Не так давно встречался со старым знакомым. Все бы ничего, встреча как встреча. Разговоры, воспоминая, треп ни о чем и все это, как полагается, под чарку водки, которую привез мой приятель. Что тут необычного, спросите вы? А то, что я не «выкатывал» сто грамм за встречу, а специально попросил своего знакомого захватить с собой водочки, т.к. ехал он ко мне из Золотоноши – города, где производится водка «Златогор».

Почему так? Ведь по законам гостеприимства так не принято. Отвечу. Еще в начале нового тысячелетия мы с приятелем, если и усугубляли, то только 40-градусную продукцию данного предприятия, потому что из всего «пойла», присутствовавшего на водочном рынки, «Златогор» отличался высоким качеством.

Что и говорить, уникальным событием для Украины было награждение «Златогора» в октябре 2003 года Орденом Святого Станислава, т.е. водка стала официальным напитком Ордена во всем мире. И это, в то время, говорило о качестве продукта. Но… прошли годы и, как обычно бывает на нашем рынке, Золотоношский ликероводочный завод стал гнать продукт очень средней паршивости. Вот именно в этом, мы с приятелем убедились лично «откушав» по соточке от «Святого Станислава».

Когда на следующий день я проводил своего знакомого, то решил выяснить, что же случилось с продукцией данной, некогда любимой нами, торговой марки. Первый же мой запрос в гугле дал вразумительный ответ, – водка «Златогор» официально признана официальным напитком… мошенников. О громких скандалах, сопровождающих этот разрекламированный торговый бренд, СМИ уже писали неоднократно.

Напомню читателям о топ-новости украинских СМИ 6 августа 2008 года. В тот день в Киеве во время получения взятки в размере $20 тысяч был задержан Игорь Гончар, руководитель Департамента контроля за производством и обращением спирта, алкогольных напитков и табачных изделий Государственной налоговой администрации Украины (ГНАУ). Пачку американских денег данное должностное лицо требовало (и получило) от частного предпринимателя за выдачу лицензии на оптовую реализацию алкогольной продукции.

Видео процесса вымагания взятки, отснятое скрытой камерой, можно посмотреть здесь. Есть также видео, где показано, что в процессе разговора с предпринимателем Игорь Гончар предлагал тому, помимо всего прочего, закупать водку у некоего завода под Одессой с тем, чтобы «шлепать» на эту водку какую-нибудь торговую марку. В частности Гончар говорит, что может свести предпринимателя «с людьми из «Златогора», может под маркой «Златогора», какие-то копейки им будете… Так бренд «Златогор» раскручен. По всей Украине реклама идет. Подумайте».

С кем же мог свести предпринимателя чиновник ранга Гончара, уж точно ни с грузчиком, а как минимум с директором предприятия. Первым – и естественным – предположением после услышанного с упоминанием «Златогора» было следующее: этот производитель водки под прикрытием коррупционера из ГНАУ активно «впаривает» под своим «лэйбом» «паленку» других – «подпольных» – производителей.

В какой же связке мог работать Гончар? Понятно, что только с кем-то из «главнюков». Как известно, ликероводочный завод «Златогор» входит в ХК «Петрус». Президент данной холдинговой компании Людмила Русалина, которая и владеет этой торговой маркой. Украинские СМИ, ссылаясь на информацию правоохранительных органов, неоднократно писали, что «Петрус» выпускает алкоголь на четырех или пяти производственных площадках и использует схемы уклонения от уплаты акцизного сбора.

Интересно, кто из «Петруса» мог работать в «криминальном дуэте» с высокопоставленным чиновником из ГНАУ? «Заманчивое предложение» Гончара к предпринимателю, уже «тянуло» на возбуждение еще одного, помимо «взяточного», уголовного дела, но должного раскрытия механизм аферы на алкогольном рынке Украины не получил и продолжения таки не последовало.

Что странно. Ведь о причастности владелицы торговой марки «Златогор» Русалиной к махинациям в государственных масштабах сегодня уже говорят даже в парламенте.

В частности, «Багнет» писал в своих публикациях, что заместитель комитета Верховной Рады по вопросам налоговой и таможенной политики Константин Бондарев, рассказывал в парламенте, кто из представителей отечественного политикума пытается сохранить теневой рынок и серые схемы на рынке алкогольной продукции. По словам Бондарева, главными водочными лоббистами и теми, кто уклоняется от налогов, являются почетный президент компании «Олимп», народный депутат Павел Климец и Людмила Русалина, президент ХК «Петрус».

И вот недавнее подтверждение выводов Бондарева – на днях пресс-центр ГНА в г. Севастополе распространил информацию о том, что в рамках операции «Курорт» налоговая милиция города выявила несколько партий алкоголя – порядка четырех тысяч бутылок – под маркой «Продукты пищевые для специального диетического употребления. Настойка».

Такие бутылки были обнаружены в городе, как на прилавках магазинов, так и на складах. Экспертиза подтвердила, что за длинным и сложным названием на этикетке скрывалась обычная водка. Но, в отличии от «беленькой», «продукты для диетического употребления» могли продаваться и без использования марок акцизного сбора. В то время как продажа водки предполагает наличие сертификатов и уплату акцизного сбора.

Такие противоречия позволили сотрудникам УНМ ГНА в г. Севастополе при поддержке ГУНМ ГНА Украины и прокуратуры Севастополя возбудить уголовное дело. Следствие привело к ликеро-водочному заводу изготовителю в центральной Украине и к одному из столичных предприятий, которое выступало заказчиком.

Для документирования и пресечения противоправной деятельности севастопольские налоговики инициировали и провели обыски в офисных и складских помещениях Киевского предприятия, а также складских и производственных помещениях заводов в городах Умань и Золотоноша – именно там располагаются два из четырех ЛВЗ ХК «Петрус»: Золотоношский ЛВЗ «Златогор» и Уманский ЛВЗ.

Кстати, напомним, «Багнет» также писал о том, что Павел Климец со своим референтом Тарасом Миколаенко прослышав, что в стране собираются ввести марки акцизного сбора нового образца посетили ПК «Украина» и даже предприняли попытку «дать на лапу». Помощник нардепа Миколаенко, по совместительству фотомодель, как утверждают, предлагал взятку в 100 тыс. грн. за то, чтобы узнать секрет производства голограмм для акцизных марок.

Возникает правомерный вопрос, - а не являются ли все эти события звеньями одной цепи? А Русалина и Климец, как утверждал нардеп Бондарев, продолжают оставаться главными «уклонистами» от уплаты акцизного сбора на алкоголь и поставщиками паленки на рынок?