...бы быть именно такой – черно-белой. Флаг смотрелся бы более правильно в свете того, что пшеницы скоро не станет, а небо... что ж, небо везде одинаково, и украинское мало чем отличается от пуэрториканского.

На нашей земле всегда все раскрашивалось в два цвета. Или черными комьями заляпывалось, или белой эмалью забрызгивалось. Никаких компромиссов, никаких промежуточных цветов. Украинцы – как дети. И эта непосредственность взрослых, свойственная более малышам, просматривается не только на выборах (ну, в этот раз точно не обманут!), а и в манере красить все двумя цветами.

Детство – прекрасная пора жизни. Малышам читают сказки, в которых не имеющий изъяна добрый молодец убивает мерзкого злодея, не имеющего плюсов. Дети, взрослея, начинают понимать, что «плохих» и «хороших» людей попросту не существует в природе. Приходит понимание многих процессов, понимание не поверхностное, а глубокое. Всех, кто считает себя людьми взрослыми, выражение «плохой человек» должно, по меньшей мере, заинтересовать.

Как это – плохой? Полностью или в чем-то конкретном? Но мы машем кистью, заляпывая вчерашних ангелов и превознося завтрашних мерзавцев...

Поголовная чернуха или... лицемерие?

Власть в Украине плохая. Рисуем мы ее исключительно черной краской. Все, кто сидит в кабинетах с настенными изображениями дореволюционного лица Президента, считаются подлецами и подонками. Все, без исключения.

При этом каждый из тех, кто не жалеет черной краски для описания чиновников, сам... страстно желал бы сесть в кожаное кресло какого-нибудь высокооплачиваемого бюрократа!

Показательной является история ненависти моей дальней родственницы к чинушам. Ненависть ко всем, без исключения, родилась в хрущевке, выплеснулась в салон китайского авто, распространилась в уши сотрудников на работе. Работала девушка попкой в какой-то конторе, на зарплате маленькой. И ненавидела «подонков, сидящих у власти». Фразы типа «Все они там» и «Всех бы их к стенке» выплевывались из ее искаженного ненавистью ротика. Девице вторил муж, такой же ненавистник «всех, кто у власти».

Но вдруг разверзлись небеса, грянул гром, и девицу взяли с должности попки на должность главпопки в контору, принадлежащую кому-то, связанному с человеком, связанным с Николаем Яновичем Азаровым.

Куда пропала ненависть? Куда испарилась? О том, что девушка работает теперь «у Азарова», моментально узнали все близкие и дальние знакомые. Девушка все так же ездит на чуде китайского автопрома и носит сапоги за 200 гривен, но она уже ПРИБЛИЖЕННАЯ. Во всяком случае, считает себя таковой. Пропали из эфира рассуждения о «всех, кто у власти», и про пулеметы вкупе со стенками не рассуждает больше ни сама счастливица, ни ее муж.

Этот пример в очередной раз подтверждает мой давний вывод – нашему народу достаточно бросить обглоданную, сгнившую косточку, дабы народ моментально перестал ненавидеть, а начал лизать руку, которую вчера еще готов был на словах укусить...

Чаяния народа и «золотой век»

Власть плохая, ибо не учитывает она желания народа. Не учитывает его, народа, мнение. Не улавливает чаяния.

В 17-м году, когда к рулю управления государством, растолкав всех более-менее интеллигентных оппонентов, прорвался ЖЛОБ, «чаяния» народа были воплощены в реальность. Кровавую, пьяную, скотскую реальность.

То же самое происходило несколькими веками ранее и при правлении кровавого антисемита Хмельницкого. Наиславнейший из всех (за исключением Мазепы, естественно) гетманов Украины дал высочайшее разрешение на резню 1648-1649 годов. Тогда «мудрый» и «многострадальный» украинский народ получил разрешение на убийство сотен тысяч еврейских детей, вспарывание животов у беременных и закапывание живьем стариков. Вот уж порадовалась и оторвалась «спивуча» нация! Благодарный украинский народ понес имя убийцы в века, называя этим именем города и возводя памятники гетману Хмельницкому.

Дорога разговоров о том, что «народ хочет», упирается обычно в заплесневелую стену, за которой мочатся косые от водки водители маршруток, которым разрешили ездить пьяными. К сожалению, хрустальная мечта довольно-таки большой части моего народа, это именно разрешение на опорожнение мочевого пузыря прямо в общественном транспорте, на улице, в парке и подъезде (где захотелось – там и опорожнил), отмена УК, полная отмена Правил дорожного движения, пенсия с 24-х лет и бесплатная раздача пива.

