...украинцев пересаживаются с дерматиновых сидений троллейбусов и автобусов на тканево-кожано-опять-таки-дерматиновые сиденья личных авто.

Но, получая в руки права, мало кто из новоиспеченных автомобилистов задумывается над тем, что крутить баранку им придется в стране, где водители относятся к низшей касте. К касте угнетаемых, униженных и оскорбленных. Расовая дискриминация водителей уходит корнями в советское прошлое...

Почему ты ее не перелетел?

Когда за убийство давали расстрел, когда по телевизору не показывали гомосексуалистов, когда детей можно было спокойно отпускать гулять в парки, а по ночам никто не боялся совершать романтические прогулки по Киеву, коэффициент соотношения автомобилей и пешеходов был равен приблизительно 1:1000. Водители классифицировались как отдельный класс млекопитающих, имеющих счастье не толкаться в общественном транспорте.

Безусловно, думать о защите этой немногочисленной группы высокоразвитых приматов от пешеходов не приходилось. Водителям дали Правила дорожного движения, разметку и знаки. В качестве дубинки над головой каждого автомобилиста висел УК УССР, по которому за нарушение ПДД, повлекшее смерть или увечье, полагался срок. Пешеходам не полагалось ничего. Как и сегодня, за ДТП с погибшими, произошедшее по вине пьяного пешехода, сам пьяный пешеход в поле зрения Уголовного кодекса не попадает.

Взять хотя бы историю автомобилиста, сбившего на шоссе подвыпившую барышню.

В двух словах – две девицы решили перебежать оживленную трассу. Доскакать до спасительного бордюра удалось лишь одной. Вторая угодила в больницу с переломами ноги.

Три года лучшие следователи изучали «запутанное дело о наезде». Экспертиза показала, что водитель двигался со скоростью 40 км/час. Свидетельские показания очевидцев также подтверждают невиновность «подозреваемого». Кроме того, в пользу автолюбителя, казалось бы, сам здравый смысл. Если ты бежишь по дороге, будь готов к тому, что тебя собьют. Если ты бегаешь по крыше дома, будь готов превратиться в лепешку, отдираемую от асфальта. Если по рельсам бегаешь – не обижайся, если поезд тебя раздавит.

Но здравый смысл по отношению к водителям в Украине не действует!

Здесь правоохранительные органы моментально «распутывают» лишь дела с участием сыновей-дочерей нардепов. В случае с «рядовым» водителем нужно разобраться – мог ли он затормозить, да успел бы он увернуться от тела, бегущего по шоссе, да открыты ли были глаза его, и почему он так медленно жал на педаль тормоза, когда на дороге фигуру шатающуюся увидел?

Также чрезвычайно интересует следователя, имел ли возможность негодный давитель пьяных девок взлететь, перепрыгнуть выпивоху и приземлиться за нею, не причинив вреда. Не мог? Почему? Необходима еще одна экспертиза – аэродинамическая!

Самый гуманный суд в мире

Спустя три года мучений дело было передано в суд. В Днепровский суд столицы. Я не мог пропустить этого мероприятия и явился в здание, где вершатся судьбы, вместе с бедолагой, чьи «Жигули» не смогли перелететь бегунью.

В повестке у злостного преступника написано – «6 кабинет». Подходим в 6-й кабинет. Закрыто. Стучим. Никто не открывает.

Спустя несколько минут из другого кабинета выходит удовлетворенная процессия во главе с пострадавшей. Спешим туда.

– Вы ХТО? – дядька в растянутом темном свитере смотрит сверху вниз.
– Я приглашен повесткой... – несмело начинает мой спутник.
– Надо было раньше приходить. А это ХТО?! – кивает в мою сторону.
– Я – журналист, пришел вместе с ним, – отвечаю.
– Выйдите отсюда!
– Почему? Разве это закрытое слушание? – интересуюсь я.
– Я сейчас наряд вызову!
– Вызывайте.

Дядька звереет, начинает кричать. Обвиняемый в наезде тянет меня за рукав. Пойдем, мол, не надо «злить судью».

Раздосадованный моею дерзостью коллега Зварыча идет в 6-й кабинет. Там уже сидят несколько бумагомарателей разного пола. Пропустивший слушания водитель спрашивает, как вышло так, что обвинительное заключение было зачитано не в том помещении, которое указано в повестке? Судья вопросы игнорирует напрочь. За него отвечает какая-то девушка. Говорит: «Я вас звала, а вас не было».

Вот так. Провели заседание в отсутствие ответчика, подготовили обвинение. Получите, распишитесь. Почему вместо 6-го не вошел в 10-й кабинет? Не догадался? Сам виноват!

