...за семью печатями, но и усугублен наличием сразу двух основных претендентов на престол, один из которых на нем уже сидит, а второй не прочь туда вернуться.

Подобной ситуации в России не было, пожалуй, со времен декабрьских событий 1825 года, суть которых состояла в том, что наследник престола Константин Павлович, процарствовав чуть более трех недель, отказался от власти в пользу своего брата Николая. Эта новость вызвала тогда настоящий шок, потому что держава уже присягала новому императору, а тут оказалось, что «царь ненастоящий». Причем единственным основанием для отречения и передачи короны Николаю Павловичу был внезапно появившийся и поспешно опубликованный манифест-завещание покойного Александра I, якобы подтверждающий изменение престолонаследия. Многие в него просто не поверили. А некоторые просто не хотели верить. В общем, это вызвало недовольство части тогдашней элиты, которая попыталась устроить последний в российской истории дворцовой переворот, закончившийся, как известно, полным провалом.

Право стать самодержцем всероссийским имели оба брата. И выбирать можно было только между ними. Кто из них должен был его занять – решали лишь закон о престолонаследии и воля их родителя. Последнюю, как известно, после смерти покойного нетрудно было и подделать, если в этом были заинтересованы определенные дворцовые круги. Но как бы там ни было, Константин не стал цепляться за власть, а спокойно сложил скипетр, что спасло Россию от гражданской войны.

Чем похожа на историю «декабристов» нынешняя политическая ситуация в РФ? Да вот как раз тем, что равноценных претендентов на престол опять двое: экс-президент, а ныне премьер Владимир Путин и его преемник, действующий президент Дмитрий Медведев, которые в равной степени являются единственными потенциальными проходными кандидатами на будущих выборах президента РФ, которые должны состояться в марте 2012 года. Потому что сегодня лишь они во всей России обладают необходимыми для этого ресурсами: электоральными, материальными, административными и т.д.

Четыре года назад всё было несколько иначе. Тогда Медведев был фигурой, полностью зависимой от тогдашнего президента Путина. И он был избран лишь потому, что Владимир Владимирович публично назвал его своим преемником. Потому что вся административная и материальная база власти работали именно на него одного. Потому что Путин обладал тогда большой популярностью, что электорат проголосовал бы за любого, на кого ВВП указал бы своим пальцем. То есть тогда в стране был лишь один «царь» и лишь один его преемник, поэтому никаких проблем у власти на этот счет не возникало.

Не было проблем у окопавшихся в Кремле «семей» и в 1999 году, когда они готовили замену Ельцину. Тогда было достаточно показать, что кандидат от власти (один-единственный) может быть спортивно сложенным трезвенником, молодым и остроумным, с популярным ореолом «чекиста» и «государственника». Правда, в реальности «чекист» Путин просто бросил свою работу в КГБ, сбежав в 1990 году обратно в родной Петербург в аппарат к Собчаку делать карьеру на административной и экономической ниве. Но грамотные имиджмейкеры и шоумены сумели слепить из него успешный миф, который был проглочен электоратом. Уважающий силовиков и советское прошлое полковник-разведчик, летающий на истребителях дзюдоист, не лезущий в карман за словом политик, свободно общающийся с народом – почему бы за такого и не проголосовать?

Даже в 1990-91 гг. у россиян не возникал вопрос, кому из политиков оказать свою поддержку: имидж Горбачева скатился столь низко, что Ельцина просто подняли на руки под крики «ура!» не только как «демократа-рыночника», но и как главного оппонента Михаила Сергеевича.

И вот теперь, впервые почти за два столетия, русскому мужику нужно выбирать, какой же из двух высоких начальников ему больше нравится. А что еще хуже, выбор придется делать и российской «аристократии» – всей этой чиновничьей и предпринимательской братии, набившейся в «Единую Россию». Для них эта ситуация вообще нова, потому что, привыкнув копняться вышестоящему боссу, они начали впадать в ступор, видя, что начальников-то двое! Кому же из них крест целовать?

В общем-то, ситуация эта складывалась не сразу. Четыре года назад Дмитрий Медведев был лишь преемником Путина, считался его очень доверенным лицом и даже эдаким «кремлевским местоблюстителем», который в 2012 году безропотно вернет президентское кресло обратно ВВП. Многие даже считали, что президент Медведев – фигура чисто декоративная, и страной по-прежнему управляет Путин, но только с поста премьер-министра.

Но затем ситуация изменилась. Примерно с начала 2010 года Медведев начал проявлять большую самостоятельность. Вокруг него начала сплачиваться своя придворная группировка, которую характеризуют как очень состоятельных людей с либеральными и прозападными взглядами. Не настолько откровенными, как команда Ельцина, а предпочитающих сохранять свои мысли при себе – понимая, что в российском обществе такие мысли очень непопулярны. Поэтому к своим целям они идут молча, ограничиваясь на публике пространными речами о модернизации, инновациях и нанотехнологиях.

Затем были нанесены удары по «людям Путина». Тут стоит выделить три эпизода.

Первый – «реформирование» армии: несколько скандальных происшествий в войсках, закончившихся слухами о волнениях среди десантников и чуть ли не готовящемся военном перевороте. Однако всё это было задушено в зародыше, причем кто-то из генералов пострадал физически. Таким образом, российской армии дали понять, что ее мнение совершенно не интересует власть имущих, а удел военных – козырять начальству и бегом выполнять приказы.

Вторым эпизодом стала отставка мэра Москвы Юрия Лужкова – человека, которого называли одной из главных опор Путина как в столице, так и в партии «Единая Россия». Это был результат, так сказать, неверного выбора московского градоначальника: в то время, как многие уже торопливо перебегали в команду Медведева, Лужков остался на стороне Путина. Эта история показала, что тандем президента - премьера отнюдь не является таким уж единым и сплоченным. Более того, тогда впервые Путин не рискнул возражать своему преемнику и настаивать на своем.

