...назад. Для многих из тех, кто не разделял общего революционного ликования и не подпадал под оглашенное вождем Майдана понятие «мій народ» эта газета стала глотком свежего воздуха. Еще тогда меня поразила смелая позиция издания, здравые и смелые рассуждения ее главного редактора Светланы Шмелевой. «Киевский вестник» передавали из рук в руки и пересылали знакомым и близким в другие города.

Теперь к народному депутату Украины Светлане Шмелевой я шла не только как к журналисту с огромным стажем, но и как к человеку, который имеет опыт выживания в своеобразных условиях свободы слова в Украине.

From-UA: – Светлана Александровна, я читала вашу газету еще в дни «оранжевой революции». Мы с «Киевским вестником» были по одну сторону баррикад. Сегодня вы работаете в одной связке с Компартией, хотя не являетесь членом партии. Как вы попали к коммунистам?

– Да, вы правы, наш коллектив и я лично являемся единомышленниками Компартии. Очевидно, поэтому многие нам писали, приходили и говорили: «Вам нужно быть с коммунистами, почему вы с ними не работаете?» Предлагали познакомить меня с Петром Николаевичем Симоненко. И познакомили на одном из ветеранских съездов. Петр Николаевич увидел, что у меня с ветеранами тесная связь и даже любовь. Потом мы с ним познакомились. Я убедилась, что Петр Николаевич совсем не такой, каким его представляет телевидение, как о нем пытается говорить пресса. Это замечательнейший человек. И я поняла, что ветераны на правильном пути – мы должны работать вместе.

From-UA:– Как Вы стали народным депутатом?

– Очевидно, Политбюро решило, что я своей работой заслужила такое доверие. Кроме того, в Компартию приходило много писем от наших читателей с просьбой включить Шмелеву в список. Став народным депутатом, я переживала, что же я буду делать в Верховной Раде? Я пишущий редактор. Имею 45 лет трудового стажа, в работе газеты все знаю, потому что прошла все этапы – от курьера до главного редактора. А вот как депутат…

Мне не нравится, что в Раде никто не слушает, что ты (или любой другой депутат) говоришь с трибуны или с места. Стоят спиной к выступающему, ходят по залу, разговаривают по мобилкам, вопросы свои решают. Нет глаз. Обычно когда говоришь, надо видеть, кому ты это говоришь.

Первое мое заявление с трибуны было о рейдерстве нашего издательства. Я еле «поймала» чьи-то глаза и старалась их не потерять. Мне даже казалось, что тот человек меня понимает. Но все остальные – никакого участия. Потому что 80% депутатского корпуса – это те, кто занят личным бизнесом, их ничего, кроме наживы, не интересует. Это невоспитанные люди. Очень редко тебя пропустят, когда входишь-выходишь. В основном все напролом идут.

Поэтому я выбрала другую тактику – писать. Все, что происходит в Верховном Совете, я прекрасно могу описать, рассказать со страниц газеты. Другое дело, что времени не хватает. Я даже там часто пишу. В перерыве. Остаюсь и быстренько, по-свежему, пишу. Я пытаюсь донести до людей то, что они не узнают из теле-, радионовостей о жизни парламента.

From-UA:– Если в Верховной Раде никому ни до кого нет дела, можно ли ожидать от нее продуктивной работы?

– Об этом как раз мой новый материал. Давайте возьмем ту партию, за которую наибольше отдали голоса избиратели, – Партию регионов. В общем, как бы нормальная партия, со своей программой. Но сейчас она разделилась.

Ахметов, скажем так, сговорился с Ющенко. С женой Ющенко открывают диагностические центры. Чему радоваться? Что у нас все новые и новые больницы? Что у нас все больше и больше больных? Зачем туда деньги «вбухивать»? Ну поставят там человеку правильный диагноз. А дальше что ему делать? Деньги где брать на лечение? Лечить у нас его кто будет? Это все жуткий популизм. Шахтерский край буквально загибается, но продолжает голосовать за Ахметова и иже с ним.

Есть еще минимум две-три части регионалов.

О БЮТе и говорить не хочется… Там в основном сидят представители спекулятивного бизнеса, которые поступают и говорят как выгодно их лидеру. Естественно, обманывая людей.

From-UA:– А что же тогда можно сделать в ситуации парламентского кризиса?

