...он просто идеально характеризует этого блуждающего депутата, явно переоценивающего свой политический вес и роль в украинских политических процессах. «Непроходимость» у него проявляется буквально во всем: и в военной карьере, и в политической жизни. Как мы видим, и в придумывании глупых слоганов тоже. В последнее время экс-министр обороны начал демонстрировать свою «непроходимость» и в сфере разоблачений. Во всяком случае, дебютом его в этом жанре можно считать данное агентству УНИАН интервью. В котором высказался в том духе, что внесенный в Верховную Раду проект закона «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно использования земель Минобороны», будет использован для коррупционной торговли землями. Называет он и фамилию заказчика, якобы стоящего за всем этим – заместителя министра обороны Александра Черпицкого, параллельно намекая на его якобы уголовное прошлое. Намеки, конечно, базируются на публикациях из близкого к самому Гриценко еженедельника «Зеркало недели», и к ним мы еще вернемся ниже.

Надо сказать, что как творец сенсаций «первый непроходной» представляет собою цветок из достаточно объемного цветника странных людей, которых нам дали силовые структуры. Думаю, если можно было бы замерить уровень шутовства в высказываниях украинских политиков, то Гриценко занял бы позицию приблизительно между генералом Омельченко и экс-милиционером Луценко. В некоторых случаях эти люди, кажется, даже сами верят в ахинею, которую они несут. Вон Омельченко же удалось убедить довольно значительную часть населения включительно с адвокатом Монтян в существовании банды депутатов-педофилов с оргиями в «Артеке». А Луценко и Пенчук, который умудрился несколько раз менять свои «свидетельства» на прямо противоположные. Поэтому, конечно, перед нами не та компания, которой следует верить, когда она бьет себя в грудь под лозунгом «я обвиняю!».

Возьмем хотя бы заявление о том, что заместителю министра обороны, совмещающему эту свою должность с руководством Департамента избыточного имущества и земель Минобороны (созданный, кстати, именно в бытность пребывания Гриценко на должности военного министра), вдруг нужно для каких-то темных дел присоединить департамент к министерству – это же совершенно нелогично. Но Анатолий Степанович уверяет, что ему нужно верить на слово. Хотя долгая история политической карьеры этого человека свидетельствует, скорее, об обратном: заявления Анатолия Гриценко традиционно следует перепроверять, ну хотя бы попросить назвать хоть какие-то точные координаты, что же в армии разворовывается. Например, если утверждать о разворовывании армейского имущества, то, разумеется, это надо доказывать хоть каким-то документом. Не говоря о том, что не ракеты же крадутся в нашей армии – вряд ли они заинтересуют хоть кого-либо. Единственный актив Минобороны – это как раз не «излишнее имущество», а земли и недвижимость, которые-то как раз проверять не трудно. Если сегодня здесь хозяйничали военные, а завтра на этом месте строят виллы, значит вот она, коррупция. Бери ее и разоблачай. И уж этим прославишься намного больше, чем переводом армии с портянок на носки – деянием, которым Гриценко дорожит чуть ли не более всего.

Хотя опыт разоблачений у экс-министра есть. Помнится, когда Анатолий Степанович обиделся на Ющенко, не назначившего его повторно на министерский пост, начал активную кампанию по дискредитации Юрия Еханурова. И автор (скорее всего псевдоним) Дмитрий Менделеев заполнял дорогую газетную площадь «Зеркала недели» разоблачительными показаниями в отношении Юрия Еханурова. Материалы базировались на тех же источниках, что и нынешние «наезды» на Черпицкого: в основном это сеть Интернет, немного личной интуиции и еще один генерал-разоблачитель от штаба БЮТ Скипальский. Тогда, подняв скандал, совместными усилиями Тимошенко и Гриценко, Юрий Ехануров был отправлен в отставку, а и.о. министра оказался приближенный к БЮТу Иващенко. Юрию Еханурову удалось во всех судах доказать ложность обвинений, выдвинутых против него «первым непроходным». Зато Иващенко, слишком рьяно взявшийся благодарить своих покровителей, теперь дает следователям показания по поводу дерибана Феодосийского судомеханического завода. А Гриценко теперь призывает Юлию Владимировну «очищаться», совершенно забывая, как вместе прокладывали путь более удобному Иващенко.

«Наберите в Интернете фамилию Черпицкий – и вы все поймете», - вот почти буквально слова Анатолия Степановича. Копать в Интернете, надо сказать, вещь заведомо неблагодарная. Интернет, как известно, служит для опровержения тезиса о том, что при некоторой вероятности тысяча обезьян сможет, беспорядочно нажимая на клавиши тысячи печатных машинок, случайно повторить текст «Гамлета». Миллионы обезьян набросали во всемирную паутину достаточно безумных вещей для того, чтобы не воспринимать их всерьез.

Но при этом отношения с Интернетом у Анатолия Гриценко самые теплые: это его канал коммуникации с внешним миром, в который транслируются «непроходимые» вопли. Потому что украинским политикам (вспомним хотя бы Яценюка) и свойственен нарциссизм, но Анатолий Степанович превзошел их всех, проводя избирательную кампанию в стиле «домик в деревне». Поселившись где-то под Мелитополем этот кандидат в президенты наполнял всемирную паутину размышлениями о жизни, а также о продажности журналистов. Продажность заключалась в том, что никто из них почему-то не хотел ехать в глухое село и еще раз выслушивать те премудрости, которыми этот обидчивый кандидат замучил уже буквально всех. И при этом он запретил публикацию своего же интервью, взятого Сергеем Лещенко для «Украинской правды». И это при том, что уж его супруга, заслуженный журналист, должна была бы объяснить, что требование внесения правок в интервью или вообще запрет на публикацию – это пережитки советских времен, все еще оставшиеся в нашем законодательстве, а в западных СМИ, которые любит ставить в пример Анатолий Степанович, таких норм нет и близко.

Министру обороны просто пристало быть усатому. Это у нас такая традиция. Хотя когда-то, кто помнит, Анатолий Степанович был не только усатый, но и бородатый, однако пообещал распрощаться с бородой, как только военнослужащие «начнут повышать повышенное денежное довольствие». И расстался. Правда, сами военнослужащие этого повышения довольствия почему-то не заметили. Зато заметили расформирование при прежнем министре нескольких военных училищ, в частности в Сумах и Одессе. В последнем случае, клевещут злые языки, тоже не обошлось без продажи имущества, оказавшегося излишним. Впрочем, в вину себе Анатолий Степанович этого не ставит.