...за девятнадцать лет – аккурат к юбилею.

Возвращался я из парка в этот «праздничный» день – с обычной утренней пробежки. По дороге домой возле аптеки вяло полоскался желто-синий прапор. Укреплен он был в V-образную держалку еще советских времен – рядом с его древком пустовала еще одна заржавевшая гильзочка, куда тоже можно воткнуть флагшток. Когда-то по праздничным дням в нее рядом с алым общегосударственным вставляли красно-синий флаг УССР – кто забыл, Украинской Советской Социалистической республики. А ныне одинокое желто-блакитное полотнище выглядело душераздирающе сиротливо – до того «незалежно», что аж плакать захотелось.

Зато прямо под державным символом приспособился «отмечать дату» какой-то мужичок. Не сказать, чтобы бомж, а так: обычный среднестатистический небритый гражданин независимой Украины лет сорока пяти. В мятых штанах, не очень свежей футболке и с пакетом в руках – половина метро каждый день заполнена такими господами. На выступ в стене поставил он бутылочку, разложил рядом закусь и грустно, без воодушевления опрокинул в горло одноразовый пластиковый стаканчик, заменивший на просторах СНГ прежний солидный граненый стакан.

Я пожалел, что не прихватил на пробежку фотоаппарат. Все это смотрелось настолько красноречиво, что захотелось запечатлеть немедленно и флаг, и мужичка, и бутылку его с закуской. Подумалось: это и есть образ современной Украины – бесцельно стоящий мужчина средних лет. В 1991-м ему не исполнилось еще тридцати. Тогда у него впереди были надежды, иллюзии, спрятанная от москалей колбаса и предчувствие чего-то нового и прекрасного (какой-то уж совсем невообразимой колбасы, которую изобретут при независимости и доведут до такого совершенства, что прежней «Докторской» даже собаки побрезгуют!), а теперь имелась в наличии только самая дешевая в мире водка под стягом страны, чрезвычайно независимой не только от окружающего мира, но и от здравого смысла...

Не поверите, я поддал ходу и понесся домой за фотоаппаратом. Но, когда вернулся минут через семь, колоритного персонажа у аптеки уже и след простыл. Только флаг над тем местом, где он только что стоял, трепыхался еще сиротливее – так, словно от него дезертировал последний часовой.




Несмотря на уход Ющенко и исчезновение из политического балагана целого поколения подобных ему «клоунов» и «клоунесс», радоваться пока нечему. Положение Украины на двадцатом году самостийного существования куда серьезнее, чем представляется даже тем «оранжевым» публицистам, которые регулярно выкладывают свои истерики на «Украинской правде». Но, ожидая от будущего недоброго, они не туда смотрят и не того боятся. Чуют, что подходит карачун, только не понимают, что в них самих он и сидит.

Ибо украинский карачун – враг не внешний, а глубоко внутренний. Как запор, понос и прочие кишечные неприятности. И гнездится он, прежде всего, в самом правоверном и сознательном националисте. Недаром отцы независимости и ее духовные вожди так любили кончать самоубийством – от повесившегося на яблоне автора «Самостийной Украины» Николая Михновского до застрелившегося в собственном кабинете изобретателя лозунга «Геть від задрипанки Москви!» Хвылевого-Фитилева. Тот, имея несчастье родиться великороссом по папе, до того целенаправленно убивал в себе клятого москаля, что, в конце концов, выстрелил в него в упор – прямо в собственную голову, переполненную идеями «українського відродження». И не промахнулся! Все идеи бывшего чекиста, свихнувшегося на национальном варианте коммунизма, вылетели вместе с мозгами! Так по стенке и растеклись, как чернила из лопнувшей банки...

Любителям аллегорий и параллелей тут есть над чем задуматься и от чего прийти в ужас. Современная Украина воплощается в жизнь как чрезвычайно нежизнерадостный и, следовательно, нежизнеспособный проект. Национальный пантеон, заваленный гекатомбами жертв так, что ни у кого не остается сомнений, что на том свете народа куда больше, чем на этом. Праздник Голодомора, который бывший президент пытался внести в каждый дом, не забывая при этом пить, закусывать и обустраивать свое поместье в Безрадичах. Угрюмый Тарас, гробницу которого в Каневе на днях подновили и выкрасили изнутри в похоронный пепельный цвет за госсчет – могила Тутанхамона и та выглядит веселее. Теперь ощущение, словно зашел в крематорий! Долго убивая и омертвляя Шевченко, дело его государственного уничтожения наконец довели до логического конца...

