...подальше от казенной кормушки, нагнетают: «Такой сценарий (объявление дефолта. – Авт.) неизбежен. Финансовое состояние государства катастрофическое, и все показатели дефицита бюджета и за прошлый год, и на будущий год фальсифицированы, притом многократно. Украина уже объявила бы дефолт, и не один раз, начиная с 2008 года, если бы нас не кредитовали финансовые международные организации».

Другие, что подъедаются бюджетными крохами, твердеют в положительных оценках: «Это можно рассматривать как теоретическую вероятность в связи с тем, что запланированные реформы в основном связаны с социальным сектором экономики. Если эти реформы будут проведены последовательно и с учетом пожеланий населения, то это не приведет к социальной нестабильности и сбалансирует финансовые доходы и расходы государства».

И мрачновидцы, и мажоры в своих оценках исходят из того, что дефолта пока нет. Однако, как по мне, Украина с 1991 года из него и не выходила. Что такое дефолт? Экономические справочники толмачат: «Дефолт обозначает невозможность выполнения заемщиком своих обязательств». И далее бла-бла-бла про технический, корпоративный, государственный дефолты. Нет смысла пудрить мозги дефинициями экономических словарей. Всё проще и сердитее: если государство не в состоянии исполнять обязательства по воспроизводству экономики и народа, то оно банкрот. А дефолт всего лишь констатация состояния банкротства.

Табу на дефолт

Заметим, что официальная глаголь про дефолт в нашем подлунном мире случается крайне редко. Вот, например, в 1971 году американцы, после того как к ним явился президент Франции Де Голль на корабле, под завязку набитым «зеленной макулатурой», и потребовал её конвертировать в «золотого теленка», отказались от своих обязательств подтверждать силу доллара золотым эквивалентом. Это было самым настоящим дефолтом. Однако логос сей официально не был произнесен.

Или такая история, случившаяся у соседей: в августе 1998 года идиоты из тусовки младореформаторов, заигравшись с пирамидой ОВГЗ, обвалили рубль. И уже начали по своей природной ученой тупости верзить про дефолт: мол, надо объявить честному миру о дефолте – и взятки гладки. Нет денег и баста! Но им западные кураторы популярно объяснили, что легкой жизни, господа реформаторы, не получится. Будете вякать про дефолты – и айда реструктуризировать старые долги и набирать новые, а то мы вам устроим кузькину мать – не только заморозим западные авуары ваших керманычей-карманычей, а и вовсе наложим на них лапу. Пришлось рыжему лиходею Чубайсу со товарищи утереться, пошмыгать своими учеными шнобелями и больше про дефолт не вспоминать. И Россия продолжила набираться долгов под диктовку заокеанских партнеров-крахоборов.

Так что, когда премьер Украины на своем волапюке речет «Не дождетесь, господа. Никогда этого не будет», он понимает, о чем гутарит. Однако отсутствие проговора сакраментального слова «дефолт» не означает того факта, что держава не находится в положении банкрота.

Дефолт как объективная реальность

Государство Украина всю свою 20-летнюю историю живет, как проститутка на паперти, исполняя требования кредиторов, бубня себе под нос нелепицы про суверенные права. А все её современные либеральные ценности, как сказал один экономист-пересмешник, – альянс лавочников и сутенеров.

Разве наличие огромного валового долга (вместе с корпоративными долгами, которые в тяжелую годину обязательно навешиваются на тонкую шею государства) под 100 % ВВП, который за последние пять лет увеличился более чем в 5 раз, не есть признак банкротства-дефолта?

В 2010 году правительство Азарова вышло на крепкое второе место в истории Украины по наращиванию государственного долга. Общий прирост госдолга (как прямого, так и гарантированного) составил 95 млрд. грн.

