...из оранжевого цвета в бело-синий и укрепляла вертикаль власти. Менялись и путались векторы развития, на Майдане традиционно драли глотки недовольные, а вызываемые к следователям лидеры оппозиции кричали о наступлении авторитарного режима. Но для избирателей куда более важными проблемами были рост цен, новые налоги и аномальная летняя жара, непосредственно ударившие по их карманам и здоровью.

Если на планете погоду задавали вулканические извержения, техногенные катастрофы и парниковый эффект, то в Украине политические события года изначально определились исходом президентских выборов, первый тур которых состоялся 17 января.

Еще задолго до него было известно, что тогдашний действующий Глава державы Виктор Ющенко не имеет на выборах никаких шансов – его рейтинг был неприлично низок. Голосование официально подтвердило политическое падение бывшего «украинского мессии»: по его итогам Ющенко получил всего 5,45 %, установив тем самым мировой рекорд антипопулярности среди президентов. Это была народная оценка пяти лет его бурной деятельности. Но вместе с этим Виктор Андреевич покинул свой трон мирно и не устраивая истерик, без каких-либо попыток остаться на нем в обход закона, что делало ему честь.

Зато нервный срыв явно случился у другого кандидата в президенты. Уже 18 января правительство Тимошенко решило взять в свои руки контроль над комбинатом «Украина», печатавшим бюллетени для выборов. 25 января на предприятии произошли столкновения, которые были единственным силовым ЧП избирательной кампании и одним из самых громких скандалов, завершившимся отправлением в отставку главы МВД Юрия Луценко. Занявший нейтральную сторону еще действующий Президент Ющенко был тут же в очередной раз обвинен Юлией Тимошенко в тайном сговоре с Януковичем.

Это спровоцировало разные слухи о возможном будущем Ющенко: говорили, что он «продал демократию» за пост главы Нацбанка или даже премьера. Ничего этого, как известно, он не получил. Однако договоренности между командами Ющенко и Януковича вполне могли существовать. И если они были, то думается, что в первую очередь они касались недопущения прихода к власти путем очередного Майдана Юлии Тимошенко, которая весьма не устраивала обе команды. Есть версия, что именно благодаря этим договоренностям выборы прошли мирно и в рамках закона, без эксцессов.

Второй тур выборов состоялся 7 февраля, в котором победу с результатом 49,95 % голосов одержал тогдашний лидер оппозиции Виктор Янукович. Его оппонент, действующий премьер Юлия Тимошенко, набрав 45,47 % голосов и, соответственно, эти выборы проиграв, очень тяжело перенесла крах своих амбиций. Лишь через несколько дней она появилась на публике, сделав вполне ожидаемое заявление о том, что выборы были сфальсифицированы. Однако на этот раз никто победу у Януковича не отбирал, и народ на новый Майдан не собирался. И Украина, и её соседи довольно спокойно восприняли результаты выборов, и вскоре Виктор Федорович начал получать поздравления из разных стран мира, а 25 февраля состоялась его инаугурация.

Реакция оппонентов Януковича была весьма агрессивной, но очень вялой. БЮТ лишь подал в суд несколько исков о признании выборов недействительными, а национал-патриоты разразились воплями о том, что теперь Украина погибнет в новом голодоморе от рук «московских наймитов». Записных патриотов особенно покоробило то, что на президентство Януковича благословил патриарх РПЦ Кирилл, а не униаты и «филаретовцы». Впрочем, в отличие от своего предшественника, Янукович не стремился втягивать церковь в политику (или наоборот), а себя позиционировал как прихожанин УПЦ МП. Так что было вполне логичным, что он получил поздравление и благословение от иерарха своей церкви – прежде всего, как верующий человек, а потом уже как Президент.

Но пока непримиримые и идеалисты лупили кулаками по воздуху, прагматики торопились приспособиться к новым реалиям. Не успел новый Президент еще толком войти в свою роль, как в Верховной Раде произошла очередная перестановка сил. 2 марта была прекращена деятельность прежней коалиции, состоявшей из БЮТ, НУ-НС и Блока Литвина, и взамен неё 11 марта образовалась коалиция из Партии регионов, КПУ и всё того же Блока Владимира Литвина, которому даже оставили его место спикера. Впоследствии к ней присоединились депутаты-перебежчики из НУ-НС и БЮТ.

