...волнуют немалое число жителей нашей страны, поскольку внутреннее развитие и прогресс общества во многом обеспечиваются взвешенной и перспективной внешнеполитической деятельностью президента и государства в целом. Об этих проблемах и пойдет речь с директором Европейского института политической культуры, кандидатом исторических наук, известным политтехнологом Александром Булавиным.

– Александр Алексеевич, Вы решили вновь провести международную дискуссию о геополитической роли Украины. Вас вдохновило, что разработанные на предыдущем круглом столе рекомендации относительно нейтрального статуса Украины новой властью поддержаны?

– Да, на первый взгляд, можно быть удовлетворенным своей работой – украинская внешняя политика меняется к лучшему. Вместе с тем, принятая властью внешнеполитическая доктрина, высказывания президента Виктора Януковича дают основания полагать, что наша работа должна быть продолжена. Украине сегодня необходима взвешенная и кропотливая работа дипломатов, и мы хотим организовать дискуссию, в которой удастся выкристаллизовать ответы на основные вопросы, касающиеся внешней политики нашей страны.

– Вы сомневаетесь, что Украина сможет быть убедительной на международной арене?

– На этот вопрос трудно ответить однозначно. Что касается внешнеполитических деклараций новой власти, принятого Верховной Радой Закона «Об основах внутренней и внешней политики», то они серьезных замечаний не вызывают. Но, как говорится, нет пределов совершенству. Во-первых, возникают некоторые опасения в части реализации и соблюдения этих деклараций. Приведу простой пример: Украина – нейтральная страна, прекрасно. Но почему же раздаются предложения о том, чтобы Украина присоединилась к ОДКБ (Организации договора коллективной безопасности)? Почему рейтинговые политики на международной конференции убеждают в необходимости объединения усилий Украины и России в организации противовоздушной обороны? Само собой, и одно, и другое предложения имеют право на жизнь. Однако они, очевидно, расходятся с принятыми парламентом документами, не соответствуют законодательно закрепленной концепции внешней политики Украины. Если мы собираемся вступать в какие-либо внешнеполитические союзы, то для начала необходимо подкорректировать документы.

Во-вторых, с моей точки зрения нейтралитет и внеблоковый статус нашего государства не являются основанием для пассивной внешнеполитической деятельности страны. Я полагаю, что мы только выиграем, если станем исповедовать политику активного нейтралитета, подкреплять ее конкретными внешнеполитическими инициативами.

– Вряд ли мы не можем упрекнуть главу внешнеполитического ведомства, как и Президента Украины, в стагнации международных связей.

– Здесь я с вами соглашусь. Более того, многие политики, не только оппозиционные, не ожидали такой активности Виктора Януковича на международной арене. Очень насыщенной представляется и ближайшая перспектива: глава государства совершит государственный визит в Китай, посетит Германию. Думаю, они будут успешными, но пока это – только эпизоды внешнеполитической активности президента Януковича. К сожалению, с моей точки зрения, у новой власти пока нет выверенной стратегической внешнеполитической концепции. Я имею в виду внешнеполитическое позиционирование Украины на ближайшие десятилетия, необходимое для выстраивания траектории развития отечественной дипломатии.

– Вы имеете в виду врастание Украины в мировые геополитические тенденции?

– Конечно. К примеру, в свое время президенты Франции и России Николя Саркози и Дмитрий Медведев объявили о проекте создания системы коллективной безопасности от океана до океана. В Украине эту тему детально проработала разве что партия «Союз Левых Сил». Но руководство страны свое отношение к участию в этой инициативе не высказало, хотя инициатива Саркози - Медведева открывает пространство для внешнеполитического маневра Украины. Возможно, поэтому в обществе одинаково аллергически относятся как к совместным учениям Украина - НАТО, так и к украино-российским военным маневрам.

Несомненно, мы должны ответить еще на один вопрос: чем Украина должна быть для Европы, чем она может быть для востока, включая Россию? Пока что мы ситуативно придерживаемся, и то не всегда, каких-то своих принципов в двухсторонних отношениях с различными странами. Но я напомню, что в ходе предыдущей, весьма представительной дискуссии, организованной ЕИПК, речь шла о том, что Киев может стать «Хельсинки - 2». Поэтому возникает вопрос, требующий внятного ответа на самом высоком уровне: чем является Украина? В какой роли мы должны себя позиционировать: «мост между Востоком и Западом», транзитное государство или центр коммуникаций, точка бифуркации геополитических процессов и отношений в Евразии? И, уверяю, потенциально через какое-то время Украина могла бы стать центром международных отношений, но для этого надо построить технологию движения к этой цели.

– Александр Алексеевич, не связан ли государственный визит президента Януковича в Китай с возобновлением многовекторности в украинской внешней политике?

