...президентских выборов. Тем более, наши выборы отличаются от общемировых стандартов тем, что не так важны результаты голосования, как реакция на них властных и в первую очередь силовых структур. Скажем, выиграл Янукович выборы в 2004 году – и что из этого? Президентом все равно стал Ющенко.

Лучше всех эту очевидную истину понимает Тимошенко, без которой пять лет назад никакой Майдан бы вообще не состоялся. Ей ясно, что во втором туре разрыв с Януковичем в ту или иную сторону окажется минимальным, и тогда поддержка ГПУ может стать определяющей (особенно если Юлия Владимировна прибегнет к ремейку Майдана). Поэтому премьер, во что бы то ни стало, стремится поставить во главе Генпрокуратуры абсолютно управляемого человека, готового выполнить любое ее поручение.

Конечно, на первый взгляд беспокоиться Юлии Владимировне особо нечего – действующий генпрокурор и так демонстрирует чудеса услужливости, закрывая и открывая дела по звонку не только премьера, но и ее турчиновского ретранслятора. Беда только в том, что Медведько очень плотно и доверительно общается с Януковичем, и в кризисной ситуации большой вопрос - чье указание он выполнит или не выполнит.

Зато негласная креатура БЮТ на место Медведько никакими неожиданностями не грозит, и на ее исполнительность можно полностью положиться. Знающие хоть немного внутреннюю кухню Резницкой, уже поняли – речь идет о первом заместителе генерального прокурора Сергее Винокурове. Последний был бы и рад обезопаситься на всякий случай и с Януковичем, но деться ему некуда – имеющийся у Тимошенко компромат не дает ему возможности «спрыгнуть».

Дело в том, что именно люди Тимошенко (еще в бытность Турчинова председателем СБУ) начали собирать материалы по фальсификации одного из самых известных преступлений в истории Украины – убийства независимого тележурналиста из города Славянска Донецкой области Игоря Александрова. Ранее преступление получило большой резонанс не только внутри страны, но и за рубежом. Более того, скорейшее раскрытие преступления и наказание виновных было выдвинуто Советом Европы в качестве обязательного условия снятия мониторинга за ситуацией в Украине.

В связи с этим Кучма дал указание генеральному генпрокурору Михаилу Потебенько немедленно обеспечить окончание дела, и при этом так, чтобы убийство было представлено чисто уголовным. Президенту было крайне важно, чтобы не было никакого упоминания, очевидного с самого начала факта, что Александров был убит в связи с профессиональной деятельностью, за разоблачение коррупции в областной власти. Леониду Даниловичу было важно показать международному сообществу, что права журналистов в кучмовской Украине надежно защищены, власти о них заботятся и она вообще является образцовым правовым государством.

Потебенько в свою очередь поручил руководить расследованием убийства донецкого журналиста своему заместителю Винокурову, сделавшему прокурорскую карьеру на беспрекословном исполнении любых указаний любого начальства. Винокурову подчинили большую группу высокопоставленных сотрудников прокуратуры и милиции, в которую входили прокурор Донецкой области Пшонка, начальник следственного управления облпрокуратуры (и будущий генпрокурор) Медведько, замминистра внутренних дел Мельников и другие.

Все эти правоохранители занимались одним – лепили из найденного милицией Славянска безответного бомжа Вередюка беспощадного убийцу. Их даже не смущало то, что по своим физическим данным вконец испитый бродяга с трудом мог взять в руки тяжеленную биту, не то что забить ею насмерть крепкого Александрова. Но у Винокурова не было времени создать что-то поумней, чем придуманный начальником Донецкого УВД Малышевым бред – время поджимало, надо было отчитаться перед Потебенько. Винокуров просто слегка подчистил документы, помог поднатаскать Вередюка в показаниях и передал дело в суд.

За удачную работу Винокуров (впрочем, как и все его коллеги) был достойно награжден. Кроме ордена на грудь, его влияние при Потебенько существенно возросло, что вскоре выразилось и в сугубо финансовом аспекте за решение наиболее хлебных дел. Правда, дело в суде скандально развалилось, но это уже было потом.

Но сразу после Майдана арестовали часть участников фальсификации из числа сотрудников МВД, и начался процесс документации проводившейся фальсификации. Последние, наиболее важные, материалы были получены в декабре прошлого года. Тогда по решению Запорожского апелляционного суда (получившего приказ тимошенковского председателя Верховного Суда Онопенко) выпустили под подписку о невыезде нескольких милиционеров (непосредственно проводивших работу по фальсификации дела), которым пообещали условные сроки в обмен на откровенность в отношении Медведько.

Целью начатой спецоперации является смещение генпрокурора (через соответствующее решение парламента), для чего будут обнародованы документы о его активном участии в фальсификации дела Александрова.

Впрочем, материалы подобраны таким образом, что в зависимости от политической целесообразности можно обнародовать не только компромат на Медведько, и тогда основная ответственность за фальсификацию дела падет на Винокурова (что было прямо доведено до его сведения). В маловероятном случае проявления первым замгенпрокурора самостоятельности в принятии решений, он пойдет по пути Медведько.

В решении Верховной Рады по увольнению Медведько можно не сомневаться. Для Тимошенко не проблема докупить нужное количество депутатских голосов, а в СМИ перед голосованием развернется массированная кампания, где детально будет показана фальсификаторская работа действующего генпрокурора. Даже в чисто пиарном отношении Тимошенко получит несомненный позитив перед выборами, смело разоблачая фальсификатора во главе ГПУ.

И после ухода Медведько исполняющим обязанности автоматически становится Винокуров, что окончательно делает Генпрокуратуру подконтрольной БЮТ… А учитывая сложность процедуры утверждения полноценного генпрокурора и перманентную грызню ведущих политических сил, быть и.о. бывший любимец Потебенько может бесконечно долго. Недаром говорится, что нет ничего более постоянного, чем временное.
Только экстренная и самая важная информация на нашем Telegram-канале