...правительство Юлии Тимошенко в свое время отобрало у компании «РосУкрЭнерго» в рамках договоренностей с «Газпромом», теперь совсем не греет бюджет страны опасностью потери огромной суммы денег, «Нафтогаз» – перспективой банкротства, а многих экс-чиновников – возможностью очутиться на нарах. Ведь действия по изъятию газа РУЭ уже признаны судами и правоохранительными органами незаконными, а первые (вероятно, не последние) фигуранты скандала почивают, но не на лаврах, а в местах не столь отдаленных.

Недаром экс-премьер так часто поминала «незлым тихим словом» одного из владельцев «РосУкрЭнерго» Дмитрия Фирташа – еще в бытность свою при власти Тимошенко, вешая «всех собак» на бизнесмена, будто предчувствовала грядущую расплату. Не зря самого Фирташа так уверенно ассоциировали с Партией регионов – стоило Виктору Януковичу прийти к государственному рулю, как одним из первых вопросов стало возвращение перебранного себе «Нафтогазом» топлива РУЭ. Стокгольмский международный арбитражный трибунал подтвердил право «РосУкрЭнерго» на возврат газа и компенсацию за причиненные неудобства. И хотя чиновники из Кабмина при случае уверяли, что никто пока ничего отдавать Фирташу не собирается, решающее слово принадлежало не им, а украинской Фемиде. Ведь юридически лишь вердикт украинского суда может иметь правовую силу в государстве.

И долгожданный гром, похоже, грянул. По сообщениям СМИ, Шевченковский районный суд Киева подтвердил все выводы стокгольмских коллег и обязал «Нафтогаз» до 1 сентября вернуть РУЭ 12 млрд. кубометров газа – по сегодняшним ценам это где-то на 3 млрд. долларов. Плюс там несколько десятков миллиончиков компенсации. Что это значит для балансирующей на гране краха и едва успевающей вовремя рассчитываться с «Газпромом» национальной энергетической компании? Окажется ли такой финансовый удар по «Нафтогазу» нокаутирующим? Как будет действовать украинская власть? Выльются ли проблемы «Нафтогаза» в по-настоящему холодную зиму для простых украинских потребителей тепла? И кому за все это говорить «спасибо»: нынешней власти или предыдущей?

Однозначно нынешней, считает народный депутат от БЮТ Михаил Волынец. «Дело в том, что это грабеж не только державы, а и всего населения Украины. Это компенсации Президента Януковича Фирташу за вложенные деньги в предвыборную кампанию Януковича и его победу на президентских выборах», – считает он.

Волынец уверен, что, несмотря на текущие сложности, конечная победа останется за государством и «Нафтогазом». «Пройдет немного времени, и за это придется ответить всем виновным. Ясно, что Фирташ убежит за границу, деньги-то в оффшорах. Но я думаю, что мы еще поборемся, чтобы наше государство не платило такие деньги, и будем бороться, чтобы наше население не обдирали», – пообещал депутат.

Определять виноватого не имеет смысла, поскольку каждое украинское правительство замешано в зарабатывании «теневых» денег на операциях с газом. Такого мнения придерживается представитель блока НУ-НС, лидер УНП Юрий Костенко. Хотя сам же признает: предыдущий Кабмин чуть виновнее нынешнего.

«Меня не интересуют решения судов, меня эта проблема интересует с другой стороны. Прежде всего это касается предыдущего правительства, которое допустило эти юридические проблемы. Это есть данность, которая должна решаться в судебном порядке. Но это вопрос второстепенный», – заявил он.

Первостепенной, по мнению политика, является проблема учета газа на входе в Украину. Костенко считает, что невозможность определить точные объемы закачиваемого государством голубого топлива является основанием всех коррупционных схем и последующих скандалов.

«Именно отсутствие учетной аппаратуры и есть ответ на вопрос, почему на эту тему постоянные скандалы: каждый последующий критиковал предыдущего. И это все правда, потому что в Украине почти 20 лет нет учета наиболее ценного товара, на который Украина, в том числе и из государственного бюджета, тратит колоссальные деньги», – заявил Костенко.

Народный депутат-регионал Алексей Плотников считает, что пока не стоит спешить с выводами и что-то комментировать.

«Это называется «процесс идет», – отметил он.