– Я убежден, что многовекторность – это признак активной внешней политики, свидетельствующий о том, что государство использует все международные инструменты для решения внутренних проблем страны. В первую очередь – экономических проблем, связанных с поиском дешевых кредитных ресурсов, новых рынков сбыта для наших товаров. Однако мы обязаны в каждом из векторов иметь четкие стратегические и тактические цели, не распылять государственные усилия по мелочам.

Что касается отношений с Китаем, то на протяжении пяти лет они были фактически заморожены по инициативе Пекина. Может ли Украина позволить себе игнорировать интерес к себе одного из мировых экономических лидеров, центров силы и влияния в международной политике. Ответ мне кажется очевидным.

– Хватит ли Украине кадрового и интеллектуального потенциала для ведения полноценной внешней политики

– По моим субъективным ощущениям, наименее проблемным полем среди всех реформаторских направлений для нового президента является внешняя политика. Министр Константин Грищенко и руководство МИДа давно созрели для реализации широкомасштабных внешнеполитических программ. По большому счету, международная активность Украины в последние годы сдерживалась исключительно узколобой политической концепцией бывшего президента.

– Виктор Янукович называет приоритетом внешней политики Украины евроинтеграцию. Поддержат ли намерения украинского президента наши партнеры из Европейского Союза?

– Думаю, что конференция, которую мы планируем провести осенью этого года, и продемонстрирует реальность евроинтеграционных притязаний Украины и готовность ЕС адекватно их воспринять. Мы ждем в гости ведущих европейских экспертов и попросим поучаствовать в нашей дискуссии дипломатов из стран Евросоюза, аккредитованных в Украине. Консолидированного и четкого ответа на этот вопрос до сих пор нет.

Пока же совершенно не ясны цели, сроки и усилия интегрирования Украины в европейские структуры. Очень туманы перспективы создания зоны свободной торговли с ЕС, введения безвизового режима для жителей нашей страны, подписания между Украиной и Европейским Союзом соглашения о политической ассоциации. Ответов на эти вопросы ждут и простые граждане, и элита нашей страны.

– Не могу не поинтересоваться Вашим видением будущего таких межгосударственных объединений как СНГ и ГУАМ, в которых Украина играет не последнюю роль.

– Пока Украина, на мой взгляд, не играет активной роли на постсоветском пространстве, хотя бесспорно могла бы. Дело в том, что до сих пор не сформулирована стратегия действий в этом направлении и нет деклараций главы государства на этот счет. На мой взгляд, ГУАМ – менее перспективное, заполитизированное и не обеспеченное ресурсами направление, несколько искусственное, по сравнению с СНГ. В любом случае во главе угла отношений Украины с бывшими республиками СССР должна стоять не столько политика, сколько экономические интересы.

С другой стороны, чем является Украина в процессе предстоящей постсоветской интеграции? Процесс активного участия в СНГ продолжался где-то до 2000 года, затем прервался на длительное время, мы жертвовали некоторыми несомненными экономическими выгодами ради соображений внутриполитической конъюнктуры. Сегодня, не взирая на продолжающиеся споры о дееспособности, перспективах и судьбе СНГ, мы все активнее принимаем участие в работе этой организации. Думаю, многих дипломатов в Европе интересует: Украина, в конце концов, станет полноценным членом Содружества или останемся наблюдателем? После ответа на этот вопрос станут очевидными ответы на частные проблемы: о вхождении нашей страны в Таможенный союз России, Беларуси и Казахстана, о создании зоны свободной торговли, о позиции Украины во внешнеэкономических спорах России и Белоруссии.

– Очевидно, что для обсуждения и принятия некоей конструктивной и результативной резолюции конференции достаточно было бы участия 15-20 авторитетных экспертов и политиков. Насколько мы проинформированы, вы собираете весьма представительный форум.

– Да, совершенно правильно. Мы стремимся вовлечь в дискуссию по перечисленным выше и другим проблемам внешней политики Украины достаточно широкую аудиторию. И преследуем две цели. Нам хотелось бы, чтобы, с одной стороны, в дискуссии высказали свои предложения и оценили последовательность выполнения Украиной международного курса большое число специалистов, политических, общественных деятелей. Нам представляется, что украинской власти такая дискуссия только поможет пояснить свои ценности и цели, быть более последовательной и наступательной в своих действиях.

С другой стороны, мы помним высказывание, сохранившее свою актуальность и сегодня: «Идея становится реальностью, когда овладевает массами». Мы преследуем цель широкой пропаганды внешнеполитических задач, принципов и путей их воплощения. Нам хотелось бы, как это и записано в Уставе Европейского института политической культуры, чтобы весьма значимая сфера – внешнеполитическая деятельность Украины – не была для граждан тайной за семью печатями. Я решил поднять ряд внешнеполитических проблем накануне Дня Независимости, чтобы дать старт общественной дискуссии на эту тематику, подтолкнув как можно больше людей высказать свое мнение. Так что приглашаем лидеров общественного мнения сейчас – к дискуссии, а в начале декабря в «Украинский дом» – на конференцию.