...его шагов в новой должности стало лоббирование законопроекта о внеблоковом статусе Украины и фактический отказ от интеграции в НАТО, что было целью предыдущей администрации.

Тем не менее, НАТО, ранее весьма осторожно относившееся к потугам Украины чего-то добиться, уже несколько раз настойчиво намекнуло: двери Альянса для нашей страны не закрываются даже в связи с позицией Януковича. Они открыты: захотите – войдёте в любой момент. Говорилось об этом и во время встречи секретаря СНБО Раисы Богатыревой с руководителями Польши.

Но говорилось и не только об этом. Богатырева заявила о готовности Украины принять участие в создании единой системы противоракетной обороны, которая планируется к реализации на континенте. Проект ПРО был одним из самых главных для администрации бывшего президента США Джорджа Буша-младшего и вызывал серьезное сопротивление России. Однако с появлением в Белом доме Барака Обамы ситуация изменилась: насаждение ПРО перестало быть внешнеполитическим приоритетом США и трансформировалось в идею создания европейской системы безопасности, не так категорично воспринимающейся Россией, а потому вполне доступной для участия в ней Украины.

Вот только надо ли это самой Украине? Не повредит ли этот проект её отношениям с РФ? Действительно ли речь идёт о безопасности континента или это некий геополитический, а не оборонный проект?

Вопросами на вопросы отвечал From-UA заместитель секретаря СНБО, директор Европейского института интеграции и развития Дмитрий Выдрин.

«Оборона – это святое дело. Сейчас Россия приглашена к созданию общеевропейской обороны. Если Россию приглашают, то почему Украина не может участвовать?» – заметил эксперт.

«Есть запрос с европейской стороны на сотрудничество и с Россией, и с Украиной в военно-технической сфере. Так почему мы должны отказываться?» – спросил Выдрин.

Почему – популярно объяснила лидер Прогрессивно-социалистической партии Украины Наталья Витренко.

«Ложь, что это общеевропейская система обороны. Это натовская система обороны. И то, что Янукович глубже входит в НАТО, чем это делал Ющенко, это уже абсолютно очевидно. И Богатырева, как рупор Президента, просто освещает то, на что уже Президент подписался. То есть он уже эти обещания дал. Он дал обещания втягивать дальше Украину в НАТО, все дальше отодвигать ее от России», – уверена она.

По мнению политика, система ПРО является не европейским, а евроатлантическим проектом, и будет использована против Российской Федерации.

«Она предусматривает не только оборонные функции. Вся суть в том, что это и наступательная система, то есть она может наносить первые удары. И для них важно, чтобы это размещалось в Европе, как можно ближе к России, чтобы это размещалось в Украине, чтобы РЛС Украины работали против России на службы НАТО. Чтобы, расположив ракеты на базах ПРО, эти ракеты были нацелены на Россию», – заявила Витренко.

Без паники – призывает директор Центра политического маркетинга Василий Стоякин. Он уверен в том, что нам уже давно нечего предлагать НАТО или ЕС в качестве оборонного плацдарма, а потому все разговоры о создании ПРО лишены практического смысла.

«На месте нынешних руководителей Украины и лично госпожи секретарши СНБО, прежде чем делать такие заявления, я бы съездил в Мукачево, посмотрел бы на разваленные радиолокационные станции, которые Украина уже не первый год пытается продать то России, то НАТО, а потом съездить в Севастополь и посмотреть, что осталось там от РЛС. У меня такое впечатление, что Украина здесь выступает в качестве продавца воздуха, и когда это обстоятельство выяснится, последствия будут не очень хорошие», – объяснил он.

Кроме того, эксперт не уверен, что система ПРО, даже при условии ее создания, сможет защитить именно Украину от гипотетической опасности.

«Стоит ли принимать участие в ПРО, я не уверен, что действительно существует угроза ракетного удара со стороны Ирана. И самое главное, создание системы ПРО в этом направлении от возможности такого удара не спасает. Эта проблема решается дипломатическими средствами, а не военно-техническими. Тут какая-то явно задача, которая выходит за рамки декларированных целей. И ее неплохо было бы понимать», – считает Стоякин.

Заявления Богатыревой не нужно воспринимать в плоскости практической обороны, поскольку они на самом деле являются политическими – и не более того. Так считает директор Международного института демократии Сергей Таран.

«Это, скорее, не оборона, а политика. Для Украины очень важно позиционировать себя как страну, которая ищет альтернативу безопасности», – отметил он.

«Более того, она коррелируется системой безопасности, которая создается именно в Европе, поэтому такой шаг Украины будет иметь не столько практическое значение, сколько политическое в контексте подтверждения Украиной европейского курса», – считает Таран.

Разделяет и дополняет тезисы коллеги другой политолог – директор Киевского центра политических исследований и конфликтологии Михаил Погребинский.

«В реальности никакого проекта нет, есть просто разговоры, которые не несут под собой содержательного элемента, потому что в этом проекте нет согласия даже в отношении того, от кого защищаться этим ПРО», – считает он.

Эксперт отмечает, что несерьезность данного проекта видна из его финансовой составляющей, поэтому, кроме политических выгод, ничем другим вопрос ПРО не чреват.

«Выделенные деньги – на 10 лет 200 миллионов. Это просто курам на смех, никакой серьезный проект на такие деньги сделать нельзя. Это говорит о том, что ничего реального за этим не стоит, а раз это так, то надо принимать в этом участие, как это ни странно, может быть, звучит. Поскольку это демонстрирует активную часть украинской позиции, то раз Россия соглашается, то, конечно, и мы будем говорить, что мы готовы. Мы не должны оказаться на обочине», – поддержал позицию Богатыревой Погребинский.

Как видим, о безопасности эксперты рассуждают реже всего – всё больше о политике. Гипотетическое участие или неучастие Украины в новой версии ПРО кажется им не столь важным само по себе, сколь открывает возможность как-то проявить себя на внешнеполитической сцене. И поскольку это один из возможных способов демонстрации проевропейской направленности новой украинской власти – он будет использован. Даже если чуть-чуть заденет интересы РФ, хотя, скорее всего, с Кремлём этот проект согласован, иначе реакция на него из Москвы была бы очень резкая.

Так можно ли ставить знак равенства между участием в экс-американском нашумевшем проекте и «втягиванием» страны в НАТО? Вряд ли. Слишком уж скептичны эксперты по отношению к реальным последствиям создания этого самого ПРО. А раз речь идет не столько о безопасности, сколько о политике, то это не вопрос НАТО. Альянс – это все же военно-политический блок. И недаром политика стоит на втором месте в названии, а не на первом…
Только экстренная и самая важная информация на нашем Telegram-канале