...возможных приписок. Но всё же свои асы были во всех воюющих странах, просто не всем им повезло полностью реализовать свой талант.

Оставим бесконечные споры о том, кто сбил больше вражеских самолетов. И уж подавно не будем пытаться оспаривать тот факт, что «Субмарине» потопили в два раза больше кораблей, чем все страны антигитлеровской коалиции вместе взятые (даже с учетом войны на Тихом океане). Мы даже не станем отрицать, что в 1941 году потеряли в 7,5 раза больше танков, чем немцы. Причем большая часть потерянных танков были просто брошены – со сломанными двигателями, с пустыми баками, а то и просто в панике бежавшими в ближайший лес экипажами.

Но даже в суровые месяцы 1941 года, когда половина Красной армии мелькала обмотками в восточном направлении, её вторая половина стояла насмерть и даже показывала чудеса воинского мастерства. Среди этих героев был и молодой старлей-танкист Дмитрий Лавриненко. С октября по декабрь он принял участие в 28 сражениях (сменив при этом два сгоревших Т-34-76 на третий), в которых уничтожил и вывел из строя 52 машины противника. Трудно сказать, каких цифр мог бы достигнуть этот гений маневров и засад – возможно даже, он бы стал известнейшим на весь мир танкистом. Но, увы, 18 декабря 1941 года Лавриненко погиб, причем совершенно случайно: уже после боя, на отдыхе, их накрыл минометный залп.

Вторым известным героем того времени стал Зиновий Колобанов, защищавший Ленинград. Его экипажу принадлежит сразу два рекорда: 22 уничтоженных за один бой танка противника и 131 попадание. Конечно, учитывая, что Колобанов сидел в засаде в своем танке КВ и расстреливал растянувшуюся колонну легких Pz-II и Pz-35t, оба рекорда не кажутся удивительным. Собственно говоря, «чудо» получилось только потому, что экипаж Колобанова сразу вывел из строя первый и последний танк колонны, а сбежать немцам помешала паника и болотистая местность. Правда, хотя 20-мм и 35-мм пушки немецких танков не могли пробить толстую «шкуру» КВ ни при каких условиях, каждое попадание по КВ было сродни удару по этой стальной коробке здоровенной кувалды – так что его экипаж героически вел бой, находясь словно внутри огромного колокола.

Всего в Красной армии насчитывалось шестеро танковых асов, подбивших более 30 машин противника, и еще до полусотни тех, чей счет был гораздо скромнее. Среди них хотелось бы выделить экипаж СУ-76М младшего лейтенанта Зиновия Зусмановкого. Он подбил только шесть немецких танков – но зато каких! Два «Тигра» и четыре «Пантеры»! И всё это из легкой полубронированной самоходки, которая носила в армии зловещее прозвище «сука», потому что воевавшие на ней могли считать себя смертниками. Впрочем, серия немецких самоходок «Marder» была защищена ничуть не лучше.

Не меньшее удивление вызывают и немецкие рекордсмены, сражавшиеся на самоходках Sturmgeschütz III (или «Штука»). Вначале эти машины вообще не предназначались для работы по танкам противника и освоили новую профессию уже в ходе войны. Но оказалось, что советская «сорокопятка» не пробивает их броню вообще, а снаряды Т-34-76 могут проломить её только на дистанции менее 800 метров. Поняв это, немцы брали с собой запас кумулятивных выстрелов и издалека расстреливали «лучший танк Великой Отечественной». Так, экипаж Stug III Ричарда Энгельмана уничтожил 51 советский танк, Фридриха Арнольда – ровно 50, Вальтера Файбига и Йогана Кохановского около полусотни.

Однако официальным германским танковым асом считался Михаэль Виттман, на счет которого записали 138 уничтоженных бронированных машин и противотанковых орудий противника. Последние представляли для танков меньшую угрозу, чем стальной собрат (простая пушка не обладала бронезащитой и не могла быстро маневрировать), однако могли запросто его «убить». Так что за разнесенные снарядом «сорокопятки» и ЗИС-2 немцам начисляли очки так же, как в РККА – за раздавленные гусеницами «флаки».

Основные свои очки Виттман заработал на «Тигре», что было весьма нетрудно, учитывая, что эта машина легко поражала с дальних дистанций советские и американские машины. Впрочем, сам Михаэль не всегда прятался в кустах, но и часто предпринимал отчаянные атаки и побеждал противника в ближнем бою. Свою известность он получил главным образом благодаря пропаганде – из него просто усиленно лепили «героя Рейха», хотя в Германии были и куда более удачливые танкисты.

Курт Книспель – это легенда, известная только посвященным. Если Виттман лишь командовал «Тигром», то Курт 126 своих первых побед достиг, будучи наводчиком танков Pz-II, Pz-III и Pz-IV. А затем, пересев в «Тигр» (а после в «Королевский тигр») в качестве командира, пополнил свой счет еще 42 очками. Таким образом, он еще и являлся знатоком большинства немецких танков (Курт не ездил только на «Пантере»). Однако у Книспеля был отнюдь не арийский характер: веселый и общительный, он в гробу видал политическую пропаганду и часто совершал разного рода проделки и даже, по меркам Рейха, преступления. Например, однажды он заступился за советского пленного, ударив при этом офицера СС – и не будь он незаменимым асом, дело могло закончиться визитом гестапо. Поэтому Курта просто оставили в тени: не наказывая за провинности, но и не вознося за подвиги.

Было бы напрасным считать, что своих танковых асов не было и у других воюющих сторон. Так, у финнов отличился лейтенант Берье Бротелл (командир Stug III), на счету которого 10 «тридцатьчетверок» и один ИСУ-152. Верный союзник немцев, венгерский капитан Эрвин Тарцай за войну уничтожил 10 наших танков и орудий.

Американец Абрамс Крейтон (командир «Шермана») настолько впечатлил соотечественников своими 40 победами, что в его честь был назван танк, ныне состоящий на вооружении армии США. Великобритания скромно помалкивает со своим единственным «асом» Джо Экинсом, уничтожившим лишь три немецких танка – правда, за один бой, и все они были «Тиграми». Зато ее бывшая провинция Канада щедро одарила известнейшего танкиста страны кленового сиропа Сиднея Валли Рэдли-Уолтерса (18 подбитых танков).

Свой танковый ас есть даже у Франции, хотя активные боевые действия её армия в 1940 году вела менее месяца. Но за это время её герой капитан Пьер Арман Гастон Бийот успел совершить свой подвиг, подбив в бою 13 немецких средних танков и раздавив еще парочку пушек. Благодаря этому дальнейшая карьера была очень успешной: после войны он дорос до министра обороны, а потом был сенатором. Но всё же шапку хочется снять перед другим героем начального периода Второй мировой: в сентябре 1939 года поляк Роман Орлик на маленькой танкетке с 20-мм пушчонкой подбил 13 германских «панцеров». Послевоенная карьера этого человека была куда более мирной – он работал архитектором.

А вот самая удивительная и, так сказать, неоднозначная военная слава была у румынского танкиста Иона Думитру. Дело в том, что до 1944 года он воевал против нас в составе 1-й румынской танковой дивизии, подбив 5 наших машин, а после свержения режима Антонеску и присоединения Румынии к «антигитлеровской коалиции» – в рядах советской 27-й танковой бригады, где он уничтожил еще несколько немецких танков и бронетранспортеров. Таким образом, Иона стал единственным в истории танкистом, который за одну войну успел стать героем по обе стороны фронта...
Только экстренная и самая важная информация на нашем Telegram-канале