...сроку обучения и внедрению обязательного однолетнего дошкольного образования.

Так, по словам министра образования и науки Украины Дмитрия Табачника, внедрение 12-летнего образования ставит ряд проблем, связанных с материально-техническим обеспечением школ, а также с недостаточной подготовкой педагогического состава и необходимостью увеличения финансирования среднего образования.

Решить проблемы среднего образования, по словам Табачника, могло бы предоставление права выбирать 11-летнюю или 12-летнюю систему учебы местным советам. Однако министр уточнил, что не является сторонником такой системы.

Стоит ли оставлять обучение в школе 12-летним или следует переходить на 11-летнее и как количество лет, проведенных за партой, повлияет на качество образования, мы поинтересовались у экспертов.

Член Компартии Украины Спиридон Килинкаров обеими руками «за» возвращение к проверенной советской десятилетке. Как аргумент политик приводит украинское законодательство, согласно которому особа, достигшая 18-летнего возраста, имеет право стать мамой или папой. Школьники, которые обзавелись семьей, это уже из ряда вон... А вот отучившись 10, а то и 8 лет, подросток имеет больше времени на самореализацию.

«Я считаю, что советская десятилетняя система образования была абсолютно продуманной, и не было никакого смысла менять ее на 12-летнюю. Представьте себе, что ребенок пошел в 6 лет в школу, а закончит ее в 18. Они уже имеют право и жениться, и детей рожать, – иронизирует коммунист. – Я заканчивал 10 классов. И была система абсолютно нормальная. Человек заканчивает 8 классов и может пойти получить рабочую профессию в профтехучилище. На тот момент эта система образования была продумана, потому что она была привязана к рабочим местам, необходимости формирования рабочего ресурса под определенные программы. Все было ясно и понятно. Сегодня у нас получается общество всеобщего высшего образования – и такой высокий уровень безработицы, потому что выпускаем студентов, а не знаем, где и как мы их можем использовать. То есть нужны какие-то системные преобразования. Это не просто вопрос школы. Должны быть связаны школа, профтехучилище, техническое образование, высшее образование. Надо комплексно, системно все эти вопросы решать».

Мнение Килинкарова разделяет народный депутат от БЮТ Наталья Королевская. Самой бютовке неприятно осознавать, что ее сыновья рискуют выпуститься из школы 19-летними парнями. А ведь в таком возрасте некоторые уже и в вузе гранит науки грызут, и работают, и планы на будущее строят… Более того, Королевская считает первоочередной задачей улучшение качества самого образовательного процесса, который в регионах на сегодняшний день оставляет желать лучшего.

«Я училась 10 лет в самой обычной школе в городе Красный Луч, но я благодарна своим учителям за то, что они в меня смогли вложить знания, умения и ощущение действительности. У меня два мальчика, они закончат школу в 18-19 лет, если будет 12-летнее образование. 19 лет – это уже совсем взрослый мужчина, который по-хорошему уже должен и работать, и учиться, и планы в жизни определять, и цели перед собой ставить. Мы этим самым будем только тормозить умственное развитие, потому что чем дальше мы оттягиваем возможность детей самоопределяться, тем сильнее мы уменьшаем их способности к этому. Я считаю, что надо работать над качеством образования, над доступностью. Над сельскими школами, которые сейчас в жутком состоянии. Над тем, чтобы учителя, получая распределение, получали социальную поддержку для того, чтобы они туда ехали и учили детей там. И не было ситуации, когда один преподаватель обучает и иностранному языку, и математике, и всем естественным наукам. А мы занимаемся рихтовками, которые несут только негатив, а не качеством, которым нужно системно заниматься», – настаивает нардеп.

Депутат-нунсовец Юрий Кармазин также выступает за возвращение к 11-летней форме обучения. И дело даже не в том, что ребенок рискует задержаться в социальном развитии. Качество образования, как показывает практика, не связано с количеством отсиженных за партой лет. Более того, тот материал, который сегодня преподают в школах, на уровень ниже того, что был 40 лет назад, и на 2 уровня того, что получали наши деды-прадеды.