В тот же день новая провластная коалиция 242 голосами утвердила нового премьер-министра Украины, которым стал Николай Азаров. Без промедления был назначен состав нового Кабмина, в который вошли не только «донецкие» и крупные фигуры ПР из других областей, но и такой недавний конкурент Януковича, как Сергей Тигипко, получивший должность вице-премьера.

Напомним, что на президентских выборах Тигипко занял третье место, получив неожиданно высокий результат в 13 % голосов. Поэтому его назначение расценивали как попытку регионалов принять в свою команду высокорейтингового политика, дабы он не ушел в оппозицию к новой власти – возможно, даже как будущего преемника Януковича. Впоследствии оказалось, что Тигипко была выбрана роль козла отпущения: именно в его сторону было направлено недовольство избирателей непопулярными реформами и продолжающимся ухудшением экономической ситуации.

Таким образом, прогнозы некоторых политологов, которые предрекали противостояние между Президентом Януковичем с одной стороны и «протимошенковской» парламентской коалицией с другой, оказались неверными. Они не учитывали самого главного – желания многих народных депутатов сразу же перебегать под крышу победителя. Предвидела ли это Тимошенко? Трудно сказать, но эти события нанесли по ней сокрушительный удар. Десять лет усердно карабкавшаяся по лестнице власти, Юлия Владимировна в одночасье рухнула с неё вниз.

Тем временем новый Президент проявил в первые недели своей работы большую активность. Он сразу же отказался от прежней политики государственного «культа Голодомора», введенного Ющенко, а также от намерений вступления Украины в блок НАТО. Правда, при этом продолжил время от времени толкать речи про «неизменность курса евроинтеграции».

Одновременно с этим произошел некоторый поворот лицом к России. Это заключалось в прекращении различных антироссийских выпадов со стороны украинской власти, а также в подписании 27 апреля соглашения с Россией, по которому аренда ЧФ РФ продлевалась до 2042 года – в обмен Украина получала скидку на российский газ. Однако уже через несколько месяцев в Украине вновь выросли тарифы на коммунальные услуги под предлогом очередного подорожания газа, что вызвало у населения логичный вопрос: «А зачем же мы тогда отдали Севастополь?». Кто именно получил экономические выгоды от того соглашения и какие – до сих пор остается неясным.

Однако никакого «пророссийского курса» новая власть не придерживалась, а вернула Украину к политике «многовекторности» времен Кучмы. На это были свои причины, и среди них выделялось нежелание команды Януковича портить отношения с Западом, у которого вскоре пришлось просить крупные кредиты для спасения тонущей экономики.

Не всё четко было и во внутренней политике команды Януковича, внутри которой быстро назрел конфликт. Едва новый министр образования Дмитрий Табачник начал очищать свое ведомство от мусора, нанесенного туда прежней «оранжевой» властью, как против него дружно ополчились национал-патриоты, устроив ряд «антитабачных» акций. И неожиданно их требования об отставке Табачника поддержала Анна Герман, которая несколько лет играла в ПР роль главной «говорящей головы» в телевизионных ток-шоу, а затем получила пост заместителя главы президентской Администрации (а также неплохо пристроила сына и мужа).

Конечно, ссоре не дали разрастись в публичный раскол, однако она вызвала у избирателей ПР довольно негативные впечатления. И прежде всего непрекращающимися попытками регионалов понравиться электорату Западной Украины в ущерб собственным избирателям с Юго-Востока, которым данные обещания так и оставались обещаниями – о чем красноречиво говорит вновь отложенный вопрос по статусу русского языка, а также отказ от планов федерализации страны.

Зато регионалы никогда не забывали об укреплении своей власти, чем они сразу и занялись после летних каникул, на время которых в Украине, по причине невиданной ранее жары, была прекращена вся политическая жизнь. Власть имущие прятались в охлаждаемых кабинетах или отбыли на курорты, а народ сидел по домам и с грустью смотрел, как испепеляющее солнце убивает растительность на их огородах.

