…вспомнил свой недавний разговор с коллегой социологом о геополитике. Говорили о разном. О Штатах, об их отношении к России и Украине, Китай не забыли пропесочить (куда уж без него сейчас).

Так вот, в ходе разговора мой собеседник сослался в качестве одного из аргументов на… Збигнева Бжезинского. Коллега, само собой, не из интеллектуалов, однако мне казалось, что любой мало-мальски образованный человек понимает разницу между Бжезинским и ученым.

Понимают же это американские обитатели академической среды. Их, бедняг, при одном упоминании «бешеного Збышка» корежит так, как литературоведов от фамилии Роулинг. Если бы только профессуру: президент Картер в свое время бросался тяжелыми предметами в секретарей, «пропускавших» звонки Бжезинского. Удивительного в этом нет ничего: всю политическую и псевдонаучную карьеру пана Збигнева им двигала исключительно ненависть – генетическая, животная, называйте, как хотите – к России во всех ее (и России, и ненависти) проявлениях.

Откуда ненависть? Странный вопрос по отношению к поляку… В конце концов, трудно найти более стойких носителей антирусского национализма, чем поляки. Русские, вполне предсказуемо, отвечают им тем же; создается иллюзия, что и тех, и у других есть основания, хотя, сами понимаете, основаниями национализма могут быть только собственные недостатки и комплексы. Впрочем, у поляков вообще «теплые» отношения со всеми народами: либо презрение, либо высокомерие, либо открытая злоба. Других чувств в польской модели массового сознания, видимо, не существует…

Это, конечно, издевательство: автор вовсе не предполагает, что все поляки – националисты. Как минимум, по причине существования Лема, Сапковского, Чеслава Немена… и все, кажется. Но уже ж не все?

Однако Бжезинского в исключения никак не занесешь. Он, собственно, своей «любви» к русским никогда и не скрывал. Для того, чтобы в этом убедиться, необязательно даже читать столь громоздкое и неудобоваримое произведение, как «Большая шахматная доска». Возьмите любую статью и – пожалуйста: русские без диктатуры не могут, русские – авторитаристы, русские – дикари, варвары и всяческие бяки. Один Ельцин был не авторитарист, и тот – татаро-монгол. Забавнее всего, что при этом сам Бжезинский считает себя главным антишовинистом всех времен и народов. Ненависть же к русским он ни шовинизмом, ни национализмом не считает, очевидно, в силу того, что не верит в существование русских как таковых.

Холодная война между США и СССР как нельзя лучше отвечала чаяниям Бжезинского. Оно, конечно, горячая тоже ничего, но как же интрига? Как же врожденное склочничество? Куда прикольнее провоцировать недалеких американских и советских правителей на совершение совместных самоубийственных действий. Да, Бжезинский славится своим поклонением Соединенным Штатам Америки, которые стали ему куда ближе родной Польши. Но, как говорил небезызвестный и весьма бровастый исторический персонаж, есть мнение, что любовь к Штатам в збигневском случае – сугубо функциональна. То есть вторична по отношению к антирусскому шовинизму…

Нет, Бжезинский совсем не дурак, каковым его любят выставлять некоторые российские «специалисты» из тех, что поглупее. Те, что поумнее, знают, что «дурак» вряд ли «раскрутил» бы СССР на афганское вторжение и вряд ли обзывал бы Буша-младшего обезьяной за его намерения напасть на Иран. Тем более, что в целом ряде своих заключений «бешеный пан» оказывался прав. Ведь действительно Союз развалился изнутри, а «внешняя помощь» была лишь дополнительным фактором. Действительно, для США иного выбора, кроме блокирования русской экспансии всеми мыслимыми и немыслимыми способами, нет. Действительно, судьбу мира решают империи, а не «маленькие, но гордые» государства-сателлиты.

Одна только проблема: Россию можно ненавидеть, презирать и так далее, но уж никак нельзя игнорировать. А Бжезинский в свое время был настолько удивлен и обрадован распаду Союза, что поторопился списать Россию в утиль. Оно, конечно, трудно было, глядя на Ельцина, не отреагировать именно таким образом, да и больно уж хотелось потешить злопамятную польскую кровь.