«Тому що», живущий на мои налоги

Меня ситуация выводит из терпения. Сую под нос девице диктофон:

– Фамилию свою озвучьте, пожалуйста.

У присутствующих глаза лезут на лоб. Один из бумагомарателей вскакивает, трусит толстой тушкой по коридору. Судья смотрит на диктофон, как на бомбу.

Из-за угла коридора появляется счастливый толстяк с лицом сельской бабы, убежавший за подмогой. Не один появляется, а в сопровождении милиционера в бронежилете. Чувствуя такую мощную поддержку, женоподобный пищит:

– Сховайте диктохфон!
– Почему?
– Тому що! – кричит мне в лицо толстяк.

Правоохранитель спокойно объясняет мне – с диктофоном на слушания приходить нельзя. Я прячу орудие журналистского труда в сумку. Инцидент исчерпан.

«Тому що», отъедающий себе задницу на мои налоги, неудовлетворенно хрюкает. Ему хотелось бы, чтобы нас упрятали в кутузку. А лучше – расстреляли за углом. Тогда он смог бы рассказать своей селючке-жене о том, как могуч и как высоко смог подняться в судебной иерархии. Да он что так, что эдак – расскажет.

А вершитель правосудия – Чаус Николай Алексеевич, разъяренный нашим поведением, через месяц зачитает приговор, продиктованный не здравым смыслом, а элементарной злобой. Этот Чаус стал недавно пожизненным судьей. Он теперь типа небожителя. Крутит-вертит в руках чужие судьбы, жонглирует жизнями. Упивается властью безраздельной, надежно защищенный пожизненною неприкосновенностью.

А водителю остается лишь одно – готовиться к неминуемому обвинительному приговору. Вопрос только в том, сколько ему будет стоить (помимо тех денег, что он уже по своей воле дал на лечение «бегунье») наезд на злостного нарушителя ПДД.

Ты своим торсом погнула мне бампер!

Создается впечатление, что водителю, сбившему выскочившего из-за дерева на трассу пьяницу, остается лишь сидеть или платить.

Это не совсем так.

Коль уж законы Украины поставили автомобилистов в положении ВЕЧНО виновных, им следует вести себя наглее и напористее. Показательным может быть случай, произошедший с моим знакомым – немцем, в Киеве. На Прорезной немец сбил женщину. Она не была пьяна, просто решила перебежать дорогу в двадцати метрах от перехода. Гость из ФРГ остановил машину, подбежал к потерпевшей, осмотрел ее, попросил прохожих вызвать скорую и... уехал.

На Европейской его догнала машина ГАИ. Разъяренные наглостью водителя правоохранители раскрыли рты, когда немец объяснил им, что... не имеет претензий к пострадавшей, так как машина цела! Его доставили в участок, и уже спустя несколько часов дело было благополучно замято с помощью хрустящих купюр, которые чертыхающийся, матерящийся на чистом русском языке немец был вынужден отдать нарушительнице, попавшей ему под колеса.

Что в Европе, что в США водитель, наехавший на нарушителя, признается невиновным. А как иначе быть может?! Есть закон, и он – один для всех. Ведь это самостоятельный выбор человека – соблюдать Правила либо заигрывать со смертью.

В той же Германии довелось однажды видеть интересную картину – на переходе ночью, при полнейшем отсутствии машин, стоит группа бюргеров и терпеливо ожидает зеленого света. Уважение к Правилам – в крови. А у нас асфальт в крови.

Украинским автомобилистам следует быть напористее и плевать на такие чувства, как «жалость» или «сострадание». Попал под колеса идиот пьяный – подавайте в суд. За порчу имущества. Он вам погнул капот, бампер повредил, моральную травму, опять-таки, нанес!

Каждый день перед моей машиной дорогу перебегают по пять-десять пешеходов. И появляются бегуны в самых неожиданных местах. То из-за столба выскакивают, то с коляской трассу вдоль скоростного трамвая перебегают. Пешеходы чувствуют себя настолько вольготно, что ходьба по проезжей части становится уже и не правонарушением даже, а чем-то вроде разновидности прогулки по улице.

Ввиду того, что в города мигрируют колоссальные толпы жителей сельской области, где понятие перехода вообще зачастую отсутствует, можно предположить, что нас в самое ближайшее время ожидает просто азиатское отношение к дорогам со стороны пешеходов. Во многих странах Азии переходы, равно как и знаки, вообще отсутствуют. Иди, как хочешь.

У нас тоже скоро так будет. Ходи, как хочешь. Бегай, как хочешь. Но уж тогда и пеняй, если что – на себя. Вини – себя. Кори – себя.

И будь готов к тому, что, вкупе с длинными чеками из больниц, тебе придется оплачивать еще и рихтовку автомобиля, тебя сбившего...