«12 лет – это слишком много, и для государства слишком дорого. Но и допустить до того, чтобы уже детские сады при школах открывали для выпускников – это тоже ненормально. Я посмотрел, что увеличение срока обучения не влияет на качество образования, потому что вузы колоссально снизили требования к студентам. Сегодняшние выпускники, хотя и получают звание магистра и т.д., но на это звание редко когда кто тянет. Поэтому я думаю, что достаточно максимально 11 лет для того, чтобы интегрироваться под Европу, – убежден Кармазин. – Я заканчивал 10 классов и абсолютно не жалуюсь. Просто надо пересмотреть подход к преподаванию некоторых предметов в школе. Надо упрощать учебники, а не усложнять их. Мне всегда интересно просматривать учебники, по которым училась еще моя мама. Они сделаны более рационально, чем те учебники, по которым учился я. У меня две дочки. Одной 27 лет, она преподает в университете, а вторая закончила 6 классов в этом году. И я могу сравнивать учебники, программы, направленность. И вижу, что направленность программы абсолютно не для монтирования человека в сегодняшнюю жизнь».

С нардепом Королевской, которая выступает за работу над качеством, а не количеством школьных уроков, солидарна редактор ведомственного журнала МИД Украины «Зовнішні справи» Ольга Таукач. По ее мнению, подойти к вопросу следует с более практичной стороны: улучшение качества учебников, уровня профподготовки преподавателей, условий обучения и т.д. А сроки обучения – вещь второстепенная и, как правило, особо ни на что не влияющая.

«Я закончила 10 классов, и мой сын тоже успел закончить 10 классов. Хотя у него был момент перескока. После 3 класса сразу пошел в 5, потому что начали принимать с 6 лет, а он пошел с 7 лет. И малышня догоняла, чтобы нужное количество лет было. Мне кажется, что сколько учиться – это не суть важно. Разные есть системы образовательные. Важно – чему учиться и кто свои знания, свои мировоззренческие позиции будет доводить до умов, до сердец, и до того, что там в черепной коробке спрятано и неизвестно как называется. А реформу сегодня надо начинать с того, что не спорить о том, сколько лет дети должны учиться, а посмотреть, какими учебниками они пользуются и какие люди доводят до них знания и вместе со знаниями утверждают свою идеологию, какие-то важные вещи доносят до маленького, еще взрослеющего, и, наконец, уже до взрослого человека», – убеждена Таукач.

«Мы должны понимать, что информации с каждым годом все больше и больше. И информация, которую поглощал школьник 20 или 30 лет назад, и та информация, которую должен проглотить школьник сейчас – разные», – отстаивает позицию министра Табачника его однопартиец Михаил Чечетов. В свое время регионал тратил время на работу со сложными вычислительными приборами, а сегодня, в век компьютерных технологий, необходимость в логарифмической линейке отпала. Так или иначе, а последнее слово должно быть за «жертвами реформ».

«Мир информации расширился, а с приходом интернета он вообще стал необъятным. И потому во временные рамки того, что было раньше, вложить ту информацию, которую сейчас нужно дать детям, – это был бы суперинтенсивный режим. Поэтому надо пересматривать программы, нужно выбрасывать лишнее, чтобы не читать то, что уже не нужно по жизни. Например, когда я учился в университете, то несколько лекций было посвящено логарифмической линейке, а сейчас это уже не нужно, – заключает Чечетов. – Может быть, нужно еще раз собрать общественность, еще раз посоветоваться перед принятием окончательного решения. Но в любом случае я считаю, что не должна насаждаться точка зрения сверху. Мы должны услышать людей, тех, кому ту «одежду», которую мы сегодня разрабатываем, носить потом. Чтобы потом не получилось, что там рукав торчит, там плечо тянет, а эта и на голову не налазит «одежда» законодательная».

Иногда жизнь человека складывается так, что вступать во взрослую жизнь он вынужден, не дождавшись последнего звонка. И когда этот человек сталкивается с дилеммой – деньги или учеба, то, по словам Заслуженной артистки Украины Кати Бужинской, никто не вправе лишать его права на выбор.

«Я считаю, что человек должен сам определять, учиться ему 9 классов или 11. Думаю, что вполне достаточно и 11 классов. Я заканчивала 9 классов, а за 10 и 11 классы сдавала экзамены экстерном. То есть дети хотят быстрее учиться в серьезных учебных заведениях, а может быть, уже и работать. Так что добавлять еще один год, я считаю, нет смысла», – призналась певица.