Безморозный социализм
28.11.2008 09:00
Сан Саныч рассчитывает пройти в парламент снова. И притом самостоятельно. С учетом того, что вообще неизвестно...
...будут ли в обозримом будущем досрочные парламентские выборы, розовую мечту дважды спикера можно считать химерой. Хотя…

В связях не замечен…

У СПУ сейчас откровенно незавидное положение. Если бы не периодические выступления Мороза с очередным, обычно неожиданным, мнением о той или иной ситуации, о Соцпартии и ее лидере начали бы забывать. Но экс-спикер, похоже, взял на себя функцию эдакого «черта из табакерки» – периодически выпрыгивает с каким-нибудь заявлением, наделает легкого шуму - и снова пропадет на пару неделек из СМИ.

Кстати, из заявлений этих не поймешь – с кем и против кого дружит сейчас лидер СПУ. И президентские инициативы ему не нравятся, и Тимошенко раздражает. Смещение Мороза в сторону, скажем так, пророссийских сил тоже какое-то невнятное. С Витренко он по-прежнему в ссоре. С коммунистами признал невозможность объединения. Вроде бы сдружился с Черновецким: недавняя анекдотичная акция под стенами Кабмина, когда «черновецкие» (с одной стороны здания) призывали увеличить тарифы на проезд в транспорте, а социалисты (с другой стороны) – эти же тарифы уменьшить, пользуясь при этом одним микрофоном, только подтвердила «неразборчивость в связях» Сан Саныча.

Выход из СПУ директора ММК им. Ильича Владимира Бойко был ударом по последним надеждам Мороза получить финансирование на новую предвыборную кампанию. Хотя останься Бойко в партии, все равно в связи с кризисом комбинат уже встал (это как раз иллюстрация примера, когда былой главный актив превратился в балласт). Теперь и необходимость в форсированном проведении очередной кампании вроде бы отпала, но ведь оружие в ножны вкладывать нельзя. Тем более что Мороз знает: в его случае главное – удержаться на плаву, делая хорошую мину при плохой игре. Со стороны же складывается впечатление, что Александр Александрович просто не знает, что ему делать и как выйти из политического маргинеса.

Хорошо всех и вся критиковать. Даже если все знают, что ты сам далеко не белый и пушистый, все равно позиция «против всех» – выигрышная в политике. При определенных обстоятельствах, конечно. В условиях, если ты, к примеру, крайне левый или правый. Пример – та же Витренко. Но в случае с социалистами и постоянной критикой Мороза практически всех действий нынешнего политикума действует другой фактор: он, как неуловимый Джо, оказывается (пока, во всяком случае) никому особо не нужен.

Амортизация брэнда

Можно ли назвать СПУ отработанным брэндом? Почти что да. Возможно, лично Сан Саныча могут взять «на поруки» и «поселить», как «посаженного отца», в списке некого коалиционного объединения. А что еще более вероятно – заинтересованные силы, если таковые найдутся, могут пойти на перекупку партии. Начальным этапом этого процесса может стать раскол внутри социалистов, а естественным первым шагом – устранение фигуры Мороза как тянущей партию (и идею, описанную в ее названии) вниз. После этого большая часть верхушки социалистов может войти в любой новый блок или партию, в которую им предложат влиться. Или остаться со старым брэндом, но с новым лидером, и снова-таки стать частью какого-нибудь большого блока – сугубо левого, левоцентристского или просто центристского. В конце концов, Соцпартия побывала во всех этих нишах. Хотя так и осталось неясным, кто она есть на самом деле.

Ныне шансы социалистов на прохождение в новую Верховную Раду очень невелики. Брэнд СПУ, прочно ассоциируемый с Морозом, Цушко (несмотря на выход последнего из партии) и прочими подобными личностями, находится на очень низкой точке доверия. На левоцентристском фланге с фактическим коллапсом социалистов образовалась пустота, которую заполнить пока нечем. При этом ширится поддержка населения сугубо левых сил, среди которых наиболее радикальное положение занимает ПСПУ, не перестающая при случае «пинать» былого шефа.

