…кандидата от КПУ и СПУ на президентских выборах.

«В политике можно объединяться даже с самим чертом – нужно только быть уверенным, что ты проведешь черта, а не черт тебя».
Карл Маркс и Фридрих Энгельс, специально для П. Н. Симоненко и А. А. Мороза




Учение Маркса всесильно, потому что оно верно

Впервые за последние 15 лет к украинским коммунистам пришло ощущение политического комфорта. Вплоть до 2000 года «комми» ходили в ранге «главных врагов нации» и немало способствовали консолидации всего остального политикума, который ныне оказался по разные стороны баррикад.

Многолетний ажиотаж вокруг «красного реванша» имел свои причины. Во-первых, реванш действительно был относительно реален, ибо популярность коммунистов среди населения росла по мере «демократических реформ», а силы, оппонировавшие Компартии, были слабы и разрозненны. Во-вторых, «красная лихорадка» служила удачным сопровождением передела собственности, была своего рода знаменем периода «первоначального накопления капитала».

Как только основная часть заводов, газет, пароходов нашла своих «мистеров Твистеров», потребность в «коммунистической груше» отпала. К тому времени в социальной структуре общества произошли труднообратимые изменения, избирательная база левых партий значительно сузилась. Кроме того, у «буржуазного» правящего класса появился новый, куда более опасный противник в лице западного капитала, попытавшегося в 2000 - 2001 годах совершить в Киеве «бархатную революцию» и привести к власти своих протеже.

Общественная роль коммунистов изменилась – из одной из движущих (хоть и пассивных) сил они превратились в игроков второго плана. Электоральный ресурс КПУ несопоставим с экономическими рычагами, которыми располагают центристы (представители национальной буржуазии) и правая прозападная оппозиция. А потому и отношение к коммунистам в корне поменялось.

В 2002 - 2003 гг. идеологические неприятели – «Наша Украина» и БЮТ – с восторгом приняли Компартию в свои объятия и немало потрудились над тем, чтобы дезавуировать образ «вражины-коммуняки» в Западной Украине.

Затем, начиная с лета 2003 года, наметилось потепление между последователями Маркса и их классовыми противниками – национальной буржуазией. Благодаря тому, что коммунистов удалось заинтересовать политреформой, центристы были как никогда близки к победе над правыми.

Во имя совместной борьбы с влиянием Запада мягкий альянс коммунистов и центристов сохраняется и сегодня. Благодаря этому Компартия полностью вышла из-под удара, имеет доступ к средствам массовой информации, которыми владеют центристские силы, и получает поддержку от своих «буржуазных союзников» по ряду важных вопросов.

Поскольку для центристов «комми» давно не являются основными политическими конкурентами, им позволяется свободно упражняться в своей риторике и протестовать – даже против приватизации «Криворожстали», называя это «первым шагом, который создает материальную базу для захвата политической власти в стране». Поскольку понимающим людям ясно, что политическая власть в Украине и так находится под контролем национальной промышленной буржуазии, то и обижаться на коммунистов, сигнализирующих своим сторонникам: «Мы есть! Мы боремся за вас!» - не приходится.

Пока мы едины…

Политический комфорт коммунистам сейчас весьма кстати. Рейтинг Коммунистической партии и ее лидера оставляет желать лучшего. КПУ по-прежнему занимает вторую позицию в рейтинге популярности с 12 процентами, а вот ее лидер Петр Симоненко уверенно спустился на третью ступеньку (10%), уступив место премьер-министру Виктору Януковичу.

Снижение рейтинга коммунистов происходит в основном за счет усиления позиций центристов. Например, в рейтинге партий за КПУ следуют Партия регионов и СДПУ(о) (ядро центристской коалиции), которые в сумме почти догоняют Компартию (11%).

Законы о выборах на пропорциональной основе и политреформа (в случае ее реализации) открывают перед «комми» новые заманчивые перспективы «мини-реванша». Вопрос, конечно, не о том, чтобы вновь стать одной из движущих сил украинской политики: боевых стариков, аккуратно посещающих избирательные участки, для этого явно недостаточно. Но прекратить падение и закрепиться в качестве игрока первой лиги, без которого «сильные мира сего» не обойдутся при решении жизненно важных вопросов, Компартии вполне под силу.

