...становится клиентом клиник эстетической медицины, откуда в Украине столько красивых женщин – об этом и многом другом в интервью From-UA рассказал генеральный директор Украинского института пластической хирургии и косметологии «Виртус», Заслуженный врач Украины Владимир Цепколенко.

From-UA: – Владимир Александрович, на каком уровне сегодня находится эстетическая медицина и в особенности пластическая хирургия в Украине сравнительно с той же, например, европейской или американской? Можно ли говорить о том, что эта отрасль медицины развивается очень быстро, и что этому способствует?

В. Цепколенко: – Подготовка пластического хирурга в Европе и в Америке занимает 7 лет, а у нас даже нет такой специальности. Поэтому сравнение пока я бы не проводил. Но, несмотря на отсутствие специальности, в нашей стране появились центры, в которых работают хорошо подготовленные по личной инициативе или по призванию люди, которые затратили много сил, чтобы освоить эту специальность вопреки этой ситуации. Они ездили за границу, они учились. К сожалению, пройдя и свой путь собственных ошибок, потому что школы пластической хирургии в нашей стране пока еще нет. В прошлом году мы провели первые шестимесячные курсы. Но 6 месяцев и 7 лет – это, как говорят в Одессе, две большие разницы. У нас на государственном уровне нет центров пластической хирургии, потому что пластическая хирургия – это не только пластические операции, это и реконструктивная хирургия.

From-UA: – Вы говорили о том, что к внешним изменениям человека часто приводят болезни. Какие это болезни и какова в таком случае будет помощь пациенту?

В. Цепколенко: – В нашей стране отсутствует понятие «семейный врач», нет ежегодных осмотров, нет страховой медицины. Если бы была страховая медицина, то каждый ежегодно проходил бы осмотры. Сначала надо предупредить болезнь, это легче, чем лечить. А у нас, когда уже внутренние проблемы вылезли на лице, идут к косметологу в косметический салон и пытаются лечить пигментацию, прыщи, новообразования, морщины, а не причины. На Западе к косметологу или дерматологу направляет семейный врач, а косметику выписывает семейный дерматолог по рецепту, и она покупается в аптеке, а не у продавцов сетевого маркетинга. Вот вам отличие медицины от не медицины. На лице и на языке могут быть признаки практически всех болезней, не говоря уже о том, что есть самые распространенные гинекологические проблемы, заболевания щитовидной железы, поджелудочной железы, печени, желудочно-кишечного тракта – это все выходит на лице в виде тех или иных изменений. Разве косметолог может вылечить заболевание печени в салоне? Когда приходит в салон женщина, у которой на фоне гормональных изменений на лице появилась пигментация, ей начинают делать пилинг. Пигментация пройдет на какое-то время, но через месяц-два ее будет еще больше, потому что не устранена причина. Поэтому в центре эстетической медицины есть диагностическое отделение. Если есть жировые отложения в нижней части тела, они нередко эндокринного, гормонального происхождения. За этим может стоять фибромиома матки или даже киста яичника. В салоне женщине назначают вакуумные процедуры или тепловые укутывания. Если постоянно греть фибромиому или кисту, то состояние только ухудшается. Нужно видеть проблему. Наша страна сегодня во всех сферах человеческой жизни далека от современного европейского общества как в политическом, как в экономическом смысле, и медицина является неотъемлемой составляющей того, что происходит вокруг нас. Одно без другого не может быть. Насколько несовершенна сегодня вся наша государственная система, настолько же несовершенны, к сожалению, все области нашей социальной деятельности. А поскольку жизненная энергетика требует трудоустроиться, занять достойное место в жизни, решить семейные проблемы, в связи с этим очень быстро развивается так называемая индустрия красоты, потому что она как бы быстро решает проблемы: не надо сдавать анализы, не надо никуда ходить, не надо собой заниматься, не надо сидеть на диете, не надо делать УЗИ. Пришел к косметологу – и, как говорит реклама, косметолог быстро и все уберет. На самом деле все обстоит так, что, к сожалению, есть очень большое количество недовольных людей. К сожалению, любой начинающий хирург проходит свой путь ошибок. На Западе в косметологии есть эстетисты, а есть врачи. Вот эстетисты должны заниматься только поверхностным уходом. Но не дай бог, ни в одной стране мира такого нет, чтобы не врачи делали уколы в кожу. А вы откройте Интернет и посмотрите предложения по мезотерапии, и вы увидите, что во всех парикмахерских, во всех фитнес-центрах (это же не лечебные учреждения!) делаются уколы. То есть таким образом, я как президент украинского общества эстетической медицины, как руководитель первой в Украине частной косметической клиники и профессор кафедры, пройдя свой путь становления, в том числе ошибок и осложнений, понимая все это, мы сегодня пытаемся сделать соответствующие выводы. К этим выводам относится система подготовки специалистов.