Откровенный «гешефт» и скандалы всех мастей, сопровождавшие в свое время министров-социалистов, сделали Соцпартию в глазах населения чуть ли не показательным скопищем политических анекдотов, а такие деятели, как Цушко и Рудьковский, стали вообще почти нарицательными персонажами. Именно их действия даже в большей степени, чем «финт» самого Мороза летом 2006 года, дискредитировали брэнд СПУ. А косвенно, тем самым, досталось и самой идее социализма.

В свое время замена слова «коммунизм» на слово «социализм» помогла спастись от гонений многим коммунистам. Было это в легендарные времена запрета Компартии в 1991-93 годах. После реанимации КПУ из Соцпартии ушли «истинные» коммунисты, и она начала понятный дрейф в сторону левоцентризма. На этой «теме» въехала в парламент, усилилась, а ее вождь сделался спикером. Потом был искусственный раскол в СПУ, выход из нее Витренко, конфликт Мороза с Кучмой, и, начиная с ноября 2000 года, переход СПУ на антикучмовские позиции. Революционный заряд социализма казался тогда живительным, разбавляющим националистическое однообразие оппонентов Кучмы с явным спекулятивно-газовым привкусом в лице Лазаренко-Тимошенко. А затем Мороз, стоя на Майдане, демонстрировал, что вокруг справедливого дела объединяются политсилы всех направлений – вот же, смотрите, мы левоцентристы, как бы отвечаем за левый фланг грядущего оранжизма.

Когда же наступило настоящее испытание властью, СПУ – что греха таить – не выдержала его. Истинное лицо главы партии и его соратников определилось почти сразу. Вначале оно олицетворялось Луценко, затем – Цушко и Рудьковским. Такая коллекция типов только подрывала доверие к Соцпартии у избирателей. А антиморозовская кампания, устроенная Гарантом после первого разгона парламента, только легла на благодатную удобренную почву и забила огромный гвоздь в былую популярность социалистов.

Лифт вниз не поднимает

Летнее письмо Мороза коммунистам стало тоже притчей во языцех. Откровенно сосредоточившись на описании квоты для своей партии в будущем блоке, Мороз более чем очевидно показал, что рассматривает коммунистов лишь как «лифт», снова внесущий его в парламент. И Симоненко абсолютно логично Морозу отказал: давать использовать себя он не был намерен. Так что после этого Александру Александровичу осталось лишь снова убеждать украинцев, что именно он – та третья сила, которая спасет Украину.

Последний реальный источник, из которого в кассу Соцпартии пока еще «капают» финансы, – это бессменная Валентина Семенюк-Самсоненко на посту главы Фонда Держмайна. Но ее устранение с этого более чем хлебного места – лишь вопрос политической конъюнктуры. Скорее всего, Ющенко продержит Семенюк на посту до собственных выборов – то есть до следующей осени. Однако в случае парламентских перевыборов или «свержения» Тимошенко иным способом, а также в случае любых иных «раскладов», способных убедить Гаранта в том, что Семенюк нужно снимать в тот или иной момент, она будет отправлена в отставку. Вопрос упирается в парламентское голосование, но и здесь «расклады» решают все. В любом случае, наличие несгибаемой социалистки у кормила приватизации ничего не дает Морозу в свете «проходимости» в парламент следующего созыва.

Приходится констатировать, что время СПУ в ее нынешнем виде и с нынешними лидерами кончилось. Нужно обновление партии. Потому что время социализма как идеи и практики, в отличие от носителей его брэнда в Украине, как раз не кончилось. Мало того: наступивший кризис спекулятивно-потребительского (читай – сугубо паразитического) капитализма может заставить многих всерьез повернуться лицом к левым идеям. Но тогда эту волну подхватят левые радикалы в лице Витренко и искусственно созданные властью движения вроде Блока Левых сил Василия Волги. И умеренному варианту социализма в таком русле народного недовольства может просто не оказаться места.


Между тем, нынешняя естественная самоочистка Соцпартии от олигархов и одиозных чиновников только служит ей на пользу. В таком виде СПУ вполне может снова привлечь избирателя и стать объектом успешной «продажи» на рынке партийных брэндов. Если бы не одно но… Это «но» зовут, увы, Александром Морозом…
Антон Верник