…изобретательны, хотя свои знания они не превращали в некие сексуальные кодексы, вроде всем известной Камастуры. И, тем не менее, фольклорные предания в виде песен, пословиц и частушек передают забавные особенности сексуальных культов. Внутренней цезуры практически не существовало, а потому до нас дошли «непристойные обряды» и «нецензурные песни».

Огородный нудизм

У многих славянских народов в крестьянской среде эротические и сексуальные моменты были важной и естественной частью повседневной жизни, присутствовавшей в большинстве обрядов семейного и календарного циклов. Так, мужская потенция, половая сила мужика воспринималась как проявление созидательной энергии высших сил. Половые органы в народном мировосприятии могли стимулировать будущий урожай.

Известно, что в Белоруссии, во многих селах Витебской губернии, чтобы всходила хорошо пшеница, хозяева сеяли ее ночью голыми. В некоторых губерниях России по только что засеянному льном полю было принято кататься обнаженными. Голые женщины ходили вокруг посаженной капусты вокруг, «чтобы кочан завязался».

Огурцы, и без того «одаренные» фаллической формой, высаживали при помощи инвентаря с подобной символической формой, а женщинам, вышедшим из детородного возраста, сажать ряд культур не разрешалось – считалось, что от такой женщины не будет плодов.

Половая идентичность рассматривалась как неотъемлемый элемент миропорядка, и нарушения не приветствовались – мужикам было запрещено надевать женское платье и наоборот.

От быта до измен

Половая жизнь наших предков не считалась некой вынужденной необходимостью, а была далеко не последней радостью жизни – секс они уважали. Вот соотношение половой жизни и приема пищи:

На что бабе решето,
На что бабе сито.
Дед бабу потоптал,
И будет баба сыта!


В селах и деревнях, где запретная любовь не приветствовалась и даже презиралась всем сходом, блуд оставался неотъемлемой частью жизни, равно как и святость брака. Внебрачные отношения также становились фольклорным мотивом. Как правило, в сюжете молодая жена изменяет старому мужу:

Коли мне, миленький, не веришь,
Повесь звонок мне на подол.
Звонок звенит в саду у хаты,
А муж не чует - глуховатый!


Гулять с любимыми уходили не только в садок, но и в поля, и сексуальной страсти отдавались целиком и без остатка:

Там была, там была -
где кони пасутся.
Так дала, так дала,
Что руки аж трясутся!


Техника секса

Поднимая эту тему, ожидать вариативности, свойственной древнеиндийским трактатам о любви, трудно, но разнообразие все-таки присутствовало. В частушках содержалась не только ирония, но и рекомендации:

Шевели, баба, рукой.
Не могу, кормилец мой.
Я бы рада шевелить,
Но шевелилка не стоить!


В песнях и частушках можно пронаблюдать складывающуюся систему поз мужчины и женщины. Наиболее распространенной позой была классическая, когда «мужчина был сверху»:

Не ложись, Марыся, боком -
А то Сеня ненароком.
А ложися ты на сене,
Распусти свои колени
.

Но встречались и другие варианты:

В поле девка была,
Коней девка пасла,
Пришел к девке Яков,
Ставит девку раком
.

Долгое время считалось, что прерогатива в оральном сексе оставалась за европейскими цивилизациями. Но народные источники говорят, что и наши предки в этом деле кое-что понимали:

Ох, люблю я Петеньку
За сладкую конфетеньку!
Как положит у роток,
Так заноет животок!


Или:

Ой, синие штаны – белая подкладка,
В штанях сахарна головка, тоже дуже сладка!


Как это ни странно, но в сексуальных представлениях, оказывается, присутствовали некие этнические мотивы и идентификации. Белорусские краеведы нашли свидетельства особого отношения белорусок к украинцам:

Ахну махну,
Я ні дам хахлу.
Хохол чєсці не маіць,
Проці шерсці піхаіць.


Так что всякое было у наших предков.