Но для этого необходимо ударно подготовиться к парламентским выборам, которые, не следует исключать, могут состояться и раньше 2006 года.

Кстати, избирательная реформа и развод КПУ с правой оппозицией, похоже, надолго решила вопрос укрепления рядов Компартии. Недовольные «правым креном» партийцы удовлетворились выравниванием генеральной линии партии. А Леонид Грач, с именем которого связывала свои надежды внутрипартийная оппозиция, скорее всего, вновь сосредоточится на крымском направлении. Пропорциональная система выборов в Верховный Совет Крыма позволит Леониду Ивановичу сдержать свое обещание и вернуться в автономию «на белом коне».

Кто такие социалисты и почему они борются?

Если масштабно взглянуть на левый спектр украинского политикума, то Социалистическая партия выглядит маленьким, но мобильным клоном КПУ. И по своей истории, и по идейному наполнению социалисты не являются объективным и долговечным фактором политической жизни. В результате череды расколов СПУ давно должна бы раствориться в рядах других игроков, если бы не один субъективный фактор. Имя ему – Александр Мороз.

Своими успехами и длительным автономным плаванием Соцпартия всецело обязана технологичному маневрированию Александра Александровича, его команде, а также конъюнктуре, которую социалистам удавалось использовать с пользой для себя. Однако день сегодняшний вновь ставит перед СПУ задачу политического выживания. Если коммунисты в парламенте следующего созыва окажутся в любом случае, то Соцпартия, рейтинг которой сейчас не превышает 4%, может оказаться за бортом, даже с учетом благоприятной избирательной системы.

Поэтому желание Александра Мороза укрепить свои позиции, выступив единым кандидатом от левых сил, вполне понятна. Как и понятна в целом суета социалистов, раскладывающих многовариантный пасьянс своего участия в выборах: в коалиции с КПУ, с «Нашей Украиной» и БЮТ, с одним БЮТ, наконец – самостоятельно.

Похоже, что последний вариант социалистами рассматривается как приоритетный. В варианте «СПУ+НУ» Александр Мороз явно не может быть номером первым, а потому, с учетом потребности в раскрутке к парламентской кампании, эта комбинация отпадает. В варианте «СПУ+КПУ» коммунисты, по той же причине, отказались рассматривать А. Мороза в качестве единого кандидата, хотя уровень доверия избирателей к Сан Санычу (23%) значительно выше, чем к Петру Николаевичу (13%).

В итоге, если ранее социалисты пытались торговаться с «нашими украинцами» по схеме «либо политреформа, либо Мороз –кандидат», то теперь, как сообщил один из лидеров СПУ Юрий Луценко, его партия выдвинет своего лидера независимо от результатов переговоров с блоком «Наша Украина». Съезд социалистов намечен на 5 июля, а принятие политреформы до этого времени «вряд ли реально».

Юрий Луценко также сообщил о том, что секретари КПУ и СПУ определились с тем, что «создание единой партии является невозможным». Удивляться этому также не приходится, ибо Коммунистов это объединение интересует лишь с той точки зрения, что исчезновение брэнда Соцпартии с политического горизонта автоматически прибавит им голосов, а социалистов вариант слияния привлек бы только в том случае, если бы лидером единой партии стал А. Мороз. А это, с учетом интересов руководящей команды коммунистов, малореально.

Таким образом, и коммунисты, и социалисты идут на президентские, а возможно – и на парламентские выборы отдельно друг от друга. На этом фоне почти сенсацией прозвучало заявление Александра Мороза о том, что его избирательная кампания будет основана на «конструктивном позиционировании». «Мы не собираемся критиковать власть, потому что считаем, что это – вчерашний день… Мы хотим объяснить людям, какую Украину мы видим в перспективе».

Так уж повелось, что Сан Саныч в свое время выступил застрельщиком жестких нападок на власть. Поэтому, возможно, социалисты вновь выступают законодателями новой политтехнологической моды.

Подводя итоги очередного этапа в развитии украинских левых, однозначно не приходится говорить о том, что они «ничего не поняли, ничему не научились», напротив, и «провластной» и «оппозиционной» украинской буржуазии сегодня есть чему поучиться у КПУ и СПУ…