… нефть.

Нефтяная империя

Еще 10 лет назад кремлевская власть считала, что ее опорой должны быть несколько сотен «крупных бизнесменов», которые-де и смогут обеспечить ей стабильность. И решила их создать, щедрой рукою жалуя избранной группе лиц самое ценное государственное имущество – промышленно-сырьевые монополии.

В принципе, Борис Ельцин ничего нового не придумал. Как известно, власть и на Руси издревле опирается на выбранную группу «служивых людишек», труд или верность которых оплачивала либо бенефицией, либо вотчиной. В СССР также была подобная система стимулирования. Партийные чиновники лишь пользовались автомобилями, дачами, квартирами и прочими благами, но только до тех пор, пока служили государству. С начала 1990-х создалась вотчинная система, когда за поддержку или службу жаловали в вечное пользование (частную собственность) домишком, заводишком, компанией.

В мире существует несколько моделей власти, которые могут осуществляться под любой идеологией, но оставаться неизменными. К примеру, в Поднебесной под знаменем коммунизма (или что там у них сегодня) выступает все та же древняя китайская бюрократия. В США система власти больше напоминает римскую, где правят семьи «патрициев», сознающих, что патрициями они являются до тех пор, пока сильна и крепка Америка. В России же вместо патрициев образовались самые что ни на есть удельные князья, озабоченные лишь собственными доходами. Заплатить налог в казну государству или пустить средства на полезное для страны дело для них было тем же самым, что древнерусскому князю заплатить татарскому хану «дань за двенадцать лет».

Поэтому обратный процесс – изъятие вотчин – также вполне понятен, и с исторической точки зрения закономерен. Опорой власти и государства стали те, кто действительно нуждается в государстве – российская национальная буржуазия. Либеральная олигархия работала лишь на свой интерес, игнорируя потребности укрепления государства, и Путин реализовал интересы национальной буржуазии, как и в свое время Ришелье, Генрих VIII или Иван Грозный, поставив перед олигархами условие: либо служба интересам государства, либо конфискация.

Словом, история в очередной раз повторилась, и теперь можно ожидать превращения России в новую экономическую империю.

Общее достояние

Отечественному обывателю вот уже 15 лет навязывается мнение о том, что «империя – это плохо». Однако, как легко догадаться, «плохо» это только для того, кто это мнение навязывает.

Реально же империя – лишь способ организации, причем наиболее эффективный для скорейшего роста или экспансии. Либеральная модель свободной экономики, когда ждут, что «все наладит рынок», в России, в частности, привела к тому, что умерли целые отрасли промышленности.

Основная задача Кремля на пути к возрождению «империи» – вырвать назад из рук олигархов такой важный источник дохода, как нефть. Думается, что резкое подорожание нефти только подстегнуло государство. Конечно, одним указом посадить олигарха на кол и отписать его вотчину в казну сегодня невозможно.

Однако выход есть. Например, ЮКОСу предъявлен счет в размере 2,8 млрд. долларов США, которые компания задолжала казне за 2000 год, кроме того, налоговая готовит счет за период 2001-2003 годов. Это грозит компании банкротством, выставлением на торги. Следом за ЮКОСом «гнев государев», похоже, обрушится на компанию ТНК-ВР, которой грозят заморозить лицензии на добычу нефти – ведь недра и их содержимое принадлежит государству. Наконец, предлагается и такой вариант: пусть олигархи качают и продают нефть, но при этом большую часть прибыли выплачивают в казну.

Вполне серьезно рассматривается вопрос конфискации акций проштрафившихся (т.е. не пожелавших трудиться на общее благо) нефтяных компаний в пользу государства. Если вспомнить, что основной газовый монополист России – АО «Газпром» – всегда находился в госсобственности, то процесс реприватизации нефтегазовой отрасли и перераспределения ее сверхдоходов на благо всей экономики имеет все шансы на успешное завершение.

Доходы от экспорта «черного золота», которые уже позволили России создать стабилизационный фонд в размере почти ста миллиардов долларов, могут быть эффективно использованы на экономическую поддержку российской национальной буржуазии в виде внутренних инвестиций или стимулирующих дотаций. Наконец, если нефтедоллары не будут тратиться на закупку окорочков, футболок, китайских телевизоров, а простимулируют развитие науки, производства высокотехнологичных российских товаров, поспособствуют созданию российских рабочих мест и российских миллионеров, то от этого выиграет все государство в целом.