From-UA: – А с чем чаще приходится сталкиваться в повседневной практике врачам-пластикам, с реконструктивной или эстетической медициной?

В. Цепколенко: – На сегодняшний день чаще с эстетической. Но количество пациентов, которые сегодня приходят на реконструкцию молочной железы после ампутации, связанной с онкологией, с каждым годом растет. Сегодня пациенты после ожоговых и посттравматических деформаций, узнав о наших возможностях, обращаются к нам за помощью. Это восстановление ушной раковины, молочной железы, послерадиационные длительно незаживающие ожоги, после рентген-терапии, после всевозможных травм и врожденных пороков развития – количество таких пациентов с каждым годом растет.

From-UA: – В области эстетической медицины к вам чаще обращаются, наверно, женщины или и мужчины тоже?

В. Цепколенко: – На сегодняшний день с точки зрения эстетики чаще обращаются женщины. Сегодня нас больше знают как клинику эстетической медицины. Но поскольку у нас возможности давно вышли за пределы эстетики именно на уровне реконструктивной медицины, мы сейчас развиваем еще новое понятие, которое называется регенеративная медицина, где используются материалы собственной ткани: пересадка собственного жира, из крови мы получаем собственные факторы роста, которые позволяют восстанавливать структуру кожи и значительно улучшают результаты всевозможных операций и выживаемость пересаженных тканей. Это сегодня вышло в новую общемировую специальность – регенеративную медицину, где с помощью собственной ткани выращивают недостающие компоненты.

From-UA: – Можно ли говорить о том, что со временем среднестатистический пациент пластического хирурга становится моложе?

В. Цепколенко: – К сожалению, сегодня наша нация болеет. Как сегодня очень сложно набрать в армию здоровых молодых людей, то же самое происходит и с нашими барышнями. Это проявляется в пигментациях, в угревых высыпаниях, в выпадении волос, в ранних возрастных изменениях. Все это связано с хроническими вяло текущими болезнями, которые, к сожалению, не вовремя выявлены или недостаточно скоррегированы, начиная с юношеского и подросткового возраста. И сегодня в связи с тем, что появились большие возможности, эти женщины обращаются все больше и больше. У нас есть отдельная программа для подростков. Мы пытаемся правильно объяснить и систему ухода, и профилактики угрей. У нас есть система скидок для студентов, подростков как для лечения острых угревых высыпаний, так и лечения последствий. У нас в клинике постоянно работают гинекологи, эндокринологи, вся система диагностики, потому что перед тем, как назначать ту или иную процедуру, надо правильно поставить диагноз и назначить общее лечение и местное лечение. Вот количество таких пациентов в молодом возрасте растет постоянно.

From-UA: – Украинцев считают одной из самых красивых наций в мире. Вы, как профессионал и знаток в области красоты, согласны с этим мнением? В чем секрет украинок, может, у нас лица более пропорциональны?

В. Цепколенко: – Красота – понятие относительное. У нас красивые женщины. И сегодня экспорт, если так можно назвать, наших женщин в качестве жен, подруг, в индустрию моды становится все больше и больше. Генетически это обусловлено тем, что наша нация формировалась на стыке и культуры, и национальности. Украина на перекрестке дорог – это многонациональная страна. А там, где многонациональная страна, там всегда красивые люди. У нас 100-процентно чистых украинцев в Украине, я думаю, меньше половины. Абсолютное большинство наших людей, которые считают себя украинцами, генетически это люди, в роду которых были представители разных национальностей. Плюс прекрасное географическое положение, климатические условия – все это позволяет рождаться красивым, надеюсь, счастливым людям. Красота – это вопрос природы, и это субъективное понятие. Хуже другое – что если этим не заниматься и не прикладывать усилия, не соблюдать здоровый образ жизни, не быть реализованным в профессиональном плане, что приносит духовное удовлетворение, – без этих моментов красота тоже явление недолговечное.

