...поманипулировать чертой, за которой она начинается.

Мария Афанасьевна – одна из многих миллионов обитателей огромного концлагеря, занимающего площадь в шестьсот с лишком тысяч квадратных километров. Они уже почти не помнят, кто и когда воздвиг вокруг них невидимую стену нищеты, которая оказалась куда эффективнее электрических заборов и пулеметных вышек, сделав побег невозможным по причине отсутствия денег на билет и обустройство на новом месте. Они безропотно позволяют проводить над собою всевозможные эксперименты и не думают устраивать восстание, потому что боятся лишиться своей скудной пайки и просто умереть с голоду. Они давно не мечтают о другой жизни, потому что все их мысли заняты тем, как выжить в этой.

Каждый день из жизни Марии Афанасьевны похож на предыдущий. После подъема в пять часов утра, измерения давления стареньким ручным тонометром и чая с сухариками (остатки старого батона), она едет в разбитом, дребезжащем троллейбусе на утренний стихийный рынок. Там, вдоль тротуара напротив супермаркета, выстраиваются со своими мешками «селяне». Летом и осенью это дачники и кустари-огородники из пригорода, зимой и весной «селянами» ставятся сами горожане, распродающие излишки своих запасов, быстро портящихся в сырых подвалах и гаражах.

Они торопятся продать свою картошку и свеклу до девяти часов утра – когда их придет разгонять заспанная милиция. По причине этой спешки, отсутствия предпринимательской жилки и рыночного сбора, продукты тут стоят гораздо дешевле, что и привлекает массы малоимущих.

Когда наша власть произносит слово «малоимущие», она зачастую тут же старается добавить и слово «пенсионеры». Видимо, пока ей еще стыдно признавать, что малоимущими в Украине могут быть и работающие люди. Ведь тогда придется признать, что власть, которая определяет размер зарплат бюджетников, и формирующие эту власть бизнесмены, на которых вкалывают наемные рабочие, сами же и виноваты в нынешней массовой нищете.

Впрочем, слово «нищета» власть предпочитает не произносить всуе. Для чего и было придумано более мягкое определение – «малоимущий». Звучит не так резко: вроде бы и мало, но всё же что-то там имущий. В реальности это означает человека, имеющего маленький денежный доход. Насколько маленький? А это уже определяется т.н. «прожиточным минимумом», над определением которого работает целый коллектив «специалистов» и который регулярно пересматривается Верховной Радой. За последние 10 лет власть определяла следующие уровни прожиточного минимума:




Сразу же можно заметить, что самые большие увеличения прожиточного минимума приходились на месяцы политической активности народных избранников. Перед парламентскими выборами 2002 года, в горячем 2005 году, с приходом второго правительства Тимошенко (начало 2008-го) и во время последней смены президентской власти. И, напротив, в периоды политической «стабильности», когда не нужно было изображать перед избирателями свою заботу о них, прожиточный минимум вырастал на несколько жалких процентов.

На август 2010 года этот минимум составляет аж 843 гривны. Именно столько денег, по мнению «специалистов», необходимо среднестатистическому украинцу, дабы не протянуть с голодухи ноги, как узникам Освенцима. Причем эти светила диетологии скрупулезно высчитали, чего и сколько положено потреблять своим согражданам, не обладающим властью или собственным бизнесом. К примеру, в месяц маленькому украинцу положено:

Хлеб – 8,4 кг
Крупа, макароны, мука – 1,8 кг
Картофель – около 8 кг
Овощи – 8,3 кг
Фрукты – 5,3 кг
Сахар – 2 кг
Масло растительное – 0,6 литра
Мясо – 2,1 кг
Курятина – 1 кг
Сало – 160 грамм
Колбаса – 750 грамм
Рыба и морепродукты – 1,1 кг
Масло сливочное – 400 грамм
Сыр твердый – 190 грамм
Сметана – 410 грамм
4 яйца в неделю


Сюда же входят 7 пар носков на год (носить аккуратно, штопать), по куску хозяйственного и туалетного мыла в месяц плюс 2/3 пачки стирального порошка (раз в месяц носки?), пара туфлей на 2,5 года и зимние сапоги, которые нужно носить пять лет. Посещение 4 раза в год кинотеатра и один косметический ремонт квартиры раз в 10 лет. Приобретение новой мебели раз в 25 лет. И чтобы пережить весь кошмар этой лагерной пайки, в данную потребительскую корзину предусмотрительно положили 1 упаковку валидола – на весь год! Как хотите, так и растягивайте.

