...генетическим путем – об этом и многом другом в интервью From-UA рассказал доктор биологических наук, директор Института клеточной биологии и генетической инженерии НАН Украины Николай Кучук.

From-UA: – Николай Викторович, в последнее время ведутся многочисленные дискуссии о генно-модифицированных организмах и об их вреде для человека. Объясните, пожалуйста, что это за организмы и для чего они изначально были выведены?

Н. Кучук: – Слово «организм» предполагает, что это любой организм, начиная от бактерий, вирусов и заканчивая человеком. Поэтому первый генетически модифицированный организм – это бактерии, которые производят инсулин. Раньше инсулин производили из свиней и коров. Большая часть, а может, и весь инсулин, который производится в мире, из генетически модифицированных организмов – бактерий. Следующий этап – когда появились генетически модифицированные растения. Это растения сои, кукурузы, рапса, хлопка, еще пару видов и, пожалуй, всё. Потому что когда говорят чуть ли не о всех генно-модифицированных растениях, это неправда. Выведены и сделаны эти растения в ведущих странах мира, в первую очередь США, для ускорения, улучшения тех или иных систем, необходимых для выращивания этих растений. Поэтому мы говорим, что эти растения имеют дополнительные свойства – устойчивость к некоторым насекомым и гербицидам. На сегодня это пока все, что относится к коммерческой части, потому что есть еще огромное количество вещей, связанных с научной частью, но они в магазинах не продаются. В магазины теоретически могут попасть продукты, сделанные или на основе этих растений, или когда эти растения были использованы в корм скоту, а потом уже скот попал в виде мяса, молока на рынок. Все разговоры о небезопасности остаются разговорами. Соя появилась в 1996 году. За 14 лет существования этих растений и продуктов на рынках США, Европы, на самом деле не зафиксировано ни одного – я подчеркиваю – ни одного случая какого-либо вреда. Все остальное – разговоры на тему «может быть» досужих мыслителей районного масштаба, потому что когда этих мыслителей просят предоставить свои результаты в виде научно обоснованных, оказывается, что никаких научно обоснованных результатов у них нет. Так что никакого вреда научное сообщество с соответствующим определением не зафиксировало. Можно говорить о том, что вредно все. Жить вообще вредно: вредны мобильники, компьютеры, вредны автомобили. И иногда они действительно вредны. А вот как раз что касается генно-модифицированных растений, кроме разговоров на эту тему, ничего нет.

From-UA: – А чем вызваны подобные резонансные разговоры?

Н. Кучук: – Недавно у меня был гость из Америки. Ему так понравились наши этикетки на всех продуктах «без ГМО», что он даже сказал, что с удовольствием покажет у себя в качестве презентации – насколько публичность может дойти до того, что везде стоит – на воде, на соли – буквально на всем стоит «без ГМО». Я не специалист по публичной психологии, по массовой психологии. Я специалист-ученый. Я, конечно, понимаю, что есть у людей какие-то сомнения, возражения. Эти сомнения проверяются. В Европе мало выращивают, но они импортируют не один десяток миллионов тонн вполне официально зарегистрированных ГМО. Они потратили несколько миллиардов долларов, провели соответствующие исследования по влиянию как на человека, так и на окружающую среду, ничего особенного там не зафиксировано. По крайней мере, это научный разговор. Если мы чего-то боимся, мы должны поставить научный эксперимент и определить, так это или нет. Если же мы постоянно чего-то боимся, тогда это, наверно, уже вопрос не к ученому, а к специалисту другой области. Я к ним не отношусь. Я не могу понять, почему мы чуть ли не сходим с ума по ГМО, хотя здесь как раз ничего нет, а многие реальные проблемы для здоровья, для жизни мы просто игнорируем.

From-UA: – В чем заслуга и польза таких организмов для человека?

Н. Кучук: – Инсулин – это первый продукт, полученный генетическим путем. Сейчас так называемые рекомбинантные белки, начиная от антител моноклональных, которые необходимы для лечения многих онкологических заболеваний, других фармацевтических белков, необходимых для защиты человека, в том числе от вирусных заболеваний, гриппа и т.д. Это огромная палитра фармацевтических препаратов, которые невозможно получать без использования генетически модифицированных организмов, а если и возможно, то их получают или очень дорого, или из таких вещей, о которых я даже не хочу рассказывать, чтобы люди еще больше не перепугались.