И третий эпизод, о котором говорят мало, а пишут лишь в экономических изданиях (которые мужики не читают), самый интересный. Медведев и его команда выступили за либерализацию экономического сектора, в частности – «устранения избыточного влияния госкомпаний на инвестклимат». Согласно этому требованию, из советов директоров целого ряда богатейших компаний России должны уйти представители правительства, которых называют «людьми Путина». То есть из-под Владимира Владимировича вышибают и эту табуретку.

Были и другие эпизоды, публичные. Например, речь Медведева о необходимости «десталинизации» – затея, которая явно била и по «советским» публичным взглядам Путина, и по лужковской попытке частичной реабилитации Генералиссимуса в виде возвращения его изображений. Хотя если взять скандальный доклад «Обретение будущего. Стратегия 2012», опубликованный российским Институтом современного развития, то там понятие «десталинизации» описывается весьма обширно, как полное изживание в России всех атавизмов социализма. Кстати, скандальным этот либерально-экономический доклад стал потому, что открыто разделил россиян на «низшие» и «высшие» классы.

Было еще совсем недавнее публичное разногласие президента и премьера по ситуации вокруг Ливии. Если Путин высказался о ней в своей характерной антизападной манере, назвав это «новым крестовым походом», то Медведев после заявил, что подобные высказывания недопустимы, а резолюцию ООН он считает правильной. Ни возражений, ни оправданий со стороны Путина не последовало.

В то же время в СМИ начались осторожные, мягкие, но всё же насмешки над Медведевым. Акцент делается на его чрезмерном увлечении разными электронными безделушками (за что он получил прозвище «Айфоня»), выделяются его оговорки, его либеральная позиция подчеркивается как антисоциальная и прозападная. А подобные вещи не делаются без команды сверху.

Но это были лишь внешние проявления раскола «тандема». И он продолжает трещать, хотя в последнее время на само упоминание об этом как бы наложен негласный запрет. Власть едина и крепка, как никогда – иного мнения российские чиновники и политики изрекать не должны, иначе они рискуют отхватить неприятностей. Именно неосторожными высказываниями по этому поводу сейчас объясняют увольнение кремлевского политтехнолога Глеба Павловского и уход Константина Затулина с поста зампреда думского комитета по делам СНГ.

Что же происходит? Кремль старательно хранит тайны своих коридоров власти, предпочитая не показывать простому люду, что на самом деле в них происходит. Возможно, он хорошо усвоил, к чему может привести публичная грызня между ветвями власти, как это было в 1991 и 1993 годах. Тем более, что это грозило бы падением рейтинга обоих членов тандема, то есть привело бы к неконтролируемой ситуации – когда представителя власти по популярности обошел бы «неизвестно кто». Что не нужно ни современной российской аристократии (описанной в докладе «Власть семей-2011»), ни многочисленным чиновникам.

Поэтому пока что можно сделать лишь два вывода. Раскол действительно существует, хотя и тщательно маскируется. И он возник не только потому, что Путин и Медведев до сих пор не пришли к согласию, кто же из них будет баллотироваться в президенты в 2012 году. Судя по всему, за Путиным и Медведевым стоят не просто команды своих людей, желающих прибрать к рукам власть и богатство, – но команды людей, имеющих различные взгляды на устройство государства и его роль на мировой арене.

Существует мнение, что Владимир Путин является сторонником контролируемого государством капитализма, большой роли силовиков в «вертикали власти» и отдельного «полюса», который бы Россия заняла на земном глобусе. Именно исходя из этих взглядов он выстроил модель российской экономики, задал новый вектор внешней российской политики, сделал электоральную опору на старшее и среднее поколение россиян, живущих отнюдь не на Рублевке. Благодаря чему Путину долгое время удавалось не только создавать иллюзию «возрождения державы», но и достичь многих реальных успехов.

В отличие от него, команда Медведева расценивает эти успехи как шаг назад в СССР – отсюда и требования какой-то «десталинизации». Похоже, что «медведевцы» не против возобновить и развить либеральные ельцинские реформы, в том числе с прицелом на новую прихватизацию сырьевых корпораций. Но самое интересное, что Медведева называют «глобалистом», то есть сторонником мировой экономической и политической глобализации, и в этом он якобы полностью солидарен с еще одной командой «глобалистов» – администрацией Барака Обамы. Если это так, то Медведев обладает таким серьезным козырем, как поддержкой не только США, но и целой системы глобализма.

Почему Владимир Путин вообще создал себе такую проблему, как Дмитрий Медведев, сказать трудно. Возможно, в декабре 2007 года не он один принимал решение о том, кто будет его преемником.

Ведь не стоит забывать, что оба потенциальных кандидата – это просто люди, которым посчастливилось занять самые лучшие места в российской системе. Ни Путин, ни Медведев не всесильны, они в какой-то мере зависят от своего окружения, а значит, и их действиями в какой-то мере руководит это самое окружение. Но свои планы российские «семьи» умеют хранить очень хорошо.

Думается, что к следующим выборам российского президента никакого сюрприза, равно как и громкого скандала, ожидать не стоит. Вся ожесточенная борьба за престол будет вестись кулуарно, без выводов на Дворцовую площадь гвардейских полков. А её результаты, то есть официальное объявление народу, кто идет в президенты, а кто куда подальше, мы традиционно услышим перед самым стартом избирательной гонки.
Только экстренная и самая важная информация на нашем Telegram-канале