...данной профессии, из отрасли такими же десятками люди просто-напросто уходят, не желая «гробить» здоровье, а то еще хуже – рисковать драгоценной жизнью.

Учтя последние обстоятельства, СБУ и Государственный комитет по промышленной безопасности провели совместное совещание, в ходе которого было решено срочно заняться вопросом безопасности работы на угольных шахтах. Более того, госэксперты заявили – в ходе проверок обнаружилось, что из 227 шахт в нормальном состоянии относительно безопасности находятся всего лишь тридцать! Представляете себе эту цифру? А как же остальные? О выполнении каких планов добычи угля можно говорить, если рабочее место простого шахтера каждый день грозит ему возможной гибелью? Да за работу в таких условиях скоро придется людям выдавать ордена «За отвагу»...

Мало того, что каждая политическая сила, оказавшись при власти, пытается переписать «под себя» картины и сюжеты, так еще с каждым новым законопроектом относительно поддержки угольной промышленности мы наблюдаем процессы, полностью противоположные намеченным целям. Возьмем программу развития «Уголь» 1994 года. Она предусматривала реконструкцию 46 шахт, строительство 22 и закрытие еще 51. Также было намечено повышение уровня добычи, но на выходе мы почему-то получили его снижение аж на 40%. Уже в 1996 году вышел президентский указ, призывающий ликвидировать нерентабельные предприятия, а также обеспечить финансовое оздоровление отрасли, социальную защиту высвобождаемых работников, приватизацию шахт и создание конкурентного рынка угля. Но, опять-таки, экономика получила только фактическое массовое закрытие шахт, которое сопровождалось, мягко говоря, нецелесообразным распределением имущества и бюджетных средств. В 2001 году украинское правительство утвердило новую программу, отменив предыдущую. На сей раз планировалось увеличить добычу угля уже в 2010 году до уровня 110,3 млрд. т. Но и эта программа потерпела фиаско. Кроме того, за период внедрения ее в жизнь увеличилась себестоимость этого вида топлива, а убытки предприятий возросли троекратно. В итоге, в 2009 году в Украине угля добыто почти в два с половиной раза меньше, чем, например, двадцать лет назад. И это одна из основных «кормящих» отраслей!

Вопрос – почему, если государство выделяло деньги на реконструкцию и развитие, мы сегодня имеем отрасль в полуразваленном состоянии? Ответ может быть только один – коррупция забирает жизни шахтеров, и если с ней не бороться, скоро вообще уничтожит угледобывающую отрасль в Украине. Такого же мнения придерживается и депутат-коммунист Леонид Грач.

«Речь идет о том, что экономика Украины, как государство, и его носитель – власть, тяжело больны онкологическим заболеванием под названием коррупция», – говорит представитель КПУ.

Но, возможно, от этого, как выразился депутат, «онкозаболевания» еще можно чем-то спастись? Что тогда, кроме «подачек», власти сегодня еще может спасти предприятия от упадка, а семью шахтера от потери кормильца?

Помнится, были предложения отдать шахты в руки частных лиц. А что? Если власть сегодня содержать шахтеров не в состоянии, возможно, передав предприятия «частникам», она сможет потребовать от них улучшения? Во всяком случае, любой добросовестный предприниматель, заинтересованный в получении прибыли, обязан будет внести свою лепту в модернизацию шахт и улучшить условия труда своим работникам. Ну а как быть, если сделать он этого не захочет? Вот в этом и состоит вопрос. Потому и передавая недра в распоряжение бизнесменам, власть в первую очередь должна ставить перед ними условие – или модернизируй, или руки прочь! Другой вариант невозможен.

«Именно потому, что у нас очень метаноопасные шахты, Украина вынуждена сегодня очень много внимания уделять развитию угледобывающей промышленности, и другого пути, как приватизация, наверно, нет, – считает народный депутат Украины Геннадий Задырко. – Государство в любом случае будет осуществлять контроль, ведь прокуратуру, охрану труда никто не отменял. И если люди хотят зарабатывать честно на добыче угля, то они не смогут зарабатывать, не вкладывая деньги в безопасность. И в данном случае прекратится воровство со стороны чиновников, нуворишей от шахтерского ремесла, потому что сейчас руководители государственных шахт владеют миллионами, т.к. у них есть возможность манипулировать законами и на этом зарабатывать».

С ним полностью согласен регионал Михаил Чечетов: «Приватизация вводится для чего? У государства денег не хватает, а собственник вкладывает свои деньги. Поэтому приватизацию можно рассматривать как один из вариантов».

Частная собственность – не панацея, уверен Грач, и объясняет: «Даже тот, кто хочет заниматься бизнесом, он вынужден, прежде всего, заниматься коррупцией, потому что он ни шага не может сделать, не заплатив, не угодив, не дав откат, не взяв себе в долю того, кто представляет власть. Поэтому, отдавай не отдавай шахты в частную собственность, качество труда не улучшится, я имею в виду охрану здоровья, безопасность».

Как тут не вспомнить культовый советский фильм «Человек с бульвара Капуцинов», где бандит по кличке Чёрный Джек в исполнении Михаила Боярского изрек легендарную фразу: «Запомните, джентльмены, эту страну погубит коррупция!». И хотя он имел в виду США, коррупция пока что целенаправленно губит нас…