...на провал, чей праздник 23 февраля – об этом и многом другом в интервью From-UA рассказал глава Государственной комиссии по регулированию рынков финансовых услуг, лидер политической партии «Союз Левых Сил» Василий Волга.

From-UA: – Василий Александрович, за семь лет «ударной» работы украинцам навязано исключительно неадекватное восприятие действительности, основанное на крайностях, повышенном внимании к несущественным мелочам, мнении, что от переделывания истории зависит будущее. Удастся ли правительству и Президенту в таких условиях провести настоящие реформы?

В. Волга: – Это очень и очень сложно. Чем дольше я занимаюсь политикой, а сейчас и вопросами государственного управления, реформирования экономического комплекса, хозяйственного комплекса страны, тем больше понимаю, что для проведения реальных, масштабных реформ необходимо гражданское согласие. То есть когда Восток и Запад не рвут друг друга на куски и все признают избранных Президента, Верховную Раду, правительство. Только тогда мы сможем проводить масштабные реформы, которые не будут яростно критиковаться той частью страны, которая считает власть «не своей» и не воспринимает все, что ею делается даже хорошего. С другой стороны, гражданское согласие не будет найдено до тех пор, пока у нас будут пытаться построить из Украины то одну большую Галичину, то один большой Днепропетровск или Донбасс. Люди уже «хватанули» демократических свобод, и все реформы будут нарываться на очень серьезное противодействие и очень большие риски. Чего стоит только история с единым налогом – один маленький пример. До тех пор, пока не будет согласия, у нас провести реальные экономические реформы при поддержке народа будет не-воз-мож-но.

From-UA: – Но как же достигать гражданского согласия, если уровень непримиримости стал просто невероятным? Может быть, появится какая-то экономическая «фишка», идея, очевидная своей пользой и дающая возможность для стремительного роста, и объединение произойдет вокруг нее?

В. Волга: – Может быть. Но моральное состояние граждан таково, что они замкнулись на противостоянии, на том – переписывать или не переписывать историю. Я только что вернулся с Западной Украины, был на международной конференции в Карпатах и очень много общался с разными людьми – лидерами общественного мнения, таксистами, депутатами разных уровней.

Это общение показало, что этнокультурные противоречия в нашей стране обострились и укоренились в людях даже больше, чем может показаться. И то, что власть пытается этого не замечать – не выход. Если еще 5-10 лет назад в противоречия больше играли политики и расшатывали ситуацию, чтобы получить политические дивиденды, то сейчас игра стала реальностью. Из Ивано-Франковска мы ехали с таксистом и рассказывали друг другу фактически одно и то же: почему мы не можем предать свою родню.

В моей семье очень сильны патриотические традиции. Мы всегда собираемся вместе на 9 мая. Когда дед был жив, рассказывал про войну, в том числе про войну на Западной Украине. Я воспитан на уважении к своему деду, к Победителям, и так же воспитал своих сыновей, воспитываю дочерей. «И да будет проклят тот сын, который отказался от своего отца».

Таксист мне рассказывает, как его дед был в УПА, как в его селе поддерживали до последнего «хлопцев», один из которых спустился с чердака только в 93-м году. Был там какой-то уникальный случай. Рассказывал, что творилось, когда пришла Красная армия, как расстреливали в тюрьмах, когда немцы наступали, как церкви громили. И он меня спрашивает: разве я предам своего деда, своего отца и свой род?

У него правда. И у меня правда. Но если мы поговорили и расстались хорошо, то в других случаях получился конфликт, переросший масштабы разговора двух людей. И эта ситуация будет тупиковой ровно до тех пор, пока мы не дадим всем этнокультурным группам в Украине жить в соответствии со своими убеждениями. И чтобы никто не мог никому навязать свое силой. Если мы не поймем, что в противостоянии будущего нет, а то, что нам необходимо – это экономическое благосостояние, все закончится очень плохо.

From-UA: – Но понимание не придет само собой, для него нужно какое-то предложение.

