…вернуться. Наверняка нас ждет если и не Майдан-3, то что-нибудь аналогичное по размаху. Чтобы весь мир снова ахнул и почесал в затылке. Один раз история повторяется в виде фарса, а второй раз – в виде чего?

Редакция From-UA заранее просит читателей не принимать слишком близко к сердцу все нижеизложенное.

Долой всех!

Сначала первые блокировали вторых, потом вторые блокировали первых, а третьи думали, что же им с этого будет. Палатки ставили лихорадочно. Даже не для того, чтобы чего-то добиться, а просто ради процесса. Кайф можно получать разными способами. Палатка гражданского протеста, оказывается, возбуждает не хуже, чем приятные формы.

«Вот у россиян символом революции были танки, а у нас палатки!» – сказал как-то главный милиционер страны. Оно и понятно. В России палатку ставить неудобно. Можно отморозиться. Когда на улице минус тридцать самое время залезть в танк.

А в это время Владимир Владимирович Путин (сокращенно – ВВП) поменял окно, прорубленное в Европу еще Петром Первым. Окно было хорошее, стояло триста лет, но дерево вышло из моды. Пришлось менять на металлопластик. Совсем как у соседей по великолепной семерке, или как это теперь называется – «восьмерке». А мы все блокировали и блокировали.

Если так дальше будет продолжаться, впору блокировать пожарные части, санэпидемстанции, «скорую помощь». Необходимо прорваться на берега Днепра и установить полный контроль над островами. Кто сказал, что Труханов должен быть вне политики? Почему там до сих пор никто не разбил палаточный лагерь?

Если Днепра будет мало, можно перекрыть мост метрополитена, выставить пикеты на выходах из станций киевской подземки. Та партия, которой удастся хотя бы на пару часов заблокировать выход из «Вокзальной», наверняка должна будет сформировать правительство. После такого подвига задачи, стоящие перед Кабмином в социально-экономической области, будут сущими пустяками.

Если даже такое блокирование не поможет, придется, не побоюсь этого слова, пойти на крайние меры. Взорвать все стационарные коммунальные туалеты и временно нейтрализовать их мобильные аналоги. Посмотреть, что в столице произойдет после этого? Сделать выводы и провести круглый стол с повесткой дня:

  • Выход из биологического и политического кризиса.

  • Условия деблокирования туалетов и вокзалов.

  • Пути дальнейшего развития диалога по поводу парламентской реформы в отдельно взятой Раде в предельно сжатые сроки.

  • Формирование максимально широкой коалиции с мягким составом участников.

    В целом, чем шире коалиция, тем она, наверное, прочнее. Узкая коалиция оранжевых сил не имела будущего. Размер не тот. Страна все-таки шире, чем диаметр апельсина.

    Однако у узкой коалиции цветных политических сил все-таки был шанс. Болгарский спецназ, летевший на стажировку в Брюссель, перепутал карту и прилетел в Борисполь. Его встретили как родного и сразу повезли на учения.

    Потом поступила информация, что этот спецназ в полном составе перешел на сторону противника, играть за большие деньги в хоккейной команде «Горняк». Какой там Брюссель, какая там София, когда, не сходя с места, дают материальное убежище.

    Пойти на разгон?

    А ВВП тем временем ездил на мини-карах, показывал любимый «Запорожец» и ни о чем не думал. Свежие стеклопакеты радовали глаз. Хочешь – открыл окно настежь и дыши воздухом свободной Европы. Не хочешь – закрыл и сохраняй национальный колорит, изолировавшись от посторонних шумов.

    Слово взял Глава. Суть его обращения к «своей нации» сводилась к тому, что если кто-то думает, что указы можно не выполнять, то это неправильно. Указы выполнять надо. Если самый страшный указ будет подписан, его тоже придется выполнять. Иначе наступит День Гнева. И тогда уже всем будет не до просмотра вечерних сериалов.

    В ответ на это спикер прилюдно исполнил песню «Когда меня ты позовешь, боюсь, тебя я не услышу!».

    Чтобы решить, подписывать этот самый страшный указ или нет, пришлось обратиться к экспертам из Доминиканской республики. У них конституции менялись 36 раз. Достойный опыт. Доминиканцам в Киеве понравилось. Хотят приехать еще.

    Наверное, кто-то из них предложил вернуть к жизни традицию в наиболее пораженческие моменты отечественной истории приступать к написанию универсалов. Нашим понравилось, и универсал стали писать всей компанией. Позвали даже киевских коммунаров, до сих пор поднимавших восстание на заводе «Арсенал». Их прямо из этого будущего Лувра на тачанках повезли в Мариинский дворец фотографироваться с международными туристами, простите, посредниками.

    Универсал они, конечно, допишут. И размножат на ксероксе. И отправят президенту Бушу на согласование. Бушу придется выучить украинский за то, что на нем написан Пятый Универсал, и русский только за то, что на нем говорит Майдан.

    А потом на Майдан выйдут два человека, мужчина и женщина. И посмотрев на взбудораженный Крещатик, он спросит: «Ты помнишь, как все начиналось? Все было впервые, не вновь». И посмотрев на его одухотворенное лицо, она ответит: «Меня сейчас 2009 год больше волнует, а не эта лирика для фанатиков».

    Оранжевый туризм

    Если японцы хитом своей экономики сделали электронику, саудовцы – нефть, а израильтяне – внешнюю помощь, то Украина может совершить прорыв на ниве политического туризма. Майдан нам поможет. Такого в мире больше нигде нет.

    Все равно парижская площадь Согласия уже всем надоела. Гильотиной никого в пресыщенной зрелищами Европе не удивишь. А вот Майданом можно. Майдан должен стать символом вечной свободы для всего мира, для полинезийцев и йеменитов, ямайцев и швейцарцев, норвежцев и таиландцев. Из Борисполя их надо везти прямо туда. Загружать в палатки с «Dolby Digital» и врубать трансляцию митинга. Потом тащить на блокаду Кабмина и Администрации Президента. Посыпать голову искусственным снегом и обратно в палатку. Наиболее богатых и сытых отправлять за водой к соседним бюветам.

    Выдать всем оранжевые шапки, пальто и куртки. Не обращать внимания на тридцатиградусную жару. Ночью провести штурм палаток силами местных бомжей, переодетых в форму российской антитеррористической группы «Альфа».

    Заставить все время смотреть на свои руки и повторять, что эти руки ничего не крали. По окончании тура отвезти на Певческое поле, выдать всем листики и провести конкурс на лучший текст Пятого универсала. И тогда нас правда будет 52 миллиона.

    …А страна улыбнулась и дальше пошла.