Мечты и реалии украинской геополитики
21.09.2010 08:00
Двадцать лет назад Украина считала себя «второй Францией» и гордо заявляла о своей сверхважной роли на мировой арене. Сегодня она ходит по этой арене...
...с протянутой рукой. Что с нами стало? Почему мы опустились до уровня второго Зимбабве? Есть ли возможность подняться и что для этого нужно сделать?

Сенькина шапка

Зимой 1913 года в Санкт-Петербурге с помпезностью праздновали 300-летие царствования дома Романовых. В программе мероприятий был и торжественный молебен в Казанском соборе столицы. Вокруг прибывшего государя толпилась вся имперская элита: князья, министры, архиепископы и митрополиты, генералы. Золоченые наряды и усеянные камнями ордена слепили глаза. Но тут же, на паперти, сидели и несколько нищих, специально отобранных бдительными жандармами, – согласно древней традиции, царь должен был подать им милостыню.

Между этими малоимущими юродивыми, протягивавшими руку за серебряной полтиной, и сверкающими роскошью аристократами была бездонная пропасть. Тем не менее, каждый из этих нищих имел все основания похвастать потом своим коллегам по цеху: а знаете что, мужики, я давеча вместе с князьями, митрополитами и самим государем-императором был участником самой крутой тусовки нашего времени!

Эта присказка как нельзя лучше описывает международное положение Украины. Все мы регулярно слышим о том, что наша страна занимает какое-то стратегическое место на карте мира, является членом несчетного количества организаций, что её представители то и дело принимают участие в разных конференциях и саммитах, что у нас в партнерах ходит весь цивилизованный мир. Словом, «играем ключевую роль».

Но в том и беда, что лишь играем. Вся украинская внешняя политика – это сплошной театр, причем какой-то провинциальный, с отвратительными второсортными актерами, которых уже давно не воспринимают серьезно. А на мероприятия приглашают, похоже, в качестве «божьих людей», посидеть на паперти. Ведь у Западного мира тоже есть традиция раздавать подаяние – когда чисто политическое, а когда и непосредственно финансовое. Вот и шастают эмиссары нэньки по звездным тусовкам, выпрашивая к себе внимания и клянча кредиты. Но возвращаясь на родину, они излагают события в совершенно ином свете. С важным, победоносным видом они рассказывают, что «мы принимали участие», «мы встречались на высоком уровне», «мы обсудили», «мы заключили договор»...

Количеством подписанных договоров Украина действительно может похвастаться. Но только количеством. Их большая часть – это филькины грамоты, не имеющие никакой практической пользы. Пустые политические декларации и членство в бессмысленных организациях. Значительная часть остальных вроде бы имели хорошие перспективы, но они не заработали так, как это было нужно, потому что Украина оказалась не в состоянии обеспечить их работу. Ведь договор включает в себя обязательства сторон. Так вот в одних случаях Украина сама не выполняла свои обязательства или выполняла их так, что разгневанный партнер устраивал скандал, как это сделал покойный Туркменбаши. Или получившая бракованные танки Турция. В других же ситуация была обратной: Украина не имела никакой возможности заставить партнера выполнять его же обещания.

Бывало и так, что от подписания какого-то договора ожидали каких-то масштабных результатов, эпохальных перемен, но потуги горы рождали лишь маленькую мушку. Это касается, прежде всего, членства Украины в ВТО. Мы ведь уже и забыли о том, что состоим в этой организации! И не мудрено, ведь после вступления туда Украины никто так и не заметил никаких положительных изменений.

Отлично работали и работают только те договоры, в которых Украина в одностороннем порядке от чего-то отказывалась, кому-то что-то дарила, делала какие-то уступки. Да и то лишь потому, что в этом случае вторая сторона вынуждала Киев выполнить свои обязательства. Вспомним, к примеру, под каким пристальным вниманием и всесторонним контролем со стороны «мировой общественности» шло ядерное разоружение страны!

Вот тут мы подошли к самому интересному. Можно сказать, к сути всех проблем внешней политики Украины. Она состоит в том, что у государства Украина нет никакого авторитета на международной арене. За двадцать лет бурной деятельности она его так и не заработала, лишь обрела имидж, и весьма нехороший. Отсюда и соответственное отношение к ней всех её партнеров. Сенька получил шапку, подобающую своему статусу.

