…каждый появляющийся персонаж все более убог своими «достижениями». Вот в Полтавской областной администрации всерьез заговорили о праздновании юбилея Гадячского договора, причем под прессом цинизма власти чиновники забывают, что в этом году будет и юбилей страшного погрома самой Полтавы руками героя этого самого договора…

Новый хауптман Украины

После смерти Хмельницкого Украина была на грани появления монархического наследственного правления, ибо новым гетманом (от немецкого «хаупт»-голова, «ман»-человек) должен был стать и фактически стал Юрась, сын Богдана. Но пост и открывающиеся возможности гетманства привлекали «к булаве» и других товарищей.

О том, кто и как «грузил» Юрася необходимостью его отречения, стоит только догадываться, как и о том, почему на булаву столь же активно не претендовали авторитетные полковники, даже имевшие родство с Хмельницким, например, шурин умершего гетмана, нежинский полковник Васыль Золоторенко.

Но хауптманом стал генеральный писарь и «как его официально величали «дорадник Юрия Хмельницкого» Иван Выговской. Свое избрание он оформил по всем правилам казацкой демократии – с созывом рады в Корсуне, киданием вверх шапок, стрельбой из пистолей и десятками литрами горилки.

«Уши» гетманской узурпации вылезли практически сразу же после опохмеления. Как и сегодня, Украина была предметом претензий и «сферой интересов» многих государств, хотя «де-юре» входила в состав Российского царства и даже вела войну с Польшей. Однако новый гетман Выговской договорился со всеми, с кем не желал мириться Хмельницкий – с татарами, шведами, и, наконец – поляками. Делу Богдана Хмельницкого пришел конец.

Предательство – дело семейное или корпоративное?

Cам Иван Остапович Выговской был родом из зажиточных шляхтичей. Он закончил «могилянку» и устроился работать на престижной должности помощника польского судьи в Луцке и писарем у Яцека Шемберка – комиссара Речи Посполитой над Войском Запорожским. Яцек фактически был надсмотрщиком за запорожцами после восстаний 1637-1638 годов и проводил жесточайшую политику. Первым помощником этого «контролера» и был Выговской.

После Иван Остапович попал в реестровое войско, в котором он не только служил, но и участвовал в карательных операциях против украинцев. В 1648 году в битве под Желтыми Водами его зацепил арканом татарский джигит и собирался было наварить на нем бабки на кафском рынке рабов. Но судьба подмигнула Выговскому, и его выкупил у татарина сам Богдан Хмельницкий. В связи с чем вспоминается пословица о пригретом на груди ползучем пресмыкающемся.

Выговской оценил ситуацию и служил как цепной пес – будучи человеком грамотным, он ездил на переговоры, услуживал гетману. Что характерно, ни в одном из источников нет описания его военных подвигов, а ведь шла тяжелая война украинского народа за свою свободу. Выговской предпочитал бороться за нее в тылу и ждать…

Когда, став гетманом, Выговской бросился в польские объятия, первыми в этом деле его поддержали его братья, быховский полковник Данило Выговской (большой любитель поляков, настолько, что даже не позволил разрушать шляхетскую цитадель Люблин), турово-пинский полковник Константин Выговской, овручский полковник Васыль Выговской.

Помимо братьев, самозваного гетмана Выговского поддержала вся «ориентированная на Польшу» старшина – генеральный судья С. Зарудный, писарь И. Груша, полковники Г. Лесницкий, П. Тетеря, М. Ханенко. Идейным вдохновителем братания с поляками был Юрий Немирич.

