...по регулированию рынков финуслуг, наступила развязка. Решающие бои локализовались в столице ПКО – Одессе. И теперь есть все основания утверждать, что главной причиной мастерски организованных и ожесточенных атак, продолжавшихся более полугода, были большие деньги. Очень большие украденные деньги. Кредитный союз и глава его наблюдательного совета (он же и глава Всеукраинской партии народного доверия) Андрей Азаров оказались «всего лишь» центром огромной финансовой пирамиды, организованной талантливо, по-современному и с большим размахом.

438 тысяч вкладчиков, 70 филиалов расположенных в 18 областях Украины, более 400 удаленных рабочих мест, более 600 млн. активов – вот что представляло собой «Первое кредитное общество» к моменту начала конфликта летом прошлого года. И еще пара штрихов: с 2006 года депозитные вклады 85 % вкладчиков не возвращались, выплачивались только проценты, а «тело» вклада переходило в новые договора с выдачей новых приходных кассовых ордеров.

С 2008 года депозитные вклады не возвращались уже практически никому, кроме отдельных влиятельных вкладчиков. Еще через год 70 % филиалов были закрыты. Причем закрыты без аудита, без инвентаризации, и вкладчики ничего об этом не знали. Равно как и о дальнейшей судьбе своих вкладов. Зато лица, получившие кредиты, наоборот, информировались постоянно, всеми способами, включая визиты коллекторов.

По словам главы временной администрации «ПКО» Виталия Сильчука, сегодня объем текущих задолженностей только по судебным решениям (то есть когда сами вкладчики обращались в суд, и он удовлетворял их иски) превышает 100 миллионов гривен. «Я думаю, что реальные объемы гораздо больше. По состоянию на 31 марта 2010 года вкладов в ПКО было на 350 миллионов. Сколько вернули – неизвестно. За время работы временной администрации возвращено около 2 млн. 700 тыс. грн. Но надо учитывать, что за это время на суммы наросли проценты», – говорит Сильчук.

От момента закрытия филиалов выплаты в счет погашения процентов стали производиться только в избранных кассах, по 100-150 грн. в неделю, независимо от суммы вклада. Хотя закрылись они формально – в этих же помещениях по сей день работают фирмы, входящие в систему компаний «AZAROV GROUP» (AG), облепивших кредитный союз, как опята. К слову, коллекторская компания тоже входит в ее состав. Именно AG и является самым интересным местом в истории о том, как в наше время зарабатываются миллионы. Вы ведь всегда хотели знать, «откуда у них столько денег»?

«Дай миллион, дай миллион»

Еще в 2008 году, задолго до «рейдерского захвата» ПКО временной администрацией государственного регулятора, вокруг кредитного союза вились враждебные вихри. 5 сентября начальник Одесского ГУМВД Украины Эдуард Добрынин публично заявил, что при проверке ПКО милиция обнаружила хищение свыше 5,5 млн. грн. «Это деньги вкладчиков, которые передавались «Первому кредитному обществу» для использования законным образом», – отметил Добрынин, но их «никто не может найти, в том числе милиция».

Тогда же газета «Свободная Одесса» опубликовала информацию о том, что через личный счет исполняющего обязанности председателя правления «Первого кредитного общества» Валентина Найды в течение 2007-2008 гг. прошло свыше 6,5 млн. грн. При этом официальная зарплата данного руководителя была в районе двух тысяч гривен. Но это, в общем-то, пустяк.

В настоящее время документально зафиксировано, что в тот же период успешным человеком Андреем Азаровым со счета ПКО было снято наличными по денежным чекам свыше 107 млн. грн.

В отдельные дни со счета снималось по полтора-два миллиона и более. Установить, куда эти деньги были оприходованы, скажем, выдавались ли они членам союза по договорам в виде кредитов, невозможно. Вся первичная бухгалтерская и кассовая документация, вместе с электронной базой данных, была выкрадена и вывезена в первые дни введения временной администрации. Тогда руководство кредитного союза стояло насмерть, не допуская чиновников в офис, вплоть до рукопашной. Сенсационные пресс-конференции руководства ПКО в Киеве шли одна за другой.