Казалось бы, за Кабмином Тимошенко никак не угнаться. Прорывной премьер хапала в долг так, что руль на голове закручивался в мертвую петлю: в 2008 году – 114,3 млрд. грн., а в 2009 г. – уже рекордные 128,5 млрд. грн. Но Мыкола Янович тоже не из балясины строганный. В текущем году, объявленным годом динамичного роста экономики (запланировали 4,5 %), он, по всему видать, стащит с Юлии Владимировны желтый свитер лидера гонки займов – более 130 млрд. грн. вырисовывается одолжить, где только возможно. Государство, ввиду невозможности исполнять расходную часть ничтожного по размеру государственного бюджета (около $ 35 млрд.), вынуждено стоять с протянутой дланью.

Сейчас для поддержки курса гривны необходим приток валюты. А тут и ВТО в помощь. Если до 2004 года, когда в целях скорейшего вступления в ВТО стали обнулять ввозные пошлины, государство имело положительное торговое сальдо – $ 3,676 млрд., и экспорт рост быстрее импорта, то в 2005 году картина радикально переменилась – уже минус $ 1,855 млрд. Далее только в горку. 2008-й – год вступления в ВТО, торговое сальдо минус $ 18,681 млрд.!

Колхозный бухгалтер, волею Госдепа ставший Гарантом, 24 апреля 2008 года на пресс-конференции «малював» картину благоденствия от того, что Украина находится в рядах ВТО: «...коли ми говоримо про СОТ, ми говоримо, як про двері, за якими ми стаємо рівноправними партнерами... Мова йде про те, що біля 5 мільярдів доларів, це той приріст товарообігу, який ми очікуємо тільки через те, що ми стали рівними гравцями...». Однако через полгода 12 ноября «Полундра! Свистать всех наверх!» следует срочное поручение Кабмину: «Неотложно провести консультации с заинтересованными государствами-членами ВТО и Международным валютным фондом о необходимости применения Украиной мер защиты национального товаропроизводителя». Вот так нами руководили и руководят. Ну как здесь не быть дефолту!

А разве дыра в ПФ в 27 млрд. грн. не есть явь дефолта? И вся Пенсионная реформа направлена исключительно на то, чтобы снять с государства обязательства по пенсионному обеспечению людей «похылого вику». Конечный экономический смысл погромной реформы имени налогового уклониста пана Тигипко ясен, как перец: оставить тех, кому сейчас меньше сорока лет, без пенсионного довольствия. И единственная гарантия выживания в старости – это дети, которые будут вас докармливать. Их должно быть двое-трое. Но как поднять троих детей? Круг замыкается. Ни пенсий, ни соцзащиты не будет, это надо ясно представлять. И не только потому, что у власти вурдалаки, а потому что существующая экономическая система создавалась не для славных общественных дел.

А стремительное накопление просроченной задолженности по возврату НДС – это тоже от бурного роста экономики или её дефолта?

А колоссальная задолженность населения по коммунальным платежам, растущая рекордными темпами, это разве не признак дефолта кошельков населения, а значит и государства в целом?

Уже в январе (до повышения на 25-30 % цен за отопление) увеличение задолженности населения превысило прошлогодний график роста примерно на 12 %. Это при том, что Государственная служба статистики показала повышение реальной зарплаты в 2010 году почти на 10 %. Не стыковка.

К 1 апреля (традиционный пик долгов) неплатежи за «коммуналку» гарантированно выйдут на отметку 16 млрд. грн. против 13,9 млрд. грн прошлогоднего показателя.

В тему будет сказано. Слежу за ситуацией на нашем городском хлебозаводе. То, что долги по зарплате за декабрь погасили только на днях – мелочь. Народ живуч, точно клопы. Может без зарплаты тянуть достаточно долго, чтобы не портить статотчетность по безработице. Ещё по осени хлебопеки выдавали по 20-22 тонны в сутки хлебных изделий. Но вот цены на муку поперли в реформистские дали, а государство не в состоянии из своих закромов по фиксированным ценам отпускать муку. У нас нет дефолта, но держава не может обеспечивать пекарей мукой по ценам, которые позволяют удержать директивную стоимость на главный продукт питания человека. И хозяева пекарни, чтобы не вылететь в трубу, в разы сокращают производство хлеба. Дефолта нет, однако и хлеба в городе не стало. Точнее, он стал дефицитным товаром. В наличии все признаки банкротства государства. Можно ли переломить негативный процесс? В рамках существующей экономической системы невозможно по определению.