From-UA: – С помощью таких технологий можно изменить генетическую структуру человека с целью его усовершенствования? Проводились ли такие опыты?

Н. Кучук: – Вы впадаете в очередные разговоры на тему. Это хорошо поговорить фантастам, а реально таких экспериментов по изменению общей генетической структуры человека, конечно же, никто не проводит. Есть другие моменты – как помочь болеющему, страдающему, умирающему человеку, не изменяя его генетической структуры, но привнося в его организм вещи, которые он либо утратил, либо исходно не имел, потому что мы сами генетические организмы, такие машинки с ДНК, РНК, с белками. И эти белки нам необходимы, а мы их не имеем, как тот же инсулин, и мы болеем. И тогда начинают думать, как это сделать лучше, безопаснее. И тут без генно-инженерных технологий просто нет развития. Это один из вариантов. А что касается вообще продуктов питания, то первая вещь, которую сделали генные инженеры, не была связана с растениями. Например, сыр. Большинство людей даже не знают, как получается сыр. Ведь сыр получался раньше как – с обязательным использованием ферментов очень молодых телят, буквально несколькодневных. Если из его желудка не извлечь этот фермент, то сыра не будет, будет просто створоженное молоко. С помощью генной инженерии эти ферменты давно клонированы в генные организмы, и теперь довольно большое количество сыров в мировом производстве давно делаются с помощью ферментов, которые выработаны в бактериях. Вот вариант: либо вы убиваете телят (а их теперь не хватит, по подсчетам мировых экономистов, для удовлетворения мировых потребностей), или вы выращиваете микроорганизмы, в которых работает этот генный инстиллят и накапливает тот генный фермент, который необходим для производства сыра. Вот это был первый продукт в пищевой цепочке для того, чтобы удовлетворить все возрастающие потребности населения в сыре.

From-UA: – А что это за новая отрасль медицины – генотерапия?

Н. Кучук: – Генная терапия – это когда человек по каким-либо причинам испытывает дефицит каких-либо белков. Есть генные наследственные болезни, и тем или иным способом в отдельные органы человека можно доставить ген, и этот ген начинает работать. Он не будет наследоваться. Это технологии, основанные на вирусах. Человек получает не белок, а ген, и этот ген какое-то время работает и дает возможность человеку существовать более-менее нормально. Вот таким способом можно осуществлять лечение тех или иных наследственных болезней.

From-UA: – Какие исследования трансгенных организмов сегодня проводятся в Украине?

Н. Кучук: – Нас 20 лет назад образовывали для того, чтобы мы свои исследования направляли в том числе и на то, чтобы делать что-то свое или, по крайней мере, с использованием технологий Запада, и использовать эти методы для изучения живой природы в том числе. У нас есть примеры разработок, которые мы на сегодняшний день, к сожалению, не можем «в поля» вывести, потому что у нас легально ничего пока нельзя. У нас импортные нелегальные бывают вещи, а для своих мы своими законами, постановлениями все остановили. Но так или иначе, у нас есть свои разработки. Недавно мы опубликовали статью о морковке, в которую мы внедрили ген интерферона – это белок человека, который защищает нас от вирусных заболеваний. Вот есть такая морковка с довольно высоким альфа-интерфероном. Эту морковку можно использовать, по крайней мере, для животных для профилактики вирусных заболеваний. Причем по стоимости морковки, а не медицинского препарата.

From-UA: – Как Вы считаете, почему церковь лояльно относится и даже поддерживает выращивание модифицированных культур, но в то же время так критикует любые исследования в генетическом клонировании человека?

Н. Кучук: – Я за церковь не отвечаю. Церковь, с одной стороны, хочет накормить страждущих. Мы еще относительно богатая страна, хотя и у нас есть голодные и нищие, которые покупают просроченные консервы и питаются, а есть миллионы, у которых и этого нет. И она понимает, что мы совсем недалеко отошли от массового голода, и только технологии и развитие науки хоть как-то помогут человечеству, поэтому церковь все-таки поддерживает, и Ватикан совсем не против генной инженерии в области технологии продуктов питания. А вот в области посягательства на таинство возникновения человека, тут, конечно, есть вопрос, и церковь имеет свое видение происхождения человека.
Только экстренная и самая важная информация на нашем Telegram-канале