На очереди – предприятия энергетики, шахты и другие непростые объекты, которые требуют особого подхода как со стороны государства, так и от потенциальных покупателей. Эти подходы ищут, но что получится в итоге – «уплывание» объектов к нужным людям или появление эффективных собственников?

В этом году госсобственность расходится достаточно активно: продан госпакет авиакомпании «Международные авиалинии Украины», затем – 92,79 % акций «зубра» украинской приватизации компании «Укртелеком», ряд предприятий помельче. Все это позволило в начале мая бодро отрапортовать главе Фонда госимущества Александру Рябченко о выполнении плана поступлений от приватизации (поступило 10,9 млрд. грн. вместо ожидаемых 10 млрд.) на текущий год досрочно. Но власти и не думают почивать на лаврах: к продаже уже готовят 11 энергокомпаний, а профильное министерство также прорабатывает механизмы прихода собственников в многострадальную угледобывающую отрасль.

То, что приватизация сдвинулась с мертвой точки, без сомнений, позитив. Более того, начали выполняться даже обязательства прошлых периодов – в частности, Госказначейство вернуло ООО «Нортима» 400 млн. грн. залога, которые были внесены компанией в сентябре 2009 года во время проведения конкурса по продаже Одесского припортового завода.

Правда, не все так безоблачно: все крупные продажи у нас происходят со скандалами различного масштаба. По поводу последнего объекта – «Укртелекома» – в распространенном недавно заявлении «Нашей Украины» замглавы политсовета партии Виктор Матчук раскритиковал «молчаливое согласие власти». В результате, по его мнению, бюджет от продажи недополучил несколько миллиардов гривен, потребителям угрожает повышение тарифов, а также происходит сокращение социальных услуг и рабочих мест. Но… деньги (а это 10 млрд. 575 млн. грн.) от покупателя – компании ESU, которая входит в австрийский фонд Epic – уже получены, акт приема-передачи активов подписан, и никаких претензий от властей новому собственнику не поступало. Вопрос закрыт.

Непрограммируемые подходы

В плане дальнейшей распродажи госимущества Кабмин трудится, еле успевая смахивать пот. Так еще 11 апреля вышло распоряжение о продаже 11 компаний энергетического сектора. Позже глава ФГИ Александр Рябченко сообщил, что первые торги госпакетами энергокомпаний планируется провести в конце июня - июле нынешнего года. Кроме того, чиновники решили подкорректировать и саму идеологию приватизации, приняв новую ее программу. Однако документ в проектном виде в Кабмине пока не рассматривали – в последний момент этот вопрос с повестки дня сняли, даже не объясняя причин.

Предполагают, что это произошло из-за несогласованности позиций относительно приватизации шахт. Другую версию озвучил замглавы Специальной контрольной комиссии парламента, экс-глава ФГИ Александр Бондарь. «Не могут согласовать сферы влияния, скорее всего. Потому что прозрачную приватизацию проводить не могут, а написать в открытую, чего хотят, тоже не получается. Вот и проблема. Я думаю, им программа вообще никакая не нужна, они и так будут справляться», – полагает народный депутат. Он пояснил, что в программе нет никаких объектов, она содержит лишь общие подходы – что и как продавать. А сами предприятия определяются Кабмином – если их нет в перечне, запрещенном к приватизации. Пока объектов из этого списка правительство не подавало (в таком случае из списка их должен исключить парламент), остальное же можно продавать в любое время. Однако ситуация вскоре может кардинально измениться. Из указанного перечня ФГИ планирует исключить порядка 700 предприятий, многие из тех секторов, которые ранее никогда не выставлялись на продажу. Как сообщил Александр Рябченко на недавней конференции в Лондоне, речь идет о предприятиях авиастроения, Национального космического агентства, соледобывающих, винно-водочных, по производству и ремонту железнодорожной техники и ряд заводов оборонки. А вот вопрос о подходах остался нерешенным.

«Программа приватизации у нас старая, была создана еще в 2003 году. Тогда планировалось к 2008-му все закончить», – рассказал президент Центра экономического развития Александр Пасхавер. Этот документ предполагает системное отношение к процессу. То есть сперва следует определить по секторам экономики, чего мы хотим достигнуть, и каким образом государство оценивает свое вмешательство с точки зрения безопасности. А потом уже нужно наметить формы и масштабы приватизации оставшихся госпредприятий в этих секторах. Другой подход, по словам г-на Пасхавера, – это просто выхватывать и продавать отдельные предприятия, без секторного анализа. Он более легкий с точки зрения технологии, несет меньше бюрократических препятствий. Вот и кажется сторонникам быстрого завершения приватизации, что секторный анализ тормозит процесс, как полагает экономист.