– Очень сложный вопрос. Но, вместе с тем, выход, конечно же, есть: просто всем необходимо вспомнить о народе (не на словах, а на деле), который их туда делегировал. А народу, в свою очередь, требовать от тех, за кого они голосовали, отчета за проделанную работу. А то голосуют за Юлю, Витю, а за помощью обращаются к коммунистам. Вы знаете, сколько к нам в редакцию приходит писем с просьбой – «помогите»! Звоню, спрашиваю, за кого голосовали. «За Юлю». Предлагаю обратиться к ней. Мне отвечают: «Ну вы же знаете, что к ней нельзя пробиться».Так делайте выводы. Нас же, коммунистов, в парламенте 27 человек. А как переубедить 420 олигархов?

From-UA:– «Регионы» тоже жалуются, что им не дают работать, что у них тоже нет большинства…

– Ну, о регионалах мы уже поговорили с вами. Им необходимо определиться, на кого они работают: на Ахметова или на народ.

From-UA:– Сейчас в Верховной Раде решается вопрос о спикере. Ваши предположения, кто мог бы заменить Арсения Яценюка?

– Яценюк был послушным мальчиком у президента, пока не возомнил себя президентом, за что и погорел.

Если говорить о достойной кандидатуре, то я приведу такой пример: при решении спорных вопросов по Регламенту многие бегут к Адаму Ивановичу Мартынюку. Логично: есть грамотный человек, который знает наизусть законы, Регламент. Уже этот факт говорит о том, что Мартынюк должен быть спикером. Это профессионал, который будет вести заседания, строго следуя Закону, Регламенту. И, конечно, он не дал бы управлять собой президенту, который, кстати, не имеет права руководить законодательным органом - Верховной Радой Украины.

From-UA: – Получается, что Верховная Рада никак не может организовать свою работу, не может выбрать спикера, потому что ни у одной из фракций нет большинства голосов. Может быть, есть смысл назначить новые выборы?

– Фракция Компартии не хочет досрочных выборов только потому, что это опять будут выброшены большие деньги из бюджета. В действительности на выборы такие суммы не нужны. Просто очень много народных денег опять осядет в карманах олигархов. Но, если выборы все же будут назначены, то коммунисты сейчас как никто другой могут набрать значительное число голосов. Люди уже будут хорошо думать, за кого «ставить галочку» на выборах.

From-UA:– Светлана Александровна, недавно ряд интернет-изданий пострадали по вине СБУ, которая обвинила их в разглашении государственной тайны. А к вашей газете претензий никто никогда не предъявлял? Вы ведь представитель СМИ со стажем. Да и во время «оранжевой революции» вы оказались по другую сторону баррикад. Как вы выживали?

– Во время «оранжевого» переворота нам писали люди, что мы – глоток свежего воздуха в этом оранжевом потопе, в этом кошмаре. Но, как оказалось, лично нашей газете, заваруха сыграла на руку: у нас значительно вырос тираж. Как говорится, что ни делается, все к лучшему. Я думала, что нашелся какой-то богатый дядя. А это простые люди искали отдушину в «оранжевого» засилье. Мы поняли, что есть множество людей, которые остались не замороченными этим кошмаром, и мы с ними объединились на страницах «Киевского вестника». Мы все время ожидали, что на нас наедут. Но все ограничилось анонимными угрозами по телефону. А определителя номера у меня нет.


From-UA:– А тираж не требовали, как, допустим, в интернет-изданиях, уничтожить?

– Нет, но проверяли, за чей счет живем. На почте платежи за подписку проверяли. Проверки были всевозможные, но зацепиться было не за что. У нас от тиража достаточно денег, чтобы мы могли выживать. А вот сейчас хотят забрать наше помещение. Уже забрали 23 таких издательства по Украине. А государство молчит, почему? Может, потому что его уже нет?!

From-UA:– Кто рейдерует?

– История такова. Бывший директор сдал издательство, молча войдя в ДАК «Укрвидавполіграфія». Его «крышует» Комитет по телевидению и радиовещанию. На то время его председатель Эдуард Прутник – регионал – открытым текстом сказал нашему директору, что это, мол, уже давно все мое. А за Прутником стоит Ахметов… Нынешнее руководство издательства с издевкой говорит руководству газеты: у вас осталось только бомбоубежище, остальное все наше. Людей сократили, оборудование порезали на металлолом. Говорят, они хотят из 10-этажного здания сделать гостиницу...