В. Волга: – Я всегда на том стоял и стою сейчас: единственно правильное наше с вами дальнейшее движение лежит в области федерализации. Не федерализации как первого шага для раскола Украины, а федерализации как способа дать возможность людям, представляющим абсолютно разные этнокультурные группы, жить в соответствии со своим убеждениями и не изменять своим родителям.

А чтобы все получилось должным образом, мы должны пройти несколько этапов. Для начала нужно перейти к бюджетной федерализации, назовем это так, когда каждый из регионов чувствует, что вот он может жить за свои, конкретные деньги, и никто не будет друг друга обвинять, мол, «вы нас объедаете». Перейти к культурной федерализации, ставить, условно говоря, какие тебе хочется памятники, но там, где это воспринимается нормально.

Глубина федерализации во всех федерациях, во всем мире разная. Кому-то достаточно так, кому-то иначе, кому-то нужно еще глубже. Мы тоже можем решить для себя, какая глубина федерализации нам нужна. И решив с ее помощью те проблемы, которые сейчас очень сильно мешают заниматься главными вопросами, политики должны определить благосостояние граждан приоритетом. И граждане, исходя из того, что мы разные, но равные в своих правах, в конечном-то итоге должны прийти к необходимости совместного существования. Перейти к совместному созиданию, строительству, отодвинув в сторону эти сложные вопросы истории и принимая то, что никто не хочет предавать своих дедов.

From-UA: – Но сегодня, кроме Вас, никто об этом не говорит. Кто должен заниматься таким проектом, кто должен поставить его на повестку дня, поскольку инициативы снизу здесь явно не будет? И подталкивать общество к принятию такого решения?

В. Волга: – Почему инициативы снизу не будет? Люди об этом очень серьезно говорят. Может быть, упуская какие-то детали, но «снизу» это уже обсуждается. Это «сверху» все делают вид, что не замечают, и будто соревнуются в каком-то сюрреализме, говоря, что ничего нет и ничего не происходит. Как будто нет людей, которые ходят в разные церкви, говорят на разных языках, по-разному оценивают историческое прошлое, нет людей, которые по-разному видят вектор движения – или Россия, или Европа. Они есть. По этой причине кто-то должен начать. И люди должны начать. А еще – общественные организации и политики, которые не боятся честно все назвать своими именами.

From-UA: – Давайте подробнее поговорим о «главном вопросе» – благосостоянии. Вы неоднократно выступали против проведения реформ за счет граждан, настаивая на том, что за реформы должны заплатить корпорации. Ваше мнение слышат?

В. Волга: – Мое мнение было услышано в отношении Налогового кодекса. Это раз. И Налоговый кодекс в текущей редакции – это уже совсем не то, что было изначально предложено на рассмотрение Верховного Совета. Мое мнение в отношении текущей Пенсионной реформы известно – нельзя вводить второй накопительный уровень за счет отбирания денег у пенсионеров. Заплатить за будущие пенсии нынешних работающих должны супербогатые, которые получили и получают свои богатства за счет простых людей. Сейчас мы приближаемся к реформе трудового законодательства, к Жилищному кодексу. Я свое мнение буду высказывать, оно будет звучать. Абсолютно честно. Чем я рискую? Только тем, что меня выпрут из правительства за позицию, которую я занимаю, позицию, которая называется «защита интересов человека труда», попросту, защита простого человека. Если попрут – тогда слушать не будут. И не просто меня – не будут слушать левых, поскольку в правительстве я один представляю социал-демократические взгляды. А пока я откровенно говорю то, что считаю правильным, и в средствах массовой информации, и лидерам государства.

From-UA: – Если слушать будет некому, то это будет означать, что реформы пошли по обычному маршруту: богатые становятся богаче, а бедные – беднее? Не станет ли это толчком к тому, что государство рухнет, как стакан с кипятком, имея внутри себя общество взаимной ненависти, на что сверху наложатся еще и проблемы жизненные?