Но пускай «голодранцы» губу-то сильно не раскалывают! Потому что это потребительская корзинка не малоимущих, а вполне обеспеченных средней заработной платой граждан Украины. В 2008 году стоимость такой корзинки составляла 942 гривны (по тем еще ценам!), а черта прожиточного минимума – всего 605 гривен, то есть в полтора раза меньше. Отсюда следует, что для малоимущих эта корзинка должна облегчиться на одну треть. Меньше носков, меньше мыла, мясо и колбасу можно выбросить (не положено!), а о новой мебели лучше и не думать, ведь копить на неё придется до глубокой старости.

Да уж! Доктор Менгеле, моривший узников голодом, довольно хихикает в аду, наблюдая за социальными экспериментами своих украинских коллег.

…Пенсия у Марии Афанасьевны еще меньше, чем прожиточный минимум – всего 700 с копейками гривен. Основные расходы составляют коммунальные тарифы, причем субсидия покрывает их незначительно: «специалисты» решили, что двухкомнатная угловая хрущевка жилой площадью 27 квадратов (меньше, чем сортир в коттеджах народных избранников) являются роскошными хоромами для пенсионерки. Греть воду электрическим «баком» ей тоже не положено – впрочем, его у неё и нет, зато ближе к зиме приходится иногда включать маленький обогреватель, потому что отопительный сезон теперь начинается лишь после первых морозов.

То, что остается после всех вынужденных расходов, тратится на еду. А остается немного – только чтобы, как шутят американцы, «жить на доллар в день». Но что для США является черным юмором, в Украине для многих давно стало черной прозой жизни.

Когда-то у Марии Афанасьевны была «дача» – восемь соток огорода с деревянной будкой, эти участки щедро раздавали после того, как в 90-х годах умер владевший этим полем колхоз. Однако она довольно быстро поняла, что при отсутствии полива, который к ним так и не провели, единственным результатом труда на этой даче может быть только инсульт. Поэтому свой скромный рацион овощей и фруктов она покупает на рынке, с ужасом представляя, насколько же еще поднимутся цены после убийственной жары. Похоже, что зимой картофель станет для неё деликатесом! К счастью, еще не подорожали крупы и продукция «Нашей Рябы» – единственного мяса, которое может позволить себе пенсионерка. А нетребовательный кот Матвей вот уже пять лет с аппетитом уминает недорогой сухой корм, даже не подозревая, что на свете есть рыба и котлеты.

Впрочем, Мария Афанасьевна не унывает. В отличие от многих подруг, ей не нужно покупать дорогие лекарства и оплачивать обследования в больнице. Советская мебель и холодильник надежно прослужат ей до конца жизни, а восполнять обветшалый гардероб она не брезгует «обновками» из сэконд-хэнда. К тому же со своей скромной пенсией она находится на заслуженном отдыхе, в то время как её взрослый сын, живущий отдельно, с 7 до 16 часов вкалывает на заводе за 950 гривен в месяц, и вместе с женой (1200 гривен, продавец) еще растит ребенка...

Согласно украинским законам, 950 гривен – это уже не бедность, потому что это аж на целую сотню гривен выше черты малообеспеченности. И вот тут нам открывается суть борьбы с бедностью по-украински.

Согласно официальному агитпропу, число живущих за уровнем бедности сограждан составляет, по последним данным, 21,4%. То есть каждый пятый! По сравнению с 2008 годом (около 18%) падение вроде бы незначительное, учитывая длящийся два года кризис. Властям можно смело рапортовать об успехах, о своем небывалом профессионализме и экономическом гении. А если взять показатели бедности за 2000-й год (80,2 %) и 2005-й год (53,3%), то можно вообще выстроить график уверенного развития неньки в стиле Лёни Голубкова (сапоги, машина, дом в Париже).

А теперь давайте посмотрим другой график – распределения населения Украины по уровню доходов на начало этого года:

до 300 грн./мес. – 0,5%
300-480 грн./мес. – 4,3%
480-660 грн./мес. – 12,5%
660-840 грн./мес. – 19%
840-1020 грн./мес. – 18,3%
1020-1200 грн./мес. – 13,9%
1200-1380 грн./мес. – 9,7%
1380-1560 грн./мес. – 6,7%
1560-1740 грн./мес. – 5,1%
1740-1920 грн./мес. – 2,9%
более 1920 грн./мес. – 7,1%


Напомним, что прожиточный минимум в январе был 835 гривен и с тех пор поднялся аж на 18 «целковых». Думается, что доходы населения вряд ли увеличились больше. Что же мы видим? А видим мы, что официальное число малоимущих зависит исключительно от черты уровня прожиточного минимума. Причем в секторе доходов от 480 до 1200 гривен на душу сосредоточено более 60% населения. И в зависимости от того, на каком уровне будет проведена черта прожиточного минимума, образуется официальная статистика украинской нищеты.