По его словам, каждый хозяйствующий субъект спора старается отстоять свою точку зрения и выгоду и этот конфликт далеко еще не исчерпан, а потому какие-либо комментарии неуместны ввиду своей преждевременности.

«Давайте поживем и посмотрим, к чему это приведет», – призывает Плотников. Мол, будет окончательный результат – тогда и будем думать.

Позиция не лишена смысла, ведь очевидно, что на решение Шевченковского райсуда последует апелляция, быть может, одним протестом дело и не ограничится…

Аналогичного мнения придерживается и внефракционный депутат Верховной Рады Василий Киселев. «Я судебные решения не комментирую», – отметил он.

По мнению политика, сейчас все зависит от восприятия проигравшей в суде стороной вынесенного вердикта и определения ей тактики своих дальнейших действий. «Это внутреннее дело «Нефтегаза», поэтому ему принимать решение», – уточнил Киселев.

Как отметила лидер Прогрессивно-социалистической партии Украины Наталья Витренко, все уже решено и ждать особо нечего. Единственный вопрос – время. «Апелляция уже ничего не даст, потому что все это дошло до такой серьезной стадии, что теперь уже нужно думать, каким образом рассчитаться с этим долгом», – отмечает она.

Витренко предлагает думать не о том, что «РосУкрЭнерго» может проиграть в споре за газ, а о том, как по-хорошему договориться с компанией и выплачивать ей положенное не сразу, а по частям на протяжении нескольких лет.

«Так как наши бизнесмены уже стали опытными шакалами в реструктуризации своих долгов, пусть они реструктуризуют и этот долг на 10, на 20 лет. Чтобы Украина не выплачивала мгновенно, за год-два, а чтобы была отсрочка. У таких богатых людей это не последние деньги, у них дети от голода не падают в обморок. И ничего другого Украина не придумает, как только выплачивать этот долг», – убеждает политик.

Виноватых нет, проблем тоже – такого мнения придерживается директор донецкого филиала Национального института стратегических исследований Юрий Макогон. Эксперт считает, что газовая тема в Украине традиционно является настолько запутанной, что сами участники конфликта уже давно сами толком не знают, кто кому и сколько на самом деле должен.

«Наиболее запутанная тема в Украине всегда при всех властях – это взаимные долги: сколько газа дали, сколько потребили, сколько закачали в газовые хранилища, сколько должны выплатить и на какой период. И особенно это всегда обостряется накануне отопительного сезона. Все стороны называют разные цифры и выясняют свой вопрос в спорах, переговорах и даже в судах», – утверждает он.

«Я думаю, на транзите это не скажется никак, на ценах потребителя тоже не скажется абсолютно. Тем более, что есть официальное решение увеличить в полтора раза добычу собственного газа, который перекрывает все потребности ЖКХ Украины. Поэтому для обычного обывателя эта тема не должна быть острой. Пусть выясняют топ-менеджеры этих компаний, кто кому сколько должен. Тем более, что закачка газа в хранилища – это вообще вещь сложно измеряемая. Посмотрите на разветвленную систему ГТС Украины и представьте, что каждую секунду во всех трубах должен быть газ под давлением. Поэтому я не вижу в этом какого-то острого вопроса. По крайней мере, для меня его нет», – отметил Макогон.

Ответы специалистов воодушевляют: решение Шевченковского райсуда еще далеко не финал истории с определением принадлежности газа в ГТС страны. Украина еще не обязана выкладывать на счета РУЭ миллиарды долларов, «Нафтогаз» еще пободается в судах, а украинский потребитель может спать спокойно – в случае чего его согреют газом собственной добычи. Да и не должно все это дело никого волновать, кроме двух непосредственных его участников – спорящих сторон.

Вроде бы все хорошо, но это не более, чем мнения. Какова будет действительность – никто пока знать точно не может. А жаль, ведь определенность, пусть даже и не самая приятная, все же лучше, чем ожидание и неопределенность. Поскольку позволяет оперировать фактом, а не предположением. И осознав и восприняв пусть даже не самое приятное, но свершившееся событие – принять необходимые в этом конкретном случае меры и жить дальше. То есть сделать шаг вперед, а не стоять на месте в ожидании, когда же этот шаг придется сделать. Шаг стоимостью в три миллиарда долларов.
Только экстренная и самая важная информация на нашем Telegram-канале