...была задекларирована Злука УНР и ЗУНР. Символический акт, провозглашенный на Софийском майдане, так и остался протоколом о намерениях.

Геополитическая ситуация не способствовала тогда идее украинской соборности. Но не только внешний фактор сыграл свою злую роль в судьбе объединенной УНР. Внутренние противоречия были не менее ощутимы. Возможно, что именно они и сделали события 22 января 1919 года казусной акцией.

Лидеры УНР и ЗУНР представляли слишком разные политические силы. На самом деле, уже тогда сложилась сегодняшняя картина конфликта между двумя «Украинами». Имея совершенно другие конфигурации и иные политические бренды, скрытые конфликты 1919 года, по сути, отражали одну и ту же проблему - двуединую сущность украинской национальной идеи.

Одна ее часть была выпестована в условиях либеральной Австро-Венгерской монархии, под покровом европейского либерализма и парламентских выборов. Другая - прошла жесткий естественный отбор в борьбе с Российской империей, с гнетом царизма, полицейским беззаконием и отсутствием парламентских методов борьбы (не считая короткого периода с 1906 по 1915 годы).

Одни знали, что надо делать (строить государственность), но не знали как. Другие - знали как это делать (с помощью оружия), но не знали, что должно получиться в итоге. Парадоксально, но факт: лидеры тогдашних УНР и ЗУНР были очень похожи на сегодняшних лидеров Левобережной и Правобережной Украины. Похожи в своем отличии друг от друга, в своем делении на две «Украины».

Это заявление может вызвать праведный гнев не у одной сотни академиков, профессоров, докторов различных наук. Вчера они писали многотомные трактаты о «партии» и «борьбе с украинским буржуазным национализмом». Сегодня создают ученые советы по «демократическому национализму» и «борьбе за волю». Так вот, по их мнению, Злука 22 января 1919 года была вершиной украинского национально-государственного строительства. Помешало воплотить ее в жизнь лишь огромное количество внешних врагов.

О различиях между политическими, идеологическими, наконец, культурными ценностями лидеров УНР и ЗУНР наши академики предпочитают стыдливо умалчивать. Но если в ЗУНР большинство было у правых партий, то в УНР к власти постоянно приходили либо социалисты, либо просто атаманы (то есть, говоря на сегодняшнем языке, «лидеры незаконных вооруженных формирований»).

У этих двух политических элит была слишком разная социальная природа, и договориться между собой им было не просто. Они не очень доверяли друг другу, и на протяжении 1919-1920 годов между ними происходили конфликты, отягощенные обвинениями в предательстве. То галичане предали Петлюру, договорившись с деникинцами, то сам Петлюра предал галичан, договорившись с Пилсудским. Как можно было строить общее государство при таком уровне доверия?

Мотивы, толкнувшие Директорию УНР и президента ЗУНР Петрушевича во взаимные объятия, понятны. К январю 1919 года положение этих двух республик было незавидным. На УНР наступали со всех сторон большевики, Антанта с деникинцами и просто атаманы. ЗУНР просто-напросто выдавливали из Галичины, снабжаемые французским оружием поляки (вот она, верность Антанты!).

Общими усилиями УНР и ЗУНР, конечно, могли дать отпор. Но и силы были неравны и, как мы уже говорили, взаимного доверия было мало. Поэтому Злука так и осталась несбывшейся мечтой (на то время).

В условиях хаоса гражданской войны, постоянной смены столиц, бегств и переворотов не было дела до создания общих государственных структур, выработки общей политики, объединения военных сил. Фактически, УНР и ЗУНР продолжали действовать как две отдельные армии, дружащие между собой.

Союзники так и остались союзниками, а в политике, как известно, вместо одних союзников могут появляться другие. Отсюда и обвинения во взаимных предательствах.

...Но с начала девяностых в сознание украинцев постоянно запускается миф о 22 января как Дне Соборности. Мифы - обычное явление в истории любого молодого государства. Только освобождение от их плена бывает очень болезненным. А если освободиться от пластов мифологии, получается любопытное совпадение.

Лидеры Директории частично были социалистами, частично тяготели к России, частично хотели просто заниматься разбоем, формируя криминальный капитал. ЗУНР, напротив, отстаивала «европейский выбор» и искала союза с немцами и австрийцами. Чем не нынешние Партия регионов и НУНС? Сравнение, конечно, никуда не годится, если читать его буквально, но мы сейчас не об этом.

За прошедшие девяносто лет остались неизменными геополитические реалии, делящие Украину на две части (экс-австрийская и экс-российская). Как раз главной задачей современного украинского государства, возникшего в 1991 году, должно было стать преодоление этих различий. Вместо этого и с востока, и с запада страны пошло противоположное движение, приведшее в 2004 году к росту федералистских настроений и угрозе раскола страны.

Сумеют ли сегодня элиты договориться и выработать общую социально-политическую линию, придумать, наконец, национальную идею и заставить людей поверить в нее? Если сумеют, то День Соборности, на какое число его ни назначь, будет актуальным. Если нет, то 22 января так и останется примером несбывшихся надежд.
Только экстренная и самая важная информация на нашем Telegram-канале