В. Волга: – Мне кажется, точка невозврата уже очень близка. Мы сейчас проходим ряд моментов, когда можно замерять градус общественных настроений. Он очень высок. Вы хорошо сказали про наложение. Конкретный пример – та же Пенсионная реформа. В случае запуска второго накопительного уровня у нас из существующего Пенсионного фонда будет забираться 7 %. То есть сейчас туда поступает 35 % от наших доходов, а будет поступать 28 %. А за этими цифрами стоят конкретные люди. Мои родители, родители всех читателей. У них, у этих людей забирают 7 %. Это большие деньги. Да, намерения благие – эти 7 % пойдут в накопление для молодых людей, которые работают сейчас, эти средства можно будет использовать как внутренний ресурс для экономики Украины. На протяжении 30 лет они будут накапливаться, там будут сотни миллиардов гривен.

Но я задаю вопрос инициаторам этой самой реформы: кто компенсирует недоимку? Проблема заключается в том, что либеральный Верховный Совет сформирован из представителей политических сил, представляющих большие деньги. Партия регионов представляет из себя объединение собственников средств производства, которым интересен в основном экспорт. БЮТ – из таких же богачей, занимающихся импортом. «Наша Украина» – это банковский капитал.

Левых в нем нет, кроме небольшой кучки коммунистов. Такой парламент будет принимать только такие законы, которые нужны корпорациям. Мысль о том, чтобы заплатить за людей, им кажется чудовищной. Эти люди заработали миллиарды, а в государственный бюджет не заплатили из этих миллиардов ничего. Теперь они пытаются проводить реформы, но за счет пенсионеров. Скажите, не оборзели ли они?

Если каждый из них просто заплатит все необходимые налоги, то мы с вами получаем необходимую сумму для того, чтобы компенсировать эти 7 %. Но эти конкретные ребята, каждый из которых имеет или несколько депутатов в парламенте, или даже целые депутатские группы, говорят: «Ты чё, Вася, я что-ли буду платить за это? Да пошли вы все». Для них лучше включить огромный экономический пресс и выдавить еще немного денег из пенсионеров и трудящихся.

По этой причине, пойдут ли реформы за счет корпораций или же это случится за счет простых людей, зависит от того, какой мы имеем законодательный орган. Говоря банально – кого мы туда выбираем. Сейчас законодательный орган принадлежит корпорациям. А если реформы пойдут за счет простых людей – в 2011 году будет штормить очень сильно.

From-UA: – Получается, для того, чтобы он был другим, общество должно понимать социал-демократические идеи. Эти идеи, собственно, то, что Вы сейчас озвучиваете на примерах. Насколько они реально востребованы в обществе? Считается, что «левых у нас не любят».

В. Волга: – Это серьезный вопрос. Честно говоря, мне кажется, что украинское общество, точно так же, как и европейское, очень левое по своей природе. Поэтому социал-демократические идеи должны у нас восприниматься так же, как они воспринимаются в Европе. Просто мы имеем серьезный кризис лидеров левого движения. Все партии у нас лидерского типа. Есть какая-то идеология, да, классно, но сначала покажите нам, кто вас возглавляет. И в конечном итоге кризис левого движения в Украине происходит из-за того, что люди не верят фигурам, его представляющим.

С другой стороны, удивительный подход у украинцев, просто удивительный. Мы левым не верим, они плохие, поэтому голосовать будем за тех, кто нас обворовывал и будет обворовывать дальше. Наверное, людям нравится жесткая правда. Сергей Тигипко, проводя свою предвыборную кампанию, всем обещал то, что он сейчас делает. Он всем говорил: люди, будет плохо, я буду проводить непопулярные реформы. Тем не менее, за него голосовали.

И еще есть такая штука: социал-демократические идеи не оформлены в простую оболочку. В свое время людям долбили голову либеральными ценностями, рассказывали про «саморегулирующийся рынок», который «сам все расставит», а в противовес была только марксистско-ленинская идеология. Здесь левые реально недорабатывают.

From-UA: – Это Вы и свою партию имеете в виду?

