…Иваном Ризаком. Это интервью появилось в четверг, 26 октября, на сайте «Главред». К сожалению, сайт, сетующий на то, что «внезапное появление в информпространстве видного деятеля СДПУ (о) стало тенденцией», интервью это уже через несколько часов снял. Так же внезапно.

Редакция From-UA приняла решение это интервью опубликовать, предвариетльно разбив его на несколько частей. Первую часть можно почитать здесь. Ознакомится с интервью в полном объеме можно на сайте мониторинга украинских СМИ (http://kartina-ua.info/index.phtml?art_id=33822&action=view&sel_date=2006-10-26)

"Я и тогда говорил, и сейчас скажу – я вступал именно в партию Медведчука"

— Да, на Закарпатье были, судя по всему, совсем другие принципы кадровой политики: должности раздавались не за взятки, а по принципу принадлежности к одной отдельно взятой партии…

— Да, я это слышал. Я не отрицаю, что члены СДПУ(о) при власти были, но их было не так много, как это подавалось. Например, в областной администрации их было полтора процента от всех работающих, только 12 членов партии занимали должности на уровне начальников управлений… Поэтому это миф о засилии СДПУ(о)! Понятно, что шла политическая борьба, но…

— Но разве Закарпатье не было, как говорили, вотчиной Медведчука?

— Это миф, созданный его оппонентами. Но если уж вы хотите спросить о Медведчуке и его вотчине, то я вам расскажу как коренной закарпатец… Знаете, какое-то время говорили даже, что он тоже родился в Закарпатье – а это лучшее признание среди закарпатцев, которые очень настороженно относятся к чужакам.

Когда Медведчук в 1997 году решил баллотироваться по Иршавскому избирательному округу в Верховную Раду, тогдашний губернатор Сергей Устич хотел поручить кому-то из своих заместителей посодействовать Виктору Владимировичу в «минимальном админресурсе», как это сейчас называют. Заместители тогда поговорили между собой и сказали, что чужой на Закарпатье на выборах не пройдет никогда. И чтобы снять с себя ответственность, поручили это дело мне – молодому заведующему орготделом в обладминистрации. Я стал доверенным лицом Медведчука, взял на время выборов отпуск, хотя тогда никто этого и не требовал…

Он тогда посетил каждый населенный пункт на округе – это около 80 сел и городков (потом, уже было больше, около 130). Он тогда на выборах все села обошел, по несколько раз. Вот так мы с Виктором Владимировичем и выиграли тогда выборы. Он тогда взял 94%!

Хотя, честно говоря, меня его выступления в аудиториях уже даже раздражали. Я ему тогда говорил: «Виктор Владимирович, вы посмотрите на людей - когда они в конце встают и говорят: «А вы нам еще и газ проведете?», скажите «да». И народ проведет вас аплодисментами, и вы на ура это село возьмете!». А он говорил всегда: «Нет, я вам не обещаю, но сделаю все, чтобы у вас был газ». И такой вздох разочарования в зале! Я этого не понимал – почему не пообещать немножко, тем более у него были собственные возможности: он же учредитель разных фирм, я слышал о нем как о президенте Союза адвокатов.

Но так получалось, что сначала – вздох разочарования, а потом люди умом доходили до того, что надо голосовать. И вот он за год провел за собственный счет газификацию 17 сел. Фактически, в Иршавском раойне, где избирался Медведчук, осталось всего три негазифицированные села. Суркис, кстати, тоже набрал в своем округе около 65%.

— Он тоже провел там газ за свой счет?

— Да. Очень много сел было газифицировано, пока они были депутатами на Закарпатье. Проводились футбольные турниры, каждая школа ремонтировалась за их счет… Я даже не могу перечислить всего. Сделано тогда было очень много: медицинские учреждения, лекарства, школы, строительство церквей и т.д. Это для Закарпатья было, я вам скажу… До сих пор эту планку никто не взял и, думаю, уже никто никогда и не возьмет.

Что меня удивляло: вроде бы у них было лоббистское… это самое, но они никогда этого не использовали! Когда в 1998 году я был уже замом губернатора, у нас были большие долги по зарплатам, и я больше занимался тем, что ходил и гасил забастовки. И тогда лобби Медведчука и Суркиса в Киеве было направлены в основном на то, чтобы своевременно получать деньги из бюджета на оплату зарплат и пенсий. Благодаря им Закарпатская область всегда была немножко впереди по получению пенсий и зарплат. А все остальное на своих округах они делали за счет «Динамо», за счет предпринимательских структур, к которым они имели отношение…

— Когда вы вступили в СДПУ(о)?

— В СДПУ(о) я вступил в декабре 97-го. Тогда очень модной была НДП – все губернаторы вступали в эту партию, премьером был Валерий Пустовойтенко. А я вступил в СДПУ(о). Я и тогда говорил, и сейчас скажу – я вступал именно в партию Медведчука. На его примере я видел, сколько человек может сделать. Ну и скажем так, в этом плане я не разочаровался. И я знаю, что простые люди очень ценят ту работу, которая была проведена и им, и Суркисом.

Поэтому на фоне всего этого говорить о «вотчине»… Смотрите, какая была ситуация: все шли в НДП, а у Суркиса и Медведчука было только два округа, в остальных были другие политические партии. И Закарпатье тогда, в 1998 году, дало около 30% за СДПУ(о), при том, что вся власть работала на НДП!
Когда губернатором был Балога, он проводил департизацию власти и потребовал, чтобы я вышел из СДПУ(о): я отказался и он уволил меня с должности своего первого заместителя. Меня тогда даже в школу боялись взять учителем физики! Поэтому я занимался только партийной работой. Так вот, «Единая Украина» на выборах в 2002-м набрала 9-10%, а СДПУ(о), невзирая на департизацию и погром нашей партии, 14%!