«Временное администрирование – рейдерство со стороны государства», – заявлял Азаров.

«Первое кредитное общество обвиняет Госфинуслуг в коррупции», – писали отчаянные Интернет-издания. «Василий Волга. Случайный человек в Госфинуслуг», – утверждали доселе неизвестные мастера «журналистских расследований» в идентичных текстах, кочевавших с ресурса на ресурс.

Заказчики своих целей не скрывали: добиться смещения Волги, который посмел начать наводить порядок на рынке негосударственных финансовых услуг и имел наглость заявить, что при нем работа комиссии будет направлена на защиту интересов вкладчиков, а не денежных махинаторов.

Волга в свою очередь тоже упорно добивался своего. И вот прошло некоторое время, введение временной администрации было признано законным в судебном порядке, а документы, которые отстраненное руководство не успело спрятать, дали возможность говорить, как именно была создана система компаний «AZAROV GROUP». В частности, медиа-холдинг (включая несколько телекомпаний), строительные и рекламные фирмы, лизинговая компания и прочие юрлица производственного и непроизводственного характера.

Теперь есть все основания предполагать, что для их создания и развития использовались деньги кредитного союза, то есть те, что были вложены людьми. За счет этих денег были куплены здания в центре Одессы (в частности, на ул. Ришельевской), а затем в этих зданиях сделаны сумасшедшие ремонты на 16 миллионов гривен.

На деньги вкладчиков было закуплено съемочное оборудование для собственного телевидения, куплен еще ряд помещений, которые тут же были сданы в аренду ПКО. Кредитный союз оплачивал даже обслуживание автомобилей семьи Азарова, включая мойку, и телефонные счета компаний AG, несколько сотен номеров.

Таким образом «165-летние финансовые традиции кредитной кооперации Австрии, Англии, Германии», как говорится на сайте AG, оказались банальной финансовой пирамидой. Медийный и рекламный бизнес эффективно нахваливал кредитный союз, обеспечивал привлечение все большего количества членов и вложение ими все больших денег. Потом эти деньги использовались для личных нужд руководства, а также развития медийного и рекламного бизнеса. Просто и красиво.

Участие членов кредитного союза в управлении его делами нехитрыми способами было сведено к нулю. Количество людей, принимавших участие в общих собраниях членов кредитного союза, в августе 2009 года составляло 60 человек при численности в 436 тыс. с лишним членов. Годом ранее, когда членов КС было чуть меньше, в «общем собрании» принимали решения 160 человек. И так – все предшествовавшие годы.

Привнеся «свои знания, умения и навыки, помноженные на новейшие финансовые технологии», Андрей Святославович Азаров стал очень влиятельным человеком. И даже поддерживал футбол и дзюдо в красавице-Одессе. Гражданам же выплачивалась лишь небольшая часть причитающихся им доходов для имитации активной деятельности. Понятное дело, что на волне такого успеха всякий почувствовал бы себя ухватившим Бога за бороду. Состоявшимся в жизни человеком. «Эксклюзивное интервью Азарова А. С. деловому изданию «100 %». О чем думает политик на вершине мира».

Гром и молния

«Мне удалось найти распоряжение Азарова, согласно которому люди числились в кредитном союзе, а работали в других фирмах», – говорит Сильчук, добавляя, что все выявленные факты относительно движения шальных миллионов были переданы в Генпрокуратуру.

Однако летом 2010 года решение о введении временной администрации Госфинуслуг принял по другой причине – из-за систематического невыполнения ПКО предписаний регулятора относительно допущенных нарушений. В первую очередь тех, которые давали основания для приостановки действия лицензии. Только в октябре 2009 - июне 2010 гг. не выполнено около двадцати таких распоряжений.

