…и чистки в рядах СМИ. Нет-нет, никто не спорит, общественная мораль – субстанция хрупкая и нежная, которую всеми силами надо оберегать и лелеять, но почему-то у нас в стране об этом вспоминают только тогда, когда это кому-нибудь выгодно. Например, надо прикрыть какое-нибудь «доставшее» СМИ. Нет ничего проще – в его сюжетах или публикациях выискивается нечто нарушающее моральные устои общества, и пиши пропало – попадешь ты в цепкие лапы цензуры под грифом «аморал». И никого не колышет, что на других каналах и в других газетах можно найти кое-что и похлеще – тут важно, как обнаруженную «аморалку» трактовать. А для этого в Украине создан целый бюрократический монстр с устрашающим названием - Национальная экспертная комиссия Украины по вопросам защиты общественной морали. Чтоб вы понимали – это именно тот, с позволения сказать, орган, в котором взрослые дядьки и тетки в течение долгих лет пялились на экраны, пытаясь уловить тонкую грань между эротикой и порнографией, чтобы записать ее в закон. И если в других организациях за просмотр порнухи на работе нещадно увольняют без выходного пособия – то в НЭК за это даже премии, наверное, дают. Потому что это и есть их работа.

Правда, не всегда НЭКовцы занимаются ограждением слабонервных граждан от «подробного изображения сцен полового акта и детализированной демонстрации обнаженных гениталий, если они используются для возбуждения сексуальных инстинктов зрителей без какой-либо художественной или просветительской цели» (это, если кто не понял, официальная трактовка порнографии по версии Нацкомиссии по морали). Киевляне должны помнить, как одно время в столичном метро появились, а потом резко пропали лайтбоксы с рекламой нижнего белья «Ажур» - красивые женские тела в не менее красивых трусиках и лифчиках поднимали настроение замученным утренними и вечерними подземными пробками пассажирам. Но недолго. Потому что Нацкомиссия по вопросам защиты общественной морали решила, что в интересах этой самой общественной морали надо эти красивые женские тела запретить. И реклама пропала. Будь я конкурентом фирмы, заказавшей и оплатившей эти лайтбоксы в метро – обязательно занес бы блюстителям морали из НЭК шоколадку. Э-э-э, я ни на что не намекаю, ежели чего!

Но это было, скорее, исключением, нежели правилом. В остальное время НЭК все так же всматривалась в экраны, пытаясь определить, достаточно ли детализированно демонстрируются половые органы и возбуждаются сексуальные инстинкты зрителей, чтобы записать произведение искусства в графу «порнография».

Вплоть до 2008 года о деятельности НЭК, за исключением вышеуказанных полуанекдотичных случаев, практически ничего не было слышно. Но с середины лета 2008 года активность Нацкомиссии резко возросла. Как отметили СМИ, в это время «от НЭК вице-премьер Иван Васюник потребовал решительных и жестких действий, а заодно и расширения сферы влияния. О деятельности предыдущего состава комиссии, которой руководила актриса и телеведущая Наталия Сумская, вице-премьер отозвался нелестно. Мол, комиссию нужно реанимировать, потому что ее деятельность была малоэффективной и почти незаметной. По мнению Васюника, НЭК должна стать «весомым фактором гуманитарной политики государства». «Считаю одной из важных задач нового состава комиссии - не только предоставление экспертных оценок случаев нарушения Закона о защите общественной морали, но и требование строгого наказания нарушителей», - отметил на заседании вице-премьер.

И понеслось… «Решительные и жесткие действия» выразились в запрете «Прогноза погоды» на музыкальном телеканале «М1», ведущей которого была скандально известная модель «Плейбоя» Даша Астафьева. И ладно, если бы она была при этом голой! Так ведь мало того, что ее почти не было видно за эффектом туманной дымки, но она была в купальнике! Но руководство «М1» передачу послушно закрыло. Затем под запрет попала песня «Мумитроль» группы «Скрябин», текст которой был признан аморальным. Ну, помните, «Якщо ти зрадиш, кохана, я виб'ю всі твої зуби…». Потом было предложение НЭК в два раза увеличить штрафы за нарушение норм общественной морали в рекламе и средствах массовой информации. В ноябре НЭК попросила Министерство юстиции Украины лишить редакцию газеты «Блик» свидетельства о госрегистрации. Кроме того, в результате экспертизы публицистических программ «Вещественное доказательство», «Свидетель» и «Самые известные украинские маньяки», которые транслировались на телеканале НТН, «выявлены сюжеты, в которых детально и натуралистично освещалось совершение тяжких преступлений». Также в результате экспертизы телесериала «Леся+Рома» (телеканал ICTV) эксперты НЭК выявили эпизоды, в которых неоднократно употреблялись грубые слова, велись неприличные разговоры о сексе.

«Докопались» даже до Интернета! Интернет-издание «Фраза» за одну из своих публикаций, которая якобы нарушила общественную мораль, получила сразу три повестки – в СБУ, Генпрокуратуру и МВД. Почему выбрали именно «Фразу» - сказать сложно, потому что в Уанете масса изданий куда «позабористей». Более того, Нацкомиссии стало тесно в украинских границах, и она вышла, так сказать, на международный уровень и теперь крепко точит зубы на одну из самых популярных социальных сетей в СНГ vkontakte.ru. НЭК уже направила в МИД Украины письмо, в котором просит министерство связаться с правительством РФ и расследовать распространение в сети «ВКонтакте» порнографии. Сообщается также, что дальнейшая деятельность комиссии будет направлена в том числе на мониторинг сети блогов «Живой журнал» (ЖЖ) и содержащихся в нем материалов, публикация которых нарушает законодательство Украины в сфере защиты общественной морали. В случае выявления таких фактов будут подготовлены запросы Комиссии в адрес посольства США с требованием пресечь распространение подобной информации.

И все это – за неполные полгода! Причем складывается полное впечатление, что «предъявы» намеренно формулировались как можно абсурднее, чтобы это гарантированно смаковали все СМИ и чтобы это попало на глаза вице-премьеру Васюнику как доказательство бурной деятельности НЭК.

Зачем это нужно? Некоторые эксперты предполагают, что такая активная деятельность Национальной экспертной комиссии Украины по вопросам защиты общественной морали в последние месяцы обусловлена тем, что власти решили использовать ее как инструмент влияния, потребовав при этом от руководства НЭК срочных видимых результатов работы. Во устрашение, так сказать. Потому что насылать ОМОН и «Беркут» на неугодные СМИ негуманно, да и международная общественность не одобрит, а прикрываясь Комиссией по защите общественной морали можно закрыть любое СМИ, да еще мотивировать это заботой об обществе. Ну а если СМИ закрывают - значит, это кому-нибудь по-любому нужно. Неужели таки выборы?!