Единственным событием лета был небольшой скандал между регионалами и их союзниками коммунистами. Капризные ленинцы выдвинули, было, своим коллегам какие-то условия и даже пригрозили выходом из коалиции. В ответ на что им со смехом пояснили, что парламентское большинство без фракции КПУ, скорее всего, обойдется, а вот обойдутся ли коммунисты без спонсорской помощи – неизвестно. На чем конфликт был быстро замят.

Новый политический сезон был торжественно открыт 1 октября решением Конституционного суда Украины о признании незаконной политической реформы 2004 года. Это было событие, по своей значимости не менее важное, чем итоги президентских выборов. Потому что теперь Украина возвращалась к нормам Конституции 1996 года, возвращающим Банковой массу полномочий, отнимая их у парламента и Кабмина. Виктор Янукович делался таким же всевластным, как Леонид Кучма, Кабмин превращался в исполнительный орган при Президенте, а Верховная Рада теперь снова становилась чем-то средним между дискуссионным клубом и канцелярией.

Самое интересное, что еще пару лет назад сами же регионалы жестко критиковали «оранжевых» за одни только намерения отменить политическую реформу и не жалели слов, отстаивая «принцип баланса ветвей власти». Но не успели они получить эту власть, как поторопились сосредоточить её в руках Президента и его ближайшего окружения. Правда, назвать это авторитаризмом, о чем сейчас наперебой утверждают некоторые аналитики, нельзя. Подобные системы президентских республик существуют во многих странах мира, в том числе признанных как образцы демократии. Думается, что судить о власти нужно не по её структуре, а по поступкам представляющих её чиновников и политиков.

Украинские политики, чего уж там скрывать, далеки от идеала. Они не смогли удержаться даже от искушения просто взять и наплевать на собственные же законы и саму логику ради продления своих депутатских полномочий. Так поступили украинские народные избранники, когда вдруг вспомнили, что возврат к Конституции-1996 сокращает их полномочия с 5 до 4 лет. Тогда у них родилась оригинальная идея: считать, что раз они избирались по нормам Конституции-2004, то в этом вопросе руководствоваться именно ими. Словом, получилось так, что, в зависимости от личных интересов политиков, в одних случаях они руководствуются Конституцией 1996-го, а в других – Конституцией 2004 года. Политическое нахальство, рождающее правовой хаос…

Избиратели от всего этого были явно не в восторге, что показали итоги выборов в местные органы власти, состоявшиеся 31 октября. Правящая ПР по-прежнему оставалась в лидерах и даже подмяла под себя несколько новых областей, был отмечен и рост популярности крайних националистов. Однако явка на этих выборах едва составила 50 %, став самой низкой за всю историю Украины. То есть половина избирателей просто плюнули на всю эту политику и, прежде всего, на самих политиков. Значительно увеличился показатель голосовавших против всех – теперь он превысил 7 %.

С одной стороны, можно было бодро рапортовать о победе как о конечном фактическом результате. Регионалы совершили свой третий прорыв (если считать первым победу на выборах и «взятие Кабмина», а вторым – отмену политреформы). Стольких успехов за столь короткий срок в Украине не добивалась еще ни одна политическая сила, поэтому 2010 год стал для Партии регионов поистине счастливым.

Однако в более длительной перспективе итоги выборов виделись менее благополучными. Такое резкое падение явки электората грозит большими проблемами, самая невинная из которых – это несостоявшиеся выборы. То есть когда люди просто махнут на политику и власть рукой. Гораздо хуже, если они в состоянии аффекта захотят махнуть на неё тупым тяжелым предметом.

Но регионалы не только не сделали выводов из уже сделанных ошибок, но и продолжали совершать новые. В том числе и политические – такие, как назначение министром МЧС бывшего «серого кардинала» Ющенко, скандально известного Виктора Балогу. Возможно, с точки зрения укрепления власти и стабильности в рамках всей Украины такой союз ПР и «Единого Центра» был верным решением. Единственно, о чем не подумали «кучкующиеся» олигархи и чиновники, что это вряд ли будут приветствовать избиратели. А избиратели – это не всегда безобидно и беспомощно топчущаяся на морозе «биомасса».