From-UA: – А часто бывает, что на прием приходят совсем молодые девочки и без каких-либо больших проблем с внешностью, но просят – сделайте то меньше, а то больше. Возможно, это психологическая проблема, и что ответить такому пациенту?

В. Цепколенко: – Одна из частей образования в нашей специальности – это психология и умение увидеть у молодой девочки реальную проблему. Вообще увидеть у людей, которые обращаются, реальную проблему, подсказать, как решить ее, в том числе своевременно поставить диагноз. Ведь психология – это тоже медицина. Если ты почувствовал, в чем проблема у этой девочки, подсказал правильный выход из этой проблемы, в том числе психологического характера, – это тоже медицинское решение проблемы. Я потому и говорю о широком и правильном образовании специалистов, чтобы они не видели только предмет того, что отрезать или пришить, а умели правильно ставить диагнозы, в том числе с точки зрения эстетических проблем. Надо уметь составить правильный алгоритм лечения пациентов с разными проблемами, где в основе лежит, в первую очередь, здоровье, и найти правильную психологическую поддержку, которая позволит более уверенно войти молодым людям в эту взрослую жизнь. Где надо – нужна хирургическая помощь, а там, где не надо – можно обойтись психологией. Ведь очень много происходит не только на уровне прикосновения рук или аппаратов, или косметических средств, но многое идет на уровне вербального общения. За счет того, что доктор еще и психолог, он может позволить молодой женщине во время этих сеансов, как бы косметологических, а во многих случаях и психотерапевтических, почувствовать себя уверенной и понять, что эта проблема, которая у нее есть, абсолютно решаема, и с ней можно совместно бороться усилиями не только врача, но и пациента. Те пациенты, которые считают, что кто-то за них должен решить их проблему, они всегда есть, и они требуют более серьезной психологической коррекции.

From-UA: – Часто к вам обращаются женщины, которые стали жертвами косметологов-непрофессионалов?

В. Цепколенко: – Сегодня неизвестное количество операций делается в неизвестных условиях, «по-черному». Нет единой украинской статистики как о количестве операций, о врачебных косметологических процедурах, так и о количестве осложнений. Огромное количество косметической продукции привозится в портфелях, чемоданах из-за границы и не учтено вообще. В косметических салонах история болезни не ведется. А учет ведется по данным статистики и на основании анализа истории болезни. Откуда же эта статистика реально может быть? Но людей с осложнениями как после хирургических вмешательств, различных процедур – радиоволновых, фототехнологий, рекреационных технологий и т.д. к нам в месяц обращаются обычно десятки. Создана комиссия Минздрава, которую я возглавляю, по стандартизации технологий, которая потребует, чтобы в этих стандартах было записано, что инъекционные технологии должны проводиться в специализированном лечебном учреждении, имеющем лицензию, должна вестись соответствующая документация. Все должно проходить в условиях стерильности. Доктор, который это делает, должен получить соответствующее образование, которое мы предложим для этого. И в конченом итоге данные о своей работе необходимо отправлять в министерство или другую организацию, которая должна вести учет и реально понимать, отчего возникли осложнения, давать статистику этих осложнений. Может, на основании этой статистики выяснится, что сегодня самый популярный и разрекламированный препарат по стране дает десятки или сотни проблем, просто сегодня об этом никто не знает. Только статистика, контроль может реально показать эффективность той или иной процедуры, либо тех или иных препаратов, либо тех или иных методов, а не продавцы продукции, утверждающие, что только их препарат решает все проблемы.

Таким образом, нашу деятельность еще рано сравнивать с зарубежной с точки зрения официальных данных статистики. Несмотря на то, что есть уже сегодня значительные успехи украинских пластических хирургов и косметологов, тем не менее, пока еще в стадии формирования специальности дермато-косметолога и пластического хирурга. И сегодня прошедших обучение, соответствующую подготовку в центрах людей, пока немного. Сегодня подготовка человека, который колет ботокс, составляет два дня. А надо, чтобы он окончил мединститут, прошел подготовку по дерматологии 2 года, поработал 2 года практическим дерматологом, потом 6-месячную (а на Западе 2-летнюю) подготовку по эстетической медицине, после чего дается разрешение на выполнение всех процедур. То есть на Западе надо потратить 10-12 лет на обучение, чтобы иметь право вводить агрессивные вещи здоровым людям.

У нас проблема не в образовании, а в нашей стране.
Только экстренная и самая важная информация на нашем Telegram-канале