В. Волга: – Идеологические основы Союза Левых Сил на данном этапе сформированы полностью. Прошло три года после появления партии, и СЛС в состоянии предоставить обществу цельную программу, начиная от решения этнокультурных проблем и внешней политики, заканчивая муниципальными проблемами и организацией экономики государства как такового. По образцам, которые приведут к модели справедливого распределения.

From-UA: – В начале года четыре партии левого толка – «Справедливость», «Народна Влада», СДПУ и СДПУ(о) – объединились в так называемую «Українську демократичну лiвицю». Как Вы считаете, есть ли у нее перспективы?

В. Волга: – Там все очень хорошие люди. И Станислав Николаенко прекрасный человек, и Иосиф Винский – талантливейший организатор. И Юрий Загородний прекрасный менеджер, человек с очень высокими личностными качествами. Но в политическом смысле это даже не сбитые летчики, это кладбище сбитых летчиков. Пускай ребята не обижаются, но это не будет иметь никаких перспектив. Уж очень сильно сквозят от того, что они делают, личные амбиции. Мы будем сотрудничать, возможно, проводить совместные агитационные мероприятия. Но вот только идти на выборы в таком формате невозможно.

From-UA: – Нешуточные обороты набирает конфликт между лидером КПУ Симоненко и экс-лидером крымских коммунистов Леонидом Грачом, исключенным из партии. По Вашему мнению, чем обернется их противостояние? Не приведет ли это к расколу и, возможно, краху Компартии?

В. Волга: – Те, кто говорит, что это может привести к краху КПУ, не понимает двух вещей: что такое КПУ и каким образом организовано ее функционирование внутри, и что такое законы, по которым эта структура существует. Кроме того, есть еще и настроения в обществе.

Конфликт, который запустил Леонид Иванович, имеет очень сильные личностные мотивы, это видно всем. Но в плане рейтинга партии это мало что меняет. Компартия – одно из таких явлений в нашей стране, когда люди голосуют за идеологию. Им наплевать, что там Грач рассказывает про Симоненко.

В то же время есть куда большее количество людей, которые не хотели бы отказаться от частной собственности, хотели бы свободного выражения мыслей и не хотели бы связывать себя с определенными событиями в прошлом. Все это – в чистом виде социал-демократическое крыло, и вопрос, кто предложит ему цельную идею. Эти люди на самом деле хотят иметь своего выразителя на политической арене, и это, кстати, ответ на вопрос, куда двигаться СЛС. Сейчас происходит формирование общественного запроса на таких «выразителей».

From-UA: – Вы говорили, что Госфинуслуг, которым сейчас руководите, – идеальное место, где можно показать преимущества левой идеи, поскольку ведомство находится на стыке капитала и людей. Удалось Вам эти преимущества показать? Вот, кстати, Генпрокуратура объявила о возбуждении сотни уголовных дел по преступлениям в кредитных союзах. Помогали ей?

В. Волга: – Содействовали максимально, и, кстати, из 84 миллионов нанесенных кредитными союзами убытков львиная доля приходится на два кредитных союза, по которым были возбуждены уголовные дела во время уже моей каденции в Госфинуслуг. В том числе, Первое кредитное общество в Одессе, создавшее людям огромные проблемы. А насчет показали – да, показали. В первую очередь тем, что начали наводить порядок и заставлять кредитные союзы и страховые компании отдавать людям то, что положено.

From-UA: – И когда можно будет сказать: люди, несите деньги в кредитные союзы, ничего с ними не случится?

В. Волга: – Во-первых, уже сейчас есть кредитные союзы, которые работают хорошо. Но чтобы моя совесть была совершенно чиста, скажу честно: можно будет не бояться после того, как будет проголосован во втором чтении наш проект закона о Фонде гарантирования вкладов граждан.

Мы также разработали ряд предложений об изменениях в сфере рынков негосударственных финансовых услуг, в том числе о рефинансировании системы кредитной кооперации. Если правительство их поддержит, парламент проголосует изменения в бюджет и будут выделены полтора миллиарда гривен, тогда я скажу, что можно смело вкладывать деньги. Но в размере, не превышающем ставки компенсации из фонда гарантирования. Пока я этого сказать не могу.