Поднимем планку чуть выше – количество живущих за чертой бедности вырастет. Опустим – и жизнь в стране тут же становится лучше и веселее. Правда, снижать прожиточный минимум у нас, к счастью, еще не додумались, однако есть и другой способ: достаточно подождать, пока вырастет номинальная зарплата, а потом её реально сожрут рост цен и инфляция. То есть если несколько лет назад 500 гривен были солидной суммой, то сегодня это на два раза сходить в супермаркет. И теперь просто сравните покупательную способность 275 гривен в 2000-м году (тогдашний прожиточный уровень) и 840 гривен в этом году.

То есть можно вообще не принимать абсолютно никаких мер, направленных на реальную борьбу с бедностью. Вообще никаких! Просто не спешите поднимать планку прожиточного минимума – и тогда число официальных бедных будет уменьшаться само собой.

Вообще, не будет удивительным, если окажется, что на самом деле этот прожиточный минимум высчитывается исходя не из потребностей человека, а из уровня доходов населения, чтобы такой вот манипуляцией потихоньку снижать процент малоимущих. И это предположение очень логически объясняет, почему прожиточный минимум в Украине определяется каким-то непонятным образом и всегда имеет издевательски низкий уровень, обеспечивая лишь нищенское существование. И почему его поднятие даже на 10 гривен вызывает такие серьезные политические дебаты.

А теперь давайте честно скажем, сколько необходимо получать среднестатистическому гражданину Украины, чтобы не быть бедным по-настоящему, а не официально? Без фантазий о деликатесах, мерседесах и вечеринок на Багамских островах. Просто чтобы без изысков, но полноценно питаться, скромно, но прилично одеваться. Иметь возможность выплачивать ипотеку на жилье и купить необходимую мебель и технику. Взять в кредит недорогой автомобиль, который во всем мире является средством передвижения, и раз в год съездить на отдых хотя бы в Карпаты или в Крым. Накопить денег на учебу детей и на лечение себе на старость. То есть жить как простой человек цивилизованной развитой страны, а не заключенный лагеря.

И при этом мы не будем учитывать расходы на «подарки» и взятки, на официальные поборы, с которыми регулярно сталкиваются многие из нас. Мы еще не будем учитывать уже происходящее подорожание коммунальных услуг, будущее подорожание продуктов, новые налоги и акцизы, которыми нас собираются обложить.

Достаточно ли супругам с двумя детьми получать по 1500 гривен в месяц? Хватит ли им 1800, 2000 гривен? Дальше мы продолжать не будем, потому что украинцев с подобными доходами всего 7,1%. То есть окажется, что всё остальное население – 93% – это нищие, которые лишь разнятся по степени своей нищеты: от тех, кто просто сводит концы с концами, крутится, как может, до полной перекатной голи...

Конечно, кое-кто может от души посмеяться над «неудачниками», которые за 800-1500 гривен в месяц чинят наши трубы и электросети, перебирают редукторы машин, грузят вагоны, продают нам пиво и мороженое, лечат наши болячки, учат наших детей, а не играют в «Паука» в чистом офисе, поплевывая в потолок и получая «приличную зарплату». Но если бы они плюнули на свою малооплачиваемую работу, то на следующий день наши квартиры и офисы превратись бы в непригодные к обитанию бетонные коробки. А если бы они начали категорически требовать себе достойную оплату труда, то дело бы закончилось революцией и гражданской войной, потому что работодатели предпочтут «давить быдло», чем отказаться от своих сверхдоходов.

Впрочем, население Украины подавлено и морально уничтожено еще более, чем обитатели Варшавского гетто, которые из боязни потерять миску похлебки пассивно позволили обирать себя своим соплеменникам, а потом покорно отправились в газовые камеры. Но там нашлось хотя бы пару тысяч тех, кто выступил против системы, хотя и потерпел поражение. В Украине же население не просто не хочет сломать систему, превратившую страну в гигантский лагерь смерти (ведь демографические потери страны уже превышают число жертв Холокоста!), оно пытается найти в этой системе уголок, в котором можно протянуть подольше, побороться за место, обеспечивающее усиленную пайку с «хорошим кофе», из года в год активно поддерживая эту систему своими голосами...