Зато перед президентскими выборами, говорят, даже закарпатские цыгане говорили: «Нє-є, не будемо більше голосувати за цара...» (то есть за Медведчука)…

— Вы знаете, в селах можно услышать много чего, и этому есть свое объяснение. Оно в специфике региона. Кстати, и так называемые «массовые беспорядки на Закарпатье» объясняются именно этим.

— С точки зрения управления, Закарпатье, наверное, один из самых сложных регионов в Украине. Тут заложено очень много моментов: и поликонфессиональность, и полинациональность, и приграничная инфраструктура, на которую завязан большой и средний бизнес не только Закарпатья, но и всей Украины. И полезные ископаемые, и лес, и все-все-все… В свое время Закарпатье входило в Австро-Венгрию, в Чехословацкую республику, в СССР.

Есть и специфика региональной элиты – она очень активна, грамотна, самодостаточна в закарпатском понимании. Люди приспосабливались, как-то выживали, поэтому у них есть какая-то своя закарпатская гордость.

И есть тонкая тема, которая периодически используется на уровне региона – это тема приезжих и местных кадров. Она, возможно, есть всюду, но у нас, в связи с этой спецификой, она стоит более остро.

Так вот: некоторые недостаточно интеллектуально развитые, но самодостаточные экономически люди, увидев такой пример работы народного депутата (Медведчука – ред.) с людьми, очень активно начали формировать общественное мнение о том, что все проблемы из-за того, что у нас приезжие народные депутаты, а надо, чтобы были только свои.

Для этих горе-олигархов местного пошиба такие высокообразованные люди с большими экономическими возможностями как Медведчук и Суркис были опасны и непонятны, они просто растерялись и поняли, что так же авторитетно они выглядеть не будут. Они не вели такую меценатскую, общественную деятельность, не проводили ежемесячно встречи с простыми людьми, как Медведчук. Он за 16 часов 300 человек принимал…

— Лично Медведчук, по 16 часов?!

— Да, лично принимал – как начинал в 9 утра , так заканчивал в двенадцать-час ночи. Это я вам говорю, потому что на всех этих приемах присутствовал.

— Складывается впечатление, что раньше, при СДПУ(о) на Закарпатье просто рай был какой-то, но пришла «помаранчевая» власть и «запалила цей тихий рай», честное слово…

— Какой рай?! Я никогда такого не говорил и не скажу. Рая не было ни для меня, ни для людей – очень тяжело жить. Не было рая…

А что касается «помаранчевой» власти, то я полтора года даже не оправдывался. Просто смотрел на все это бахвальство, на все эти обвинения в криминале.

Вот проанализируйте списки областного совета: пусть вам на Закарпатье расскажут, кто настоящие криминальные авторитеты и по каким спискам они прошли. Даже Луценко не комментировал закарпатские списки помаранчевых, в том числе частично и списки СПУ!

А помните, был большой скандал, что, мол, Ризак забрал большой рынок у Ратушняка, который баллотировался на мэра, для своего брата - профессора? Даже такая была история! Так вот, нынешний собственник базара сегодня сидит в областном совете под №10, Ризака уже давно нет, а Ратушняк этот базар так и не вернул.

— То есть никто никого не давил тогда, да?

— Это, повторяю, все миф. Может, идеологическая линия была такая? Может, нужно было создать такой образ, чтобы потом всей силой там гасить?

А как все было на самом деле? Да, иногда налоговая администрация или милиция ловила контрабандный камион – без накладных, без всего.. Это заканчивалось приездом 20 народных депутатов от тогдашней оппозиции, заявлением в ВР, и после этого задним числом оформлялись документы, эти сигареты или что там становились нормальными, неконтрабандными, и все было нормально и т.д. Но оставался какой-то фон общего преследования.

Но я хочу сегодня задать вопрос всем бизнесменам-предпринимателям – кто за период правления СДПУ(о) или конкретно Ризака стал беднее? У кого что-то забрали в чью-то пользу? У тех же великих оппозиционеров забрали хоть один киоск?

Если уж мы занялись мифологией, давайте поговорим о Мукачево, которое называли символом беспредела бывшей власти, обкаткой избирательной технологии…

Мне кажется, что если говорить о Мукачево, то действительно следует говорить о выборах и технологиях. Я тогда, на выборах мэра Мукачево, впервые столкнулся с технологиями, которые были применены там, хотя опыт у меня в этом смысле немалый. В Мукачево же было двое выборов мэра – и оба, как известно, проходили со скандалами.

И в какой-то мере мы немного растерялись – что происходит? Судите сами: результатов еще нет, объявляется экзит-пул, объявляется победитель… Отряд народных депутатов, нагрянувший в город, после обеда уже гуляет, сидит в барах и празднует победу «своего» кандидата… Все говорят, что там били депутатов, но никто почему-то не задает себе вопрос: что депутаты делали в мэрии в пять часов утра, если там не было ни комиссии, ничего?

Из всех депутатов только Роман Зварыч и Нестор Шуфрич вдвоем отсидели от «а» до «я» и приняли каждый протокол. Зварыч, узнав предварительные результаты, пожал руку председателю комиссии и Шуфричу, спокойно сказал, что наверное, они будут подавать в суд… Никаких драк, все спокойно. А через день начались митинги, штурмы мэрии…

Я понял, что происходило на самом деле, только после второго тура президентских выборов.

Оксана Козак, "Главред"
Только экстренная и самая важная информация на нашем Telegram-канале