На этом господине стоит остановиться подробно для того, чтобы стало ясно, кто и зачем пришел к власти в Украине. Чингиз Айтматов называл таких людей «манкуртами». Немирич был крупнейшим помещиком, гнобившим украинских селян, занимал пост киевского подкомория. Немирич прошел полный курс обучения в различных подрывных заведениях того времени – университеты Лейдена, Базеля, арианскую академию в Ракове. Он был лидером протестантизма и насаждал его в Украине. Юрий Немирич со своим братом Степаном сознательно воевали в составе польской армии против восставших украинцев. Но в 1657 году он неожиданно переходит на сторону Хмельницкого и даже принимает православие, когда до смерти Хмельницкого и воцарения пропольского Выговского оставались считанные дни…

Предают не все

Узурпация власти и мгновенное лизоблюдство перед поляками вызвали в украинском обществе смутные чувства. С одной стороны, так поступал гетман, но с другой возникал традиционный вопрос: «За что боролись?». Озлобление вызывало и то, что «образцовый демократ» Выговской запретил запорожцам участвовать в выборах гетмана, а после и запретил завозить на Сечь продукты и вести с ней торговые отношения. Сегодня это называется «экономические санкции».

Первыми против изменника выступили запорожские казаки во главе с кошевым атаманом Яковом Барабашем и полтавским полковником Мартыном Пушкарем. Их поддержали представители простого крестьянства – дейнеки (от турецкого «Дейнека» - дрючок), которых привели М. Зеленский, И. Искра. Поддержали восставших и полковники Филон Джеджалий и Степан Довгаль. То есть восстание против Выговского носило народный характер.

350-лет назад, весной 1658 года, Выговской подтянул свои отряды под Полтаву и, дождавшись подхода немецких наемников и крымской орды Карач-бея, предъявил Пушкарю ультиматум. Однако восставшие перехватили инициативу и разгромили гетманское войско и принялись грабить обоз. Этим воспользовались татары и немцы и нанесли восставшим контрудар. Пушкарь погиб в бою, а его отрубленную голову выставили напоказ. Вожаки восстания были казнены, а Полтава подверглась неслыханному погрому, после чего была сожжена. Так закончилась первая Полтавская битва…

Договор в Гадяче

В условиях разворачивающейся войны с Россией Немирич торопил гетмана подписывать договор с Польшей, который он скоренько разработал. 16 сентября 1658 года сам Немирич и Павло Тетеря (с польской стороны К. Беневский и К. Евлашевский) подписали в Гадяче сепаратный договор. Согласно нынешним учебникам истории и политическим заявлениям, Украина по этому договору становилась независимым Великим княжеством Русским (обратите внимание!). Но независимость та была гипотетической и фальшивой.

Во-первых, поляки признавали Украину федеративным членом Речи Посполитой. Кстати, чего нынешние власть предержащие так боятся федерализма, если они так восхищаются условиями Гадячского договора? И все же федерация – не есть независимость.

Во-вторых, украинскую независимость обрезали до трех воеводств, на территории которых находились польские войска, которые должны были подчиняться гетману. Подчиняться на бумаге, естественно.

В-третьих, «незалежную» фигуру самого гетмана одобрял и утверждал польский король, видимо, по правилам «польской федерации». А еще в Украине узаконили униатов! Словом, согласно нынешним представлениям научно-политической элиты, договор был «самый цимес»!

Бог шельму метит

Поляки добились своего - все завоевания Хмельницкого стараниями Выговского и Немирича свелись на нет. Варшава утвердила Гадячский трактат, но войск для войны не дала.

Венцом предательства, как, собственно, и деятельности гетмана Выговского, стала битва под Конотопом, где сепаратисты при поддержке своих татарских союзников разгромили московское войско князей Трубецкого и Ромодановского. Но это был лишь тактический успех. Украина увидела, КТО встал у руля государства.

Против Выговского уже открыто выступили полковники Иван Беспалый, Тимош Цюцюра, Василь Золоторенко, Иван Сирко. Даже Иван Богун, который был противником союзов как с москалями, так и с поляками, был против гетмана-изменника.

Когда восставшие грохнули «продвинутого протестанта» Немирича, Выговской публично отрекся от власти и уехал в Польшу. Там через некоторое время его бывший помощник, а теперь гетман польского правобережья Павло Тетеря обвинил в измене и по приказу полковника С. Маховского Выговского расстреляли под Вильховцами (недалеко от Черкасс). Изменники-братья Выговского, как и полагалось такой категории лиц, отправились познавать красоты Тобольского края.
Только экстренная и самая важная информация на нашем Telegram-канале