Все, пожалуй.

После выполнения данных нехитрых народных желаний наступит для Украины золотой век, при котором все чаяния народа будут учтены.

А пока этот золотой век (по аналогии с термином «золотой дождь», обозначающим сексуальное извращение) не наступил, нам надо научиться думать не понятиями «черное-белое», а здраво.

Лозинский, как эталон зла

Правило украинского политикума – если уж начинать волну против оппонента, то рисовать его исключительно черным, лучше даже красно-черным.

В проплаченных предвыборных статьях пишут так – «по некоторым сведениям» (если есть такая фраза, то будьте уверены, что все написанное после нее – придумка журналиста) Иван Иванович Иванов был замешан в темной истории с трупиками младенцев. Читателя прямо-таки в дрожь бросает. Понятно, кто из младенцев холодных трупиков наделал!

Открываем статьи годовалой давности об этом же человеке. Ба! Да он детский садик отстроил, выделил помещение для хора пенсионеров, яблонями полгорода засадил и защищал права животных! Но волна гнева, подхваченная сотнями тысяч хриплых голосов людей, желающих расправы, но не желающих задумываться, уже несет новость – среди нас ВАМПИР!!!!

Возьмем ситуацию с Лозинским. Сейчас из него делают чуть ли не графа Дракулу. И я нимало не сомневаюсь, что все ужасы, описываемые на страницах прессы, Лозинский на самом деле совершал. Думаю, самые страшные его злодеяния (среди которых и убийства есть, конечно же) останутся вне прожектора СМИ.

Но упоминания о том, как он помог больной раком девочке, обходят страницы прессы.

Почему? Неужели нельзя так – «он помог когда-то девочке, но при этом убивал людей, мучил тех, кто ходил в его лес, называл селян своими холопами, а еще однажды помог отстроить дом пенсионеру-инвалиду»? Но нужно, чтобы он был черным. Без серого, без смешанного. Черным.

Этого убийцу сделают сейчас образчиком мерзости и жестокости. Своего рода козлом отпущения грехов всех четырехсот пятидесяти депутатов. Подивятся депутаты – и как мы не разглядели монстра?! Манжеты его рубашки должны были иметь пятна крови невинно убиенных, или изо рта желтая слюна должна была тянуться на заседаниях ВР, чтобы коллеги узрели Дракулу? Слюны не было, манжеты сверкали безупречной белизной. При этом чиновник совершал злодеяния.

Страшно то, что среди народных избранников десятки таких лозинских. Как и среди судей тысячи зварычей, как и среди гаишников сотни негодяев. Как и среди нас, «рядовых граждан» – миллионы подлецов и лжецов. Что не делает всех украинцев мерзкими существами. Еврейский народ ставит прославленного гетмана Хмельницкого в один ряд с Гитлером. И тем самым тоже рисует Богдана Зиновия исключительно черным. Творил, вероятно, и хорошие дела гетман, да вот по мнению одной нации перевесили все-таки злодеяния. Как и у Гитлера, ставшего для немецкого народа начала 30-х годов чуть ли не мессией, а потом превратившегося из-за перевеса «черных дел» в проклятого миром монстра.

Президент готов сносить памятники, уничтожать, переписывать заново историю, дабы не было в истории ничего серого. Бандера, Мазепа, Шухевич, УНР – белое. Ленин, Хрущев, СССР – черное. Без полутонов, без малейших оттенков. Оппоненты Президента льют на его голову ведра грязи, не видя ни единого здравого зерна в ведрах шелухи, выворачиваемой им на пресс-конференциях. Для одной части страны премьер – плохая. Для второй – едва ли не мессия женского пола. Есть еще клоун на билбордах в черно-белом исполнении. Те, кто так его разрисовали, полагали, что, лишив цвета, лицо можно «умнее» сделать. Но и этого болтуна кто-то всерьез считает спасителем Украины.

Белое и черное. Черное и белое. Мы живем этими понятиями веками. И лишь время, подобно негативу, проявляет перед нами истинную натуру тех, кого сегодня мы считаем кристально честными спасителями нации. И лишь время дает нам возможность понять наше глубочайшее заблуждение по поводу того, что есть на земле «хорошие» и «плохие» люди...