From-UA: – Накануне Дня защитника Отечества, обычно поднимается привычная волна рассуждений по поводу того, что это не украинский праздник, и поздравляться нужно в «правильный» день. Как Вы считаете, поменяется ли суть от смены дат празднования? Каковы вообще перспективы превращения украинской армии в армию?

В. Волга: – 23 февраля за многочисленными столами поднимут чарки мужчины, которые знают, что такое настоящая служба, и видевшие, что такое настоящая армия. У нас пока еще много профессионалов, имеющих и личный боевой опыт, и знания, которые можно передавать другим. По большому счету, в современной Украине они армия и есть, поскольку, случись что, защитить Родину, кроме этих мужиков, будет некому. И это их законный праздник.

Да, есть волна недовольства «настоящих патриотов» по поводу «неправильной даты», мол, преемственность праздника от Дня Советской армии и Военно-морского флота недопустима. Увы, это говорят те, кто ничего из себя не представляет и зачастую не желает служить Украине сейчас, фактически, в погонах. Дата празднования Дня защитника Отечества здесь – показатель не виртуальный, а качественный. Собственной армии в современной Украине нет.

Сегодня мы стоим перед перспективой того, что армию нужно создавать заново. Это только одна из глобальных задач, стоящих перед Президентом, правительством и парламентом. И не стоит мечтать, что из ниоткуда у нас возникнут Вооруженные силы, которые хотя бы в первом приближении могли бы выполнять поставленные задачи. Тем более, на контрактной основе. Контрактная армия ничуть не дешевле армии, основанной на общем призыве. И без радикальных преобразований в экономике мы не в состоянии обеспечить ни ту, ни другую.

Армия – штука дорогая, ее необходимо содержать, то есть выделять для нее большое количество денег. Значит, эти деньги нужно где-то брать. И главная нынешняя задача армии – добыть денег. А реальные боевые офицеры в этих условиях бесполезны, они не приучены добывать деньги, они приучены воевать и учить воевать других. О какой армии мы говорим, если командир и офицеры единственной подводной лодки украинских ВМС ни разу не выходили в море?

В реальной армии и реальной боевой подготовке людей необходимо учить воевать, профессионально убивать, в этом суть военного дела. Солдат и офицер должны иметь дело с реальным танком, с реальной пушкой, которая должна стрелять. Летчики должны летать на настоящих истребителях и бомбардировщиках, а не бегать с картонками по плацу. Пехотинец весь срок своей службы должен стрелять, беспрерывно, чтобы научиться делать это метко и обращаться с оружием и техникой умело.

Во время своей службы я участвовал в боевых и учебных походах, длительных ходовых испытаниях. Я знал и видел, что такое настоящая армия и настоящее выполнение задачи. А это не имеет ничего общего с тем, что происходит сейчас.

Реальный опыт профессионалов игрушечной армии не нужен. Профессионал может прийти к нынешним летчикам и объяснять, как атаковать, уничтожать противника, а они ответят: да, подожди, мы ж летать не умеем. И керосина нет, чтобы подняться в воздух. А деньги на это где? В корпорациях, у богатых ребят. А они делиться не спешат.

И без радикального изменения политической ситуации, когда государство служило бы людям, а не корпорациям, ничего не получится. Вот за что всем нам следует переживать по-настоящему, а не заламывать мазепинки, рассказывая про каких-то «других» великих вояк. И стараться успеть, чтобы сохранить настоящих профессионалов, которые не умеют работать с пустотой. 23 февраля – это, прежде всего, их праздник, праздник людей, имеющих боевой опыт, стоявших на защите рубежей Отечества, жизнями своими рисковавшими и здоровьем, солдат, офицеров и прапорщиков. Тех, кто отслужил, и кто еще служит, несмотря ни на что. Наилучшие вам мои пожелания, здоровья и стойкости в эти непростые времена.
Только экстренная и самая важная информация на нашем Telegram-канале