Мы отстаиваем государственное имущество. То, что принадлежит государству, а не олигархам.

From-UA:– А кто должен заступаться за издания?

– Должен, прежде всего, работать Закон.

From-UA:– А с интернет-изданиями нет даже закона, который бы регулировал их отношения с властью. Почему?

– А власти невыгодно иметь закон.

From-UA:– В России такой закон есть. И там, если на тебя давят, то ты можешь хотя бы на что-то опереться, можешь куда-то обратиться. А здесь и обратиться некуда. Что делать в такой ситуации?

– Мы должны друг другу помогать. Мы, защищая себя, приглашаем всех, у кого уже отняли помещения или закрыли издание, объединиться и вместе отстаивать свои позиции.

From-UA:– Светлана Александровна, как вы относитесь к столь масштабному юбилею голодомора?

– У меня такое впечатление, что президент расковырял уже все могилы, всю преисподнюю. Смотришь вокруг – одни кресты, мемориалы. У православных через неделю после Пасхи начинаются поминальные дни. Если поступать по совести, то президенту надо было встретиться с главным духовенством, сказать: сделайте дополнительный день службы по невинно убиенным. Это было бы по-Божьи. А не закапывать народные деньги в мемориалы за счет живых людей. Ведь у нас в стране и так тяжелый период, а нам предлагают «затянуть пояски потуже», и тратят деньги на открытие таких вот мемориалов.

From-UA:– Сейчас создается впечатление, что Украина с Россией находится в жесткой конфронтации. Почему?

– То, что происходит в отношениях «оранжевой» власти с Россией очень даже объяснимо: выполняется разрушительное задание Америки. Ей нужно взять в тиски такую сильную страну. Но Россия не глупая в отличие от нас. Они имеют деловые отношения с Индией, работают с Китаем, Ираном. А мы от России отгребаем, обвиняем ее во всех грехах. Украинские правители обратились к МВФ за кредитом… Думаю, что Россия оказала бы нам эту помощь беспроцентно. Но Ющенко и иже с ним нужен МВФ. Почему? А потому что, если бы Россия дала нам деньги, она бы проконтролировала, куда они пошли. А это многим невыгодно.

From-UA:– Но ведь первый транш пришел…

– А что будет дальше, вы думали? Долг страны вешается на шею каждого человека. А Россия дала бы нам кредит без процентов, но поставила бы условия: например, ее флот остается в Крыму. Но официальная Украина требует флот убрать. Зачем убирать, чтобы там расположились натовские корабли?! Я против того, чтобы мои внуки жили на земле потоптанной американскими сапогами.

From-UA:– Светлана Александровна, сейчас мы пришли к очередной годовщине «оранжевой революции». По вашему мнению, нужно ли отмечать эту дату?

– Кто-то считает, что это была революция. Мы в Компартии считаем, что это был «оранжевый» переворот.

Я бы лично назвала это поминальным днем по умершей, так не родившейся, «революции». Конечно, для нас, как и для всех нормальных людей, это не праздник. Ведь ни один из их лозунгов, ни одно обещание не претворились в жизнь. «Оранжевые» не сделали ничего из того, что обещали народу на Майдане. Те, кто стоял на трибуне, уже сто раз перегрызлись. Они предали тех людей, кто мерз на Майдане вместе с ними. Конечно, нет смысла в их день им противостоять. Это дело тягнибоков – кричать и драться.

From-UA:– А положительный результат, по-вашему, от «оранжевой революции» хоть какой-то есть?

– Положительный результат в одном – люди воочию увидели врагов народа, предателей. Теперь знаем, что все организаторы Майдана грызутся между собой, что это не друзья, не единомышленники, не «любі друзі». Это не те, кто выведет страну из кризиса и защитит народ от нищеты. К сожалению, мы не Россия, во главе которой Господь поставил двух разумных, прогрессивных, молодых лидеров. Если вам интересно мое личное мнение по этому поводу, то я уверенна, что ситуацию в стране кардинально может изменить только Коммунистическая партия Украины во главе с человеком совести и чести Петром Николаевичем Симоненко.