Чтобы было понятно, распоряжения происходят из жалоб, официально поданных гражданами в Госфинуслуг. За 2009 год и первые несколько месяцев 2010 года комиссия получила более 400 жалоб на «Первое кредитное общество». Инспекционный департамент Госфинуслуг в тот год проверял кредитный союз четырежды, выдал 17 предписаний выполнить обязательства перед вкладчиками, однако ни на одно из них ПКО не отреагировало.

Таким образом, решение Госкомиссии было совершенно логичным. Однако отстраненное руководство и организованные им люди сразу же пошли на жесткое силовое противодействие. Одновременно включилась мощная дезинформационная кампания, построенная на распространении через электронные СМИ искаженных новостей. Когда временной администрации все же удалось попасть вовнутрь, выяснилось, что выкрадена часть документов и электронная база данных. Дополнительные трудности создала судебная эпопея, инициированная отстраненным руководством – по оспариванию распоряжения Госфинуслуг о назначении временной администрации. Но главное – документы.

По словам Виталия Сильчука, отсутствие основной бухгалтерской документации – ведомостей расчетов по депозитным и кредитным договорам, кассовых книг и первичных кассовых документов, – не дает возможности выяснить реальное финансовое состояние кредитного союза. Прежде всего, установить объем принадлежащих ему активов и обязательств, какими деньгами и как ПКО рассчитывалось со вкладчиками.

«Есть основания считать, что похищение и сокрытие от временной администрации всех необходимых для работы документов совершено с целью уничтожения или сокрытия доказательств противоправной деятельности, – говорит глава временной администрации. – То, что удалось установить, может быть лишь небольшой частью более широкого масштаба злоупотреблений служебным положением. В частности, вызывает подозрение снятие с банковского счета кредитного союза крупных средств наличными якобы для предоставления кредитов при том, что в помещении главного офиса находилось отделение этого банка и заемщики могли получить деньги прямо там».

По мнению Сильчука, быстрым решением всех проблем с возвратом денег вкладчикам является выемка документов и электронной техники. «Есть оперативная информация о том, где она находится, есть люди, имеющие туда доступ, но правоохранительные органы на наши обращения не реагируют. После подачи заявления в Генпрокуратуру уголовное дела было спущено на Одесскую областную прокуратуру, оттуда на городскую, а та передала дело в следственный отдел городского управления милиции, который всячески тормозит расследование. В случае с документами даются отговорки весьма сомнительного характера. Якобы нет разрешения суда, хотя в реальности есть решение о том, что никаких разрешений не нужно», – сетует администратор.

Как отмечают эксперты, для того чтобы восстановить реальную картину, можно попытаться собрать всю первичную информацию от вкладчиков, но это крайне долгий и трудоемкий процесс. Если все же будет проведена столь необходимая «выемка», через очень короткое время нанесенный людям ущерб будет взыскан с виновных, фамилии которых известны.

Пока же, по свидетельству очевидцев, основатель Первого кредитного общества находится в Одессе и неплохо себя чувствует. А в региональных прокуратурах продолжают скапливаться заявления граждан, все еще не теряющих надежды вернуть свои деньги. Только в марте 2011 года через прокуратуру Полтавской области к «Первому кредитному обществу» заявлено 35 исков на сумму 983 тыс. грн.

Таким образом, все зависит от позиции государства, и, в первую очередь Генеральной прокуратуры. Как заявил в свое время глава Госфинуслуг Василий Волга, «именно государство несет всю полноту ответственности перед гражданами Украины за то, что оно разрешило деятельность кредитных союзов, начало лицензирование, не предусмотрев механизмов помощи и рычагов контроля и регулирования».

Как говорят сотрудники временной администрации, на днях руководителю инициативной группы вкладчиков кредитного союза «Первое кредитное общество» в г. Николаеве удалось попасть на прием к Президенту. И они надеются, что в самое ближайшее время «успешные люди» уже не будут чувствовать себя все так же неплохо. В конечном итоге, лучшего способа проявить заботу о гражданах у государства нет.