...и чуть не забыл! В прошлом году один из центральных каналов показал сюжет о неком самоубийце, который сжег себя еще в 70-е в Каневе, протестуя против, как он считал, уничтожения украинского языка. Воспитательная «былина» об этом герое сопровождалась кадрами сходки нынешних почитателей покойного, державших его портрет и лозунг: «Він вже вмер за Україну! А ти?». Большего маразма я в своей жизни не видел. Впервые хотелось поговорить с телевизором. Точнее, с тем, кто держал этот лозунг: «А ты тогда почему «не вмер», если агитируешь за это других?»

На самом деле, и такие сюжеты, и такие «герои» – признак глубокой бездуховности и сатанизма. Самоубийство – тягчайший грех. Губить душу нельзя ни ради государства, ни ради богатства, славы или любой другой мирской приманки. Душа – превыше всего. Тот, кто сжигал себя «во имя Украины», не мог быть христианином – он не понимал, что светлое и истинное не требует человеческого мяса.

Девятнадцать лет – это большой срок. Это уже время подводить итоги. Главной проблемой нынешней Украины остается то, что это государство строят не для людей, ее населяющих. Она существует для нескольких десятков семей, в ней даже не живущих. Их дети учатся за границей. Они сами большую часть времени проводят в Швейцарии, Франции или Великобритании. Но именно им принадлежат украинские заводы и фабрики, построенные теми, кого теперь презрительно именуют «совками».

После обретения независимости одни кинулись воплощать в жизнь свою «украинскую утопию» в девичьем веночке, зарабатывая на ней по мелочам, как уличные музыканты, а другие – куда более прагматичные – под аккомпанемент бандур и цимбал фольклорных придурков приватизировали все, что плохо лежало. Загребли до последнего колхозного гвоздика, сделав нас независимыми от того, чем вчера мы пусть номинально, но обладали.

Уже девятнадцать лет большинство наших граждан всего лишь наблюдают, как строят на их глазах эту гигантскую «пирамиду» – «всенародне товариство ошуканих». Я ненавижу эту пирамиду. Но люблю Украину как возможность сделать ее лучше. Как точку приложения своих усилий. Как место, где в книжных магазинах не залеживаются мои книги. Как страну сотен тысяч моих читателей и зрителей.

Не национальные, а социальные и культурные проблемы выходят теперь на передний план. Те, кто с пеной у рта агитировал за независимость в конце 80-х, твердили, прежде всего, о ресурсах. Они кричали, что в Украине уникальный чернозем, что тут полно металла, угля и прочих «корисних копалин», что другой такой богато начиненной природными благами на квадратный метр «країни» нет на свете. Но на людей им было плевать, почему нас и стало меньше на шесть миллионов. По-моему, они даже не догадывались, что именно люди – это главное богатство. Сильное умное племя найдет себе и родину, и счастье. Дураки и лентяи будут бедствовать даже на горе сокровищ.

Но драчи и павлычки, мовчаны и яворивские, тимошенки и ющенки только плодили напряжение внутри страны, унижая права русскоязычных, выискивая «пятую колонну» и «москальских посіпак». А Украина состоит из множества малых Украин. В этом и есть ее Соборность. Каждый любит больше всего ту Украину, которая видна из окна его дома: киевлянин – Киев, дончанин – Донбасс, львовянин – Львов, а крымчанин – Крым. Никогда не удастся обточить это многообразие под одну умозрительную мерку, завернуть в вышиванку и обцеловать. Даже куда более грубые и агрессивные имперские «реформаторы» прошлого не сумели этого сделать!

Мне нравится это разнообразие нынешней Украины. Жить в большой и пестрой стране интересно. Куда любопытнее, чем ехать по Львовской области от Карпат до хутора Михайловского с мемориальными «криївками» УПА, устроенными по распоряжению свыше даже в донбасских шахтах.

В День Независимости 24 августа 2010 года я почувствовал себя независимым. От Ющенко и Януковича. От Луценко и Шуфрича. От Бандеры и Косиора. От Ленина и Махно. От всех националистов и анархистов, ибо и тем, и другим плевать на все, кроме себя. Это мой персональный день независимости. День независимости от идиотизма и приспособленчества, от диктата «держави» и требований, на каком языке мне разговаривать и писать.

Теперь я знаю, что делать. Я хочу, чтобы вокруг меня множились независимые люди.
Только экстренная и самая важная информация на нашем Telegram-канале