные мессианские замашки.

Во-первых, считая менталитет и русский язык жителей восточных и южных областей «вредным для украинской державности», они ставят своей целью «исправить их». Слава Богу, не так, как это делали бандеровцы – убивая всех, кто не хотел перековываться под их стандарты. Нет, вместо быстрого метода решения проблемы с помощью удавки и топора, современные националисты проводят медленную и мирную украинизацию, рассчитывая достигнуть конечной цели тогда, когда русскоязычные и неправильно думающие граждане Украины вымрут естественной смертью, а на смену им придет стопроцентно украиноязычное и украиносознательное поколение.

Однако переживший две украинизации – при Кагановиче и при Хрущеве – русскоязычный люд сопротивляется и третьей, прекрасно видя, как к нему относятся некоторые партии. Отсюда возникает неприязнь к ним, а затем и какая-то неприязнь и к тем, кто разделяют идеологию украинского национализма – то есть и к электорату этих партий. Таким образом, по сути, украинский национализм активно провоцирует политический раскол Украины. Но это только половина проблемы.

Атрибутом «русскости» Донбасса и других промышленных регионов Украины для украинских националистов были не только русский язык или приходы московского патриархата. Как ни странно, но им же стали и заводы, построенные столь ненавистными националистам русскими царями или «московскими большевиками». Интересно, что в 20-х годах национал-коммунисты выступали против индустриализации Украины, считая это продолжением «царской политики». Украинский патриотизм связывали с селом – там, дескать, а не в городах и заводских поселках, живет истинно украинский дух и культура. В принципе, отчасти это было верно – украинский национализм искал свои корни в абсолютно аграрной «козацкой Украине», да и его последовали жили в основном в селах.
Однако его грубейшей ошибкой было отбрасывание Украины промышленной как «непатриотической». Заметим, что до подобного не додумались националисты европейских стран! Лишь украинские довели противостояние «украинофилы-русофилы» до опереточного «деревня против города». А украинская промышленность стала как бы и не украинской по своему духу.

Добавим: дымящиеся трубы заводов отнюдь не интересны и украинским прозападникам, которые мечтают о «высоких технологиях», представляя, как они сидят в офисе и лениво стучат пальцами по клавиатуре.

Вот почему команда «щирых патриотов» во главе с Виктором Ющенко проявляет такое пренебрежение к индустриальному Востоку Украины и промышленности как таковой.