Действительно, авторитет – это синоним уважения. Его нельзя получить, добровольно угодничая сильному, раздвигая перед ним ноги (или булки), выпрашивая покровительство и помощь. Его нельзя получить, изображая из себя замордованную жертву, ищущую сочувствия, или дурака, желающего выполнять советы и приказы «мудрых». Не заполучить его, если бесконечно лукавить, обманывать, кидать, устраивать бессмысленные истерики. Не будет его, если под ногами нет твердой почвы, в руках – рычагов влияния, в голове – ума, а в сердце – решительности. И самое главное – авторитет никогда не получит государство, сознательно разрушаемое собственной элитой, которая гонится за сиюминутной личной корыстью.

«Нацарював – тай втік!»

Давайте мысленно вернемся в конец 1990 года, время, когда Советской Украиной начала завладевать мысль о независимости. Кстати, экономические показатели того года Украина так и не превзошла и вряд ли осилит в обозримом будущем. Потому что то, что сегодня лежит в заросших кустарником руинах, тогда работало в три смены, выпуская огромное количество продукции, модернизируя предприятия, создавая новые технологии.

Тогда УССР обладала внушительным экономическим потенциалом. В том числе уникальными отраслями. Ведь в мире не так и много стран, строящих собственные самолеты, а уж «ракетных» и вовсе можно пересчитать по пальцам. Плюс огромный кадровый резерв, еще не изношенная инфраструктура, колоссальные запасы стратегических складов и размещенная на своей территории одна из самых сильных в мире (!) военных группировок. И тогда Украина действительно могла претендовать на звание «второй Франции». Идея выйти из состава СССР и развиваться независимым государством была не утопией, а реальной возможностью.

Но что же стало причиной того, что Украина пошла неверной дорогой, придя к нынешнему положению страны третьего мира? Сегодня многие пытаются найти оправдание этому краху. Одни винят во всем «наследие советского режима». Другие считают, что нужно было провести люстрацию, отстранить от власти всех членов КПСС и ВЛКСМ и назначить на их места национально-сознательных этнических украинцев. Третьи разводят руками, бормочут о разорванных связях и трудностях строительства «рыночной экономики». Четвертые загадочно двигают бровями и рассказывают о том, что Украина просто не могла не пожертвовать своей политической самостоятельностью в обмен на признание государственной независимости.

Но всё это не более чем сказки о том, что мешает плохому танцору. «Советское наследие» было не злом, а колоссальным ресурсом, который просто частью разграбили, а частью в спешке развалили и втоптали в грязь. Национально-сознательные украинцы в плане коррупции и бестолковости ничем не отличаются от бывших партийных функционеров. Производственные связи порвали потому, что поспешно выбегали из Союза, не думая о последствиях, не думая вообще ни о чем. В том числе и о том, чтобы сделать это самим, а не под покровительством заморской «крыши».

Всё могло быть совершенно иначе. Но Украину погубило... обыкновенное жлобство.

Это стало уже очевидным еще в 1992-93 годах, когда рабочие начали воровать материалы со складов, а потом и курочить оборудование, чтобы продать несколько килограммов меди и купить на них водки, «сникерс», блок импортных сигарет. О голоде речь тогда не шла, это началось еще до того, как миллионы людей стали нищими благодаря гиперинфляции и задержкам зарплат. Просто появилось желание хапнуть сейчас, пока есть возможность, даже если при этом нужно что-то сломать или уничтожить. Растолкать толпу менее везучих конкурентов, уединиться в своем уголке и грызть, посмеиваясь над неудачниками. Так родилась великая украинская мечта, которая стала реальностью и погубила Украину.

«Наверху» ведь было то же самое, только в колоссальных масштабах. Стремление как можно быстрее «нацарювать» максимально возможную сумму и счастливо зажить за высоким забором в элитном поселке, а в случае чего «втікти» за границу, овладело нарождающейся «элитой», которая не воспринимала Украину как свой большой родной дом. Скорее, для неё это была лишь территория, на которой можно «косить бабло», а государственная машина – эдаким комбайном. Другого применения ей они не видели. Накосил побольше – и домой, на хутор.