Недовольство электората, пока что в совершенно мирной и культурной форме, прорвалось уже через пару недель, когда по всей Украине начались протесты предпринимателей против нового Налогового кодекса. Они проходили волнами: сначала «предупредительные» акции, потом митинги у местных органов власти, а затем был «поход на Киев», где 22 ноября, в годовщину «оранжевой революции», лавочники организовали длительный многотысячный митинг, к которому сразу же подключились представители оппозиции, грозящие власти «вторым Майданом».

Впрочем, особого успеха эти просты не принесли, хотя были интересы в плане того, что это были не организованные политическими партиями «майданы за деньги», а стихийные возмущения «снизу». Оппозиция, мелькавшая на Майдане, лишь пыталась примазаться к процессу, даже возглавить его, но была отвергнута протестующими. И это тоже стало весьма знаковым событием.

Таким образом, в политических событиях 2010 года можно выделить три основных процесса. Первый – приход к власти Партии регионов, которая тут же начала эту власть стремительно расширять и укрупнять. К сожалению, увлекшись именно этим процессом, а также торопливо расхватывая оставшиеся куски экономического пирога, регионалы не слишком заботились о «покращенні життя», которое они обещали своим избирателям. Вместо этого ПР пытается кое-как латать дыры в бюджете, то выпрашивая кредиты, то планируя сократить социальные расходы. И если говорить о впечатлении, об оценке работы новой власти избирателями, то её можно охарактеризовать одним словом – разочарование. К счастью, пока еще не обозление.

Вторая знаковая тенденция – катастрофическое падение авторитета оппозиции. Такое впечатление, что в ней за это время разочаровались еще больше, чем во власти. По-видимому, причины лежат в том, что, кроме пустой болтовни и грызни за места в «теневом правительстве» или «комитетах спасения Украины», от нашей оппозиции уже никто ничего не ждет. Даже такая крупная политичная фигура, как Юлия Тимошенко, в этом году проиграла регионалам без всякого активного сопротивления всё: президентские выборы, пост премьера и коалицию в парламенте, суды, местные органы власти. Проиграла, и неделями, а то и месяцами не показывалась перед своими фанатами, рождая своим отсутствием самые разные слухи.

Неудивительно, что когда власть начала прессовать оппозицию, привлекая её к уголовной ответственности за прошлые «грешки», то это не вызвало у избирателей ни возмущения, ни сочувствия. В этом-то и состоит третья тенденция, обозначившаяся во второй половине 2010 года – украинский избиратель серьезно изменился. Он стал менее наивным и доверчивым, его уже практически невозможно завлечь обещаниями повести всех в Европу, побороть кризис или навести стабильность. Избиратель вообще уже перестает доверять политикам даже в мелочах.

Вместе с этим избиратели становятся все более недовольными, появляются и признаки раздражительности. А протесты против Налогового кодекса показали, что избиратели вполне могут мобилизоваться на самостоятельные акции без участия традиционных политических сил. Есть и другой пример, правда, случилось это не в Украине, а в России, но мы часто копируем нашу северную соседку. Речь идет о стихийных молодежных бунтах в Москве и сопутствующих им более мелких стычках в других российских городах. Неважно, что было темой этих беспорядков, важно, что на них собрались люди, и эти люди решились не только на скандирование лозунгов.

Может ли такое повториться, скажем, в Киеве, если у активно-недовольных найдется для этого веский предлог? Ряд аналитиков считает, что в наступающем году риск «бунта» в Украине будет высоким как никогда. Потому что этому способствует ухудшение жизни, разочарование во власти и уверенность в том, что оппозиция – это «кучка таких же жуликов, мечтающих лишь дорваться до власти». А ведь только политическая оппозиция могла бы не только возглавить, но и сдерживать недовольство масс в рамках закона.

Увы, украинская власть продолжает увлеченно строить жесткую вертикаль власти и решать свои личные вопросы, не обращая внимания на недовольное бурчание «пипла», потому что считает, что теперь она всерьез и надолго овладела всей страной. И вместо того, чтобы поддерживать хотя бы «потешную» оппозицию, как единственный механизм сброса негативных эмоций электората, она её громит и добивает. А всё это не только не устраняет риск «бунтов», но и делает эту угрозу более реальной.