Теперь по поводу некоторых гневных филиппик премьера.

О потешном индексе потребительских цен

Николай Янович разъясняет нам, ровно дебилам, что потребительская инфляция рассчитывается по 296 товарным позициям. И если одни продукты растут быстро, а другие и вовсе не растут, то в среднем в феврале потребительская инфляция получилась 0,9 %. И всё чики-шпоки. За год Госкомстат покажет плановые 8,9 %, и на фейсах официальных лиц загорится румянец «положительной тенденции движения».

Но что нам три сотни позиций в учетной потребительской корзине, если мы (я не про 0,5 % населения, что живут, как у Бога за пазухой, за наш счет) жительствуем, сверяясь с индексом борща. Понеже нас волнуют два десятка с небольшим продуктов питания – ингредиентов борщевой смеси, три десятка товаров повседневного быта и пяток позиций коммунальных платежей. Эти 60 позиций и отображают истинную потребительскую инфляцию, ибо затрагивают социально важную группу товаров, без которых жизнь человека немыслима в современных условиях.

Премьер сечет и этот момент. Статистики под чутким руководством Кабмина, нисколько не смущаясь, показывают рост Индекса потребительских цен (ИПЦ) на продукты питания в январе-феврале всего на 1,6 %. Что тут можно сказать, глядя на сей мизер. Поймать за руку комбинаторов практически невозможно, пока действуют ограничения на публикацию развернутых данных по ИПЦ. К тому же невинные манипуляции даже по каждой группе товаров в пределах десятых долей процента на выходе могут дать искомые несколько процентов. Арифметика, однако. Как говорил вождь мирового пролетариата: «По сути, правильно, а по факту – издевательство».

Между тем, я стою над февральской платежкой коммунальных услуг и дико хохочу, как Паниковский над двумя большими черными гирями. Мне теперь надо платить только за отопление на 113 грн. больше. При семейном бюджете около 4500 грн. рост расходов только по одной этой позиции составляет 2,5 %. А нам вешают на воротник 0,9 %. Ах, ну да, шубки и зимние шузы подешевели (не сезон), и на круг получается, что нет у нас инфляции, хотя февральские расходы по моей амбарной книге выросли на 13 %.

С мемориальным почтением внемлю всему, что изрекает опытный хозяйственник Азаров. Но сдается мне, что Мыкола Янович начал витать в горних мирах реформ. Должность премьера и президента обладает какой-то черной магической силой. Пока человек является кандидатом на первые места в государстве, он выглядит вполне адекватно. Случается, толково критикует, умно предлагает, здраво рассуждает. Но как только соискатель переходит в режим «надежи и опоры», то сходу перековывается в чародея-теоретика и начинает, не чуя под собой страны, брызгать прорывами и проектами развития космического масштаба.

Коллектив наших очередных забубенных реформаторов больше смахивает на «ликвидационный комитет». Суть всех реформ решительно понятна. У державы нет средств ни на что – ни на армию, ни на здравоохранение, ни на пенсии, ни на образование, даже на такую мелочь, как Авиапром. Держава наша есть голь перекатная, но словно «цирюльник из-за канавы» головку на тонкой шее держит гордо. Значит, тоталитарная секта рыночных фундаменталистов продолжит лупить дубиной реформ по головам электората, мыслящего слоганами политической рекламы.

Можно, конечно, дефолт не декларировать, но страна от этой радости из дупы все равно не вылезет. Вся украинская экономическая система – это один сплошной дефолт.

Казаться важнее, чем быть – вот и весь смысл реформаторских телодвижений правящей тусовки.
Только экстренная и самая важная информация на нашем Telegram-канале