Но вот поэтому Бжезинский и не ученый, а всего лишь «политический мыслитель». Мысли – они ведь разные бывают. Некоторые фукуямы умудряются даже до таких глупостей додуматься, как «конец истории» и тому подобная чушь… Вот и Збигнев, что называется, оплошал. Идеология подвела; отозвалась приверженность к антинаучной чепухе наподобие «гражданского общества» и «политической культуры». Вот вам только некоторые примеры. Бжезинский ничтоже сумняшеся позволяет себе сравнивать политические культуры, говоря о «более развитой и менее развитой» (интервью газете «День»), хотя даже студенты знают, что критериев для подобных оценок не существует. Бжезинский беззастенчиво предлагает России децентрализоваться до конфедеративного состояния («Большая шахматная доска»), все другие варианты именуя «нежизнеспособными», «забывая» при этом о жесткой американской централизации (которой вовсе не мешают «голливудские» сенаторы). Бжезинский честит «авторитарный и репрессивный русский коммунизм», приравнивая его к фашизму, при этом не стесняясь еще с семидесятых годов стимулировать Штаты к всяческому сотрудничеству с Китаем, «не замечая», что рынок в Китае, как это ни парадоксально, весьма коммунистичен, а уж по репрессиям китайцы и вовсе профи. Именно максимальная идеологичность Бжезинского сделала его «отцом двойных стандартов», хотя придумал их, конечно, не он.

Недруги Бжезинского ловятся на его удочку и, пытаясь с ним дискутировать, стремятся обелить Россию до совершенно ангельского облика. Между тем ошибка Бжезинского не в том, что Россия на деле лишена недостатков (у нее их бездна), а в том, что он отказывается признавать ее значимость. В конце концов, недостатки, как и достоинства, - дело сложное. Куда проще с однозначными государствами-лихтенштейнами (по его же выражению); а империи – они не бывают моноцветными. И Китай не моноцветен, и Россия, и Штаты (чего, в свою очередь, не желают уразуметь российские бжезинские); это зрение у Бжезинского чуть-чуть дальтоническое…

Этот дальтонизм был бы совершенно никому не интересен, не имей пан Збигнев определенного влияния на глуповатых американских политиков и доступа к некоторым международным рычагам. Да, он, конечно, уже не «серый кардинал» образца семидесятых, но «проконсультировать» кого надо еще в состоянии. Посему последнюю по времени идею зловредного поляка никак нельзя игнорировать, невзирая на ее очевидную неполноценность. Бжезинский, будучи верен своим американо-китайским пристрастиям, настаивает на создании США и КНР этакой «Большой Двойки», сладкой парочки, задача которой весьма проста: управлять миром. Какая там Европа, какая там Россия – два великих государства (а ради достижения своих глубинных целей Бжезинский готов Китай даже великим признать) поделят сферы влияния и сделают всем хорошо. Глупости? А то. Однако можно вспомнить не менее десятка подобных глупостей, которые, тем не менее, активно претворялись в жизнь и основательно меняли картину мира. Само собой, Бжезинский опять игнорирует Россию, будучи генетически не в силах признать за ней значимость. Но, с другой стороны, с кем еще «дружить» Штатам, как не с Китаем, если Европа их кинула?

И само собой, все это не может не отзываться на ближайших соседях России. В том числе и на нас. Нынешнее состояние Украины – не то чтобы его заслуга, но без него не обошлось. Идея «буфера», «атакующего спутника» - это все продукты неисчерпаемого на идеи нашего польского брата. Понятное дело, что никакой «украинской нации» Бжезинский в упор не видит, для него «украинцы» - такие же предатели, как и для Жириновского. Но почему бы не использовать их в антироссийских кампаниях? В конце концов, манипулировать «стаями диких хохлов» - давняя польская забава…

Вот и появляются похвалы «гроссмейстера» ющенкам и тимошенкам; вот и выплывают наверх интервью с дифирамбами «развитой украинской политической культуре»; вот и звучат глупейшие «пророчества» о том, что Украина нанесет последний демократический удар злобному русскому медведю. И становится ясно, что комплексы и фобии не вытравить ни образованием, ни опытом; и сколько бы тебя ни цитировали СМИ и «эксперты», а выйти за пределы своей идеологии тебе не дано, драгоценный пан Збигнев. Сколько бы ты раз ни называл себя «гроссмейстером»…
Только экстренная и самая важная информация на нашем Telegram-канале