Единственным интересом украинской «элиты» стало как можно более быстрое получение максимальной прибыли. То, что не служило этой цели, было ей безразличным. То, что мешало этой цели, уничтожалось. Это и подписало молодой стране приговор.

За власть ожесточенно боролись, но только потому, что, получив её, можно было взять в свои руки рычаги и обеспечить своему клану выгодный бизнес и защиту от таких же «жлобствующих» конкурентов. Вот почему внешняя политика перестала служить интересам государства – они были сразу же принесены в жертву интересам личным. А личные интересы требовали не выпячивать грудь перед Западом, отстаивая позиции державы, а угодливо соглашаться со всем, лишь бы не трогали и не мешали, а ещё лучше – помогали.

После внешней политики быстро деградировала и внешняя экономика, которая в основном свелась к заключению контрактов, которые бы приносили всю ту же прибыль власть имущей «элите».

В экономике ей было интересно лишь то, что могло в короткие сроки приносить хорошие дивиденды: экспорт сырья, импорт ширпотреба, перепродажа энергоносителей. Кто-то удивляется, почему Украина совершенно забросила высокотехнологичные отрасли: ВПК, авиастроение, ракетостроение, собственную электронику… Причина проста. Эти предприятия требуют немалых вложений, а украинский бизнес не имеет желания модернизировать даже свои металлургические и химические предприятия. Это производство слишком сложно для тех, кто предпочитает гарантированную быструю прибыль. Их продукцию гораздо труднее толкать на мировой рынок, чем селитру и стальные чушки. Куда проще продать оборудование на лом, а в пустом цеху открыть супермаркет.

Вот и ответ на вопрос – а с чем же выходить Украине на мировой рынок? С металлом, с зерном, с газовой трубой, к которой присосались фирмы-посредники. С остатками советских военных складов. С протянутой рукой, прося скидку на газ и новые кредиты.

И уже неважно, кто именно будет представлять Украину в геополитике, и будет ли он косноязычен или болтлив и хитер. Потому что, независимо от этого, он будет представлять страну, не имеющую никакого авторитета. Не только не способную, но и не желающую защищать свои интересы. Человека, заявившегося в приличный дом продать какой-то хлам или попросить денег в долг.

Как вы думаете, в качестве кого такое государство может выступать на международной арене? Какую роль играть в геополитике? Насколько реальными вы видите теперь многочисленные лозунги о неком важном месте Украины на мировой карте?

Итогом почти двадцати лет «развития» стал откат Украины на уровень 17-го века, в лихую казацкую эпоху, с сидящим в Киеве гетманом, набивающем со товарищи свои сундуки, с кланами «элит», каждая из которых похожа на отдельную Запорожскую Сечь, с народом, опустившимся до уровня безмолвных крипаков-подпомощников. И бесконечная Руина...

Американский вариант

Тут впору было бы заламывать руки или пить горькую, потому что ситуация видится совершенно безнадежной. Дело ведь не только в том, что экономически Украина уже утратила весь свой бывший потенциал. Это не самая большая беда – та же Южная Корея, к примеру, начинала с рисовых полей. Однако негативный имидж страны так велик, что никто просто не захочет вкладывать сюда инвестиции. Чтобы победить чудовищную коррупцию, недееспособный аппарат управления, поголовное жлобство, инвестору сначала стоило бы ввести сюда оккупационный контингент и заново выстроить государственную машину. А потом еще приставить к работникам часовых с автоматами, чтобы присматривали.

Смешно? Возмутительно? Но именно так в XVIII веке были преодолены последствия Руины, и Малороссия стала развиваться под бдительным контролем Петербурга. Кряхтя, плача о притеснениях и угнетении, бывшая «казацкая держава» стремительно обрастала аграрными хозяйствами, заводами и портами. Там, где раньше по степи лихо носились запорожские сотни, грабя маетки, прокладывались дороги и росли города. А паны сотники бросали беспредел, одевали сюртуки и учились жить цивилизованно и по закону, а главное – заботиться интересами державы. Так что подобный метод Украине лишь шел на пользу.

Но сегодня рассчитывать на «оккупацию» тщетно, да и как-то унизительно. Это было бы окончательное признание собственной несостоятельности. Есть ли другой способ выбраться из этой выгребной ямы? В общем-то, есть.

