...это принесет положительный результат. Такое впечатление, что сама Тимошенко мало верит в успех и свой судебный иск рассматривает, скорее всего, как дело чести и намерение идти до конца.

Внешне ситуация напоминает 2004-й год: соперники, в принципе, те же, итоги второго тура фактически аналогичны, присутствует разделение страны по электоральным симпатиям. Но это только оболочка. И даже при беглом взгляде бросается в глаза то, что не хватает главного – Майдана.

Именно этот феномен президентской гонки пятилетней давности имел решающее влияние на последующие политические процессы. И если бы не он, то вполне возможно, что сейчас не было бы шансов наблюдать за настоящей борьбой во время выборов. Пускай это и была борьба «двух зол», двух финансово-олигархических группировок, но зато не было назначения наследника и системных фальсификаций.

Именно бывшие «оранжевые» силы в 2010 году выступили против нового Майдана. И наоборот, «голубые» попробовали скопировать данный метод политического влияния на власть, устроив свои митинги возле Центризбиркома. Но это не имело ничего общего с Майданом, являясь скорее его пародией.

Почему же в условиях 2010 года Майдан невозможен? Только из-за того, что политические соперники так свято заботятся о стабильности страны? Или, может, о здоровье своих сторонников, понимая, что зима – не лучшее время года для подобных мероприятий?

Второе лицо в БЮТ Александр Турчинов, который настаивал на том, что результаты выборов сфальсифицированы, тем не менее, отрицает какую-либо возможность массовых акций протеста. Об этом он и заявил журналистам, отвечая на вопрос, почему невозможен новый Майдан.

Его мотивация состоит в том, что стране нужна стабильность. Мол, зачем будоражить народ, когда на улице экономический кризис, казна практически пуста, да и зима выдалась довольно холодной и снежной. Жалко избирателей все же.

Один из ближайших соратников Юлии Владимировны сослался на справедливое и мудрое решение суда. Пускай суды рассмотрят все жалобы от БЮТ, пересчитают голоса на участках, и на этой основе будет вынесен приговор результатам второго тура.

Но таким образом Турчинов отрицает самого себя. Ведь он не раз повторял, что судебная система Украины коррумпирована. Каким же образом штаб БЮТ может рассчитывать на беспристрастное постановление суда, если существует возможность купить правильное решение?

Наверное, истина состоит в том, что ситуация 2010 года коренным образом отличается от 2004-го. Но данный факт упрямо не желает признать БЮТ. А ведь в этом и кроется главный ответ – почему народ не выйдет на Майдан.

Во-первых, потому, что даже если фальсификации на выборах и были, то они не носили масштабный, системный характер. И об этом прямо поспешили заявить все миссии наблюдателей в Украине. Данные всех экзит-полов были разительно единодушными. В такой ситуации украинские избиратели не имели внутреннего стимула для протестов. Ведь их не кинули так явно, как в 2004 году – зачем же протестовать против результатов выборов, которые всеми признаны?

Что же было в 2004-м, когда народное возмущение вылилось в неудачную попытку революции? Тогда налицо были очевидные факты фальсификаций и махинаций власти. И чтобы понимать это, не понадобилось даже постановления суда.

В самом деле, разве не подозрительной является неимоверно высокая явка избирателей в Донецкой и Луганской области – 96,65% и 89,5% соответственно, когда в целом по Украине этот показатель был равен 80,85%? А если вычесть эти две области-лидера – еще меньше.

Причем еще за три часа до закрытия избирательных участков в Донецкой области проголосовало лишь 65,83%. И тут, словно повинуясь неимоверному порыву, народ в вечерние часы рванул на участки, дабы показать рекордные показатели своей сознательной гражданской позиции.

А вот 7 февраля 2010 года, даже после пяти лет утраченных возможностей и в период экономического кризиса в стране, явка по Донецкой и Луганской области составила 76,98% и 74,42% соответственно. И это невзирая на организацию автобусных маршрутов к избирательным участкам.

Еще более нелепо и подозрительно в 2004 году смотрелась значительная часовая задержка с поступлением в ЦИК данных о явке избирателей в восточных регионах. И когда в два часа ночи Ющенко спросил тогдашнего председателя ЦИК Кивалова, возможно ли зафиксировать количество избирателей, тот ответил, что уровень активности еще будет изменяться. Каким же образом, спрашивается, спустя шесть часов после окончания голосования может изменяться явка избирателей?

Напротив, во время выборов-2010 этот показатель был зафиксирован достаточно быстро.

Отметим еще один немаловажный факт. Все экзит-полы показали достаточно уверенную победу Ющенко на выборах 2004 года. Но когда начали поступать новые данные о количестве «проголосовавших» на востоке, социологи были вынуждены отказаться от своих подсчетов.

На выборах 2010 года все экзит-полы назвали победителем Януковича. Официальные результаты ЦИК совпали с цифрами социологов, что является одним из доказательств честности избирательного процесса.

А если еще добавить отсутствие в 2010-м миллионов открепительных талонов, агрессивных действий властей, становится понятным, почему так сложно народу поверить в реальность фальсификаций. А если избирательное право не нарушено, волеизъявление не деформировано наглыми махинациями, то и причина протеста отпадает.

Да и авторитет международных наблюдателей обязывает прислушаться к их выводам.

И второй очень важный фактор.

Возможно, БЮТ не в полной степени осознает, что украинцы разочаровались в нынешних представителях элиты. В том числе и в Тимошенко. Или, наоборот, слишком хорошо осознает, поэтому и не зовет граждан на баррикады.

Тем не менее, лидеры «оранжевых», на которых возлагались столь радужные надежды в 2004-м, оказались политическими банкротами. Они не оправдали чаяний народа. Реальных реформ проведено не было. Обещания не выполнены. Поэтому выборы стали оценкой их деятельности (или бездействия).

Даже перед угрозой победы Януковича избиратели Тимошенко не готовы повторить Майдан и выйти на улицы. Они поняли, что их кинули. Неважно, кто из «помаранчевых» виноват больше. Но народ не готов поддерживать нынешнюю элиту ценой нового Майдана. И это главный показатель тотальной разочарованности в украинских политиках.

Народ имеет полное право протестовать против власти, которая не служит его интересам. Но для новых майданов нужны новые лидеры или события, которые сплотят украинцев.