Таким образом, вопрос о том, кто будет иметь прибыль с проданной нефти и газа, уже практически решается. На очереди решение вопроса о том, как организовать стабильную доставку российских энергоносителей покупателю.

Секрет ТЭКа

Россияне не скрывают, что именно благодаря эффективному использованию потенциала своего ТЭК они рассчитывают к 2020 году увеличить свой ВВП в 2,8 раза (при благоприятных ценах на нефть) или, по крайней мере, в 2,3 раза - при менее благоприятных внешних условиях.

В чем же состоит секрет эффективного использования топливно-энергетического комплекса РФ? В чем изюминка энергетической стратегии России? По остроумному замечанию заместителя председателя Комиссии Совета Федерации России по естественным монополиям Валентина Межевича, вся энергетическая стратегия заключается в двух основных вопросах: хватит ли ресурсов в стране и какую часть энергетических богатств мы можем экспортировать. С подобным определением трудно не согласиться, однако оно не будет «работать», если не ответить еще на один вопрос, а именно: куда и по каким маршрутам будет Россия экспортировать свою электроэнергию, нефть и газ.

Насчет «куда», в принципе, понятно – туда, где за все эти энергетические сокровища могут заплатить подороже – на Запад. А вот с ответом на вопрос «как» несколько сложнее, ибо в результате распада теперь уже легендарного СССР, именно в западном направлении Россия оказалась отрезанной от основных импортеров энергоносителей поясом новых независимых государств, с каждым из которых приходится «договариваться».

Пикантной же особенностью этого диалога является то, что означенные державы-соседи, столь независимые по своему официальному статусу (герб, гимн, президент, парламент и прочее), на самом деле очень и очень зависимы от поставок этих же самых энергоресурсов, в особенности нефти и газа. Тут-то и начинается борьба интересов, причем не только экономических, за то, чтобы газ и нефть до своих конечных (богатых) потребителей все-таки дошли.

Эквилибристика наблюдается с обеих сторон: силы, находящиеся у власти в транзитных государствах, пытаются заручиться гарантиями поставок российских энергоносителей и одновременно не поступиться драгоценной «национальной» идеей – не вкладывать же в руки доморощенной оппозиции козырь, столь выгодный в борьбе за власть. Россия же вынуждена терпеть ужимки и прыжки «независимых» метаний своих соседей, ибо крепко привязана к ним пуповиной нефте- и газопроводов.

В нефтяном вопросе «договориться», как ни странно, получается намного проще, чем в газовом. Объясняется это тем, что нефтеперерабатывающая промышленность западных соседей России по бывшему союзу была изначально ориентирована на привозное сырье и обладает мощностями, несопоставимыми с собственными потребностями этих государств в топливе и смазочных материалах. Стать же экспортерами нефтепродуктов, не имея собственной сырьевой базы (подобно тому, как республики Балтии в середине 1990-х вдруг вдруг превратились в «экспортеров» цветных металлов, поступающих через «прозрачные» западные российские границы), попросту невозможно: миллионы тонн нефти контрабандным путем не провезешь. Закрывать же простаивающие предприятия себе дороже: разом остаешься без топлива, зато с повышенной социальной напряженностью.

Вот и пришлось расплачиваться собственностью – нефтеперерабатывающими заводами, которые с большим удовольствием принимали под свое крыло российские нефтяные компании – с выплатой долгов к тому времени уже практически разорившихся НПЗ, обещаниями (в большинстве своем – выполненными!) по реконструкции и обеспечению сырьем. Получив возможность перерабатывать «черное золото» на промежуточных этапах транспортировки, нефтяные гиганты ничего не теряли, напротив – приобретали возможность экспортировать далее на запад уже продукты переработки нефти – товар более дорогой и более востребованный. Одновременно они получали возможность усилить свое влияние в транзитных странах на всех уровнях, вплоть до парламентского лобби, получали налоговые льготы и, наконец, замыкали технологическую цепочку от скважины до бензоколонки, воплощая в жизнь голубую мечту любого производителя – продавать ВСЕ: от сырья до готовой продукции.

Учитывая масштаб и важность «нефтяной» задачи России, можно не сомневаться, что Украина имеет все возможности использовать свой транзитный потенциал с максимальной эффективностью и не без выгоды для национальных интересов. Вопрос лишь в том – удастся ли эти возможности реализовать?


(Автор благодарит за заголовок В.С.Пикуля - лучше про нефть и все с ней связанное - и не скажешь)
Только экстренная и самая важная информация на нашем Telegram-канале