Конечно, в мировой истории не просто найти аналоги украинской деградации. Но зато есть пример страны, которая менее чем за столетие смогла изменить свою суть и из задворков мира превратиться в супердержаву. Речь идет о Североамериканских Штатах, известных ныне как США.

Еще в середине XIX века экономика Штатов базировалась на экспорте сырья, преимущественно продукции сельского хозяйства. Обратно, из Европы, шел поток импорта промышленных товаров. А значительная часть населения вообще жила на своих фермах чуть ли не в условиях натурального хозяйства, выживая без всякого участия государства. Даже великая американская мечта была сродни нынешней украинской – как можно быстрее разбогатеть, – в погоне за которой не щадили ничего. Длительное время там не было даже регулярной армии: каждый штат, при необходимости, собирал отряды самообороны. А уровень коррупции и преступности достигал такого уровня, что сюжет «Банд Нью-Йорка» – это лишь их бледное отражение. Единственным достоинством Америки была её громадная территория, куда стремились эмигранты со всего мира.

Трудно сказать, как развивалась бы история Североамериканских Штатов, если бы не известные события, увенчавшиеся Гражданской войной. Их результатом стала не только централизация власти в Вашингтоне, но и полное поражение «плантаторской» элиты, чьи доходы основывались на экспорте сельхозпродукции. По мнению историков, благодаря этому было ликвидировано основное препятствие, которое мешало элите Севера начать в стране масштабную промышленную революцию, суть которой сначала заключалась в замене импорта продукцией собственного производства, а затем и её массовому экспорту. Что и стало основой развития американской экономики.

Централизация страны имела и еще один важный результат: теперь государство могло эффективно служить интересам бизнеса на мировой арене. И вот тут замечательно то, что американская элита пришла к выводу – она и есть государство. Что авторитет и вес государства – это её авторитет и вес. И они не пустые высокопарные слова, а средство достижения успехов в бизнесе.

Впрочем, подобные революционные изменения прошли не только в США. Почти все ведущие страны Европы прошли через бурный период смены элит, после чего они входили в фазу стремительного «промышленного переворота». Где-то это приводило к гражданским войнам и казням аристократии, где-то ограничивалось мордобоем на улицах и глубокими реформами системы, но условие было неизменным: старая элита, для которой государство было лишь вотчиной с уютным замком посредине, должна была уйти. Или найти в себе силы измениться. Потому что именно она мешала развитию державы. Там, где этого не происходило, не помогали даже экономические реформы – они спотыкались об старую систему, «промышленный переворот» тормозился чудовищной коррупцией и откровенным пофигизмом старой элиты.

Как ни странно это звучит, но для экономического развития Украине тоже нужен свой «промышленный переворот», который бы заключался в масштабной, просто-таки революционной модернизации её экономики, придании ей новой сути (можно и старой, высокотехнологичной советской). Ведь в противном случае мы будем лишь наблюдать, как постепенно угасает её сырьевой и посреднический бизнес, как изнашивается и рассыпается «советское наследие», а его владельцы – нынешняя элита – отъезжает на ПМЖ куда-то на острова. Это, конечно, будет уже не государство, даже формально, а так, территория.

Но нужен ли этот «промышленный переворот» украинской аристократии, которая превосходно, не мороча себе голову развитием науки и высоких технологий, заколачивает себе состояния на экспорте сырья и посреднических операциях, «осваивает» государственный бюджет? Ее, похоже, вполне устраивает такое государство, господствующая в нём система и его положение на международной арене. Ведь та Украина, которую мы сегодня видим, была создана её руками.

Вопрос непростой и очень сложный, потому что отрицательный ответ автоматически приведет к мысли о необходимости смещения нынешней элиты. И не перестановки одних фигур на другие, как это происходит от выборов к выборам, а именно о демонтаже целой системы, что, понятное дело, кажется просто неосуществимым. Дело ведь не только в том, что своё положение украинская аристократия без боя никому не уступит, но и в том, что в Украине пока не видно ни тех, кто встал бы во главе таких процессов (а это вам не шутовской Майдан устраивать!), ни тех, кто мог бы считаться будущей, качественно иной элитой.

Именно поэтому говорить о возможностях геополитического «прорыва» Украины еще очень и очень рано. Потому что вначале нужно провести кардинальные изменения внутри себя, самой стать человеком, а уж потом выходить в люди.
Виктор Дяченко