Пилоты на шахтах

Пока известно лишь то, что дискуссия о подходах развернулась в основном вокруг разгосударствления угледобывающих предприятий. Если все шахты просто выставить на продажу, то, скорее всего, самые прибыльные и перспективные из них будут куплены, а самые изношенные останутся «чемоданом без ручки» в руках государства. Чтобы повысить привлекательность этих объектов, Минэнергоугля предприняло ряд мер. Все 147 находящихся в госсобственности шахт разделили на группы: перспективные, которые могут быть приватизированы без господдержки, потенциально перспективные (которые могут существовать при совместной государственной и частной поддержке или быть проданы при создании благоприятных условий). К третьему направлению относятся угольные предприятия, которыми занимается только государство, а четвертое – это предприятия, подлежащие закрытию, – рассказывал профильный министр Юрий Бойко во время совещания на Луганщине. Кстати, в интерпретации его заместителей звучат только три группы – без шахт с господдержкой. В любом случае часть шахт (ориентировочно 22 предприятия) придется закрывать, причем с обязательным учетом социальных и экологических (подтопления и вредные вещества из отвалов) последствий.

По поводу потенциально привлекательных, речь идет о передаче шахт в концессию или в аренду – чтобы государство контролировало процесс, а инвестор вкладывал деньги в модернизацию предприятия (почти 96 % шахт более 20 лет работают без реконструкции). В итоге частники гарантированно получают право на приватизацию актива, а государство – гарантированного покупателя. Чтобы повысить привлекательность отрасли в целом, Минэнергоугля намерено повысить угольные цены до уровня мировых и переводить котельные с дорожающего газа на уголь. Первым примером государственно-частного партнерства может стать концессия предприятий Ровенькиантрацит и Свердловантрацит компанией ДТЭК, входящей в состав СКМ (Ринат Ахметов). После выбора оценщика предприятий и фиксации в договоре ряда условий (об объеме и направлениях инвестиций, социальных гарантиях и т. д.) их могут передать в концессию на пять лет с возможностью пролонгации.

До конца года может быть реализовано около 10 подобных пилотных проектов. Однако возможны и другие, менее прозрачные варианты. К примеру, уже проведена оценка и согласован на собрании трудового коллектива план приватизации шахты им. А.Ф. Засядько. Немногие эксперты дерзнули усомниться в сумме оценки 1,97 млрд. грн. (госдоля – 326,5 млн.), указывая на многочисленные непрофильные активы, принадлежащие предприятию. А вопрос, кто же станет собственником, вообще повис в воздухе: чуть более 16 % акций продадут на льготных условиях сотрудникам, реализуют на фондовых биржах и на конкурсе, а 83,43 % получит «организация арендаторов». Глава совета этой организации Ефим Звягильский говорил, что это действующие работники шахты и пенсионеры, которые подписывали договор аренды в 1992 году – а их 24 тыс. человек. Не напоминает ли это ситуацию с ММК им. Ильича и его руководителя Владимира Бойко, под эгидой которого и оказалась в какой-то момент львиная доля акций ММК?

«В том, что угольную промышленность надо переводить на частные рельсы, никто не сомневался никогда. Что до сих пор ее не продали – это связано с тем, что в случае продажи сразу бы исчезли дотации из бюджета, и это было бы очень важным антистимулом приватизации», – утверждает Александр Пасхавер. Тут вопрос – в условиях, чтобы не создавать частных монополий или не концентрировать, к примеру, наиболее ценные угли у одного собственника. В механизмах концессии или аренды с последующим выкупом ничего необычного нет. «Но дьявол – в мелочах: надо понять, это форма удешевления приватизации для своих или это форма более быстрого решения вопроса. Для этого нужно видеть, на каких условиях это делается», – подчеркнул эксперт.

Более жесткую позицию занимает Александр Бондарь. «Понятно, что аренда с выкупом обойдется дешевле: в аренду возьмут бесплатно, а потом за копейки выкупят. Что-то подобное сейчас происходит и с шахтой Засядько. Как только будут деньги у конкретных покупателей на конкретные объекты, они будут выставляться без всяких разговоров. Как это произошло с «Укртелекомом», Северодонецким «Азотом», МАУ. Они что, обсуждались где-то в Кабмине? Сразу решили и продали», – уверяет нардеп.

Буквально через полтора месяца мы можем стать свидетелями продажи первой группы, состоящей из одной генерирующей и трех энергопоставляющих (облэнерго) компаний. После этого на продажу выставят еще одну аналогичную группу, затем – оставшуюся тройку облэнерго. Александр Рябченко рассчитывает выручить от продажи 21–50 % пакетов этих компаний не менее 6 млрд. грн. Блокирующие пакеты Кабмин намерен оставить у себя – чтобы сохранить контроль над стратегической отраслью. В нескольких объектах заинтересован Ринат Ахметов – в результате такой покупки он сможет обеспечивать энергией свои промышленные предприятия. «Сегодня более 90 % энергоблоков ТЭС отработали свой расчетный ресурс, 65 % блоков переступили признанную в мировой энергетической практике границу предельного ресурса и физического износа, требуют модернизации или замены. Поэтому другого выхода, кроме как приватизация энергокомпаний, нет», – заявил глава Специальной контрольной комиссии парламента по вопросам приватизации Евгений Мармазов. Впрочем, как показывает практика, на серьезную модернизацию приобретенных предприятий идут очень немногие новые собственники. Может, стране повезет хотя бы в этот раз?
Только экстренная и самая важная информация на нашем Telegram-канале