...Азаров никудышный премьер. Отнюдь, не хуже прочих. Пожалуй, даже лучше большинства своих предшественников. Однако сроки выхода в отставку поджимают…

В среднем 17 руководителей глав Кабмина сидели на улице Грушевского 1 год 2 месяца и 3 дня. Потому со всех сторон все громче раздаются голоса: «Довольно, погрел место, пора и честь знать!», «Кто тут временный? А ну слазь!».

Хотя завистливо-беспощадные голоса несколько спешат – Азаров на пару с верным Тигипко ещё не осчастливили население новыми пенсионными сроками, поелику надо дать им время для оформления пенсионной пакости. А затем «народ воздохнет и временщик падет». Новый-старый премьер будет чист и непорочен пред электоратом, аки свежий рулон туалетной бумагой (о старых грехах не принято вспоминать в Украине).

Как-то так исторически сложилось, что в Украине и гетманы, и прочие старшины являются типичными временщиками, по воле сильного покровителя или случайных обстоятельств на время оказавшимися у власти. Премьеры Украины – из той же обоймы временно исполняющих обязанности. Никто из них не предполагает сколько-нибудь долго ерзать в кресле первого министра.

Одни, что помоложе и наглее, метят в главные печальники Украины, используя должность, как трамплин. Другие, менее амбициозные, призваны быти «цапами видбувайлами», осуществив какую-нибудь гадость под видом реформ и таким образом сгореть на работе соломою на ветру, прикрыв задницу президенту. Третьи решительно настроены помучиться годок-другой, попутно накопить ресурсы для дальнейшей беспечальной жизни.

Впрочем, и должность президента в Украине прекрасно оформленная синекура – занятие, при полной неподсудности, дающее хороший доход, но не требующее напряженного труда.

Напряженно продремав в кресле гаранта пять лет, а повезет и все 10 лет, экс-начальники земли украинской отбывают в родовое поместье, что предусмотрительно отписывают себе в процессе служения народу, заниматься пчеловодством или сочинительством «задоумных» мемуаров. Словом, служба в Товариществе с ограниченной ответственностью «Украина» стала одной из форм частного предпринимательства без риска лично обанкротиться.

Но чем отличается временщик от личности, пришедшей работать всерьез и надолго? Подходом к делу. Признаком временщика является огромное множество прожектов на любой вкус, заявленных без оглядки на реализм, и тотальное их же неисполнение. Более того, отсутствие даже намеков на подлинную организацию дела.

Теперь вот, намыкавшись с пустозвонными прожектами-прорывами, поблажив про развитие демократии, попутно угробив экономику страны, офшорные элитарии с длинными языками и короткими мыслями ничего лучше придумать не могли, как двинуть в евроинтеграцию. У нас теперича не то, что давеча: сесть на шею ЕС – выстраданная национальная идея. Перекатиться на территорию ЕС хоть чушкой, и пусть за нас принимают решения и несут ответственность. Это все от того, что художники бюджетного пилинга не представляют, что делать с «незалежностью», и на беду не имеют вкуса к занятиям настоящими государственными делами.

Но пока мы не протиснулись в еврорай, туда, где «тишь и благодать», надо при отсутствии дел излучать безмерный служебный оптимизм и маскировать под стратегию развития «бескорыстную» возню за получение кредитов МВФ. Таким нехитрым способом выборные атаманы построили систему долгового экономического прозябания страны. Консолидированный (государственный и частный) внешний долг на сегодняшний день составляет около $ 120 млрд. – 90 % ВВП. Теперь каждую третью заработанную гривну необходимо безропотно отдавать заимодавцам.

От таких славных дел немного напряженно выбираться в начальники, даже голосами предельно податливой биомассы. Потому-то в процессе 20-летнего антикризисного существования необходимо постоянно скармливать избирателям позитив, балагуря про «снижение роста темпов падения» и очередной «переломный этап запуска маховика роста». Да всё ответственнее предаваться манипулированию статистикой, оттачивая навыки публичного очковтирательства.

К примеру, премьер, подводя итоги 2010 года, с удовольствием сообщал: «Если говорить по товарам, мы почти на 9 миллиардов долларов завезли больше в страну, чем продали (за год рост отрицательного сальдо с $ 5,7 млрд. до $ 9,3 млрд. – Авт.). Аналитики отмечают (это не мое заключение, но я с этим согласен), что такой разрыв объясняется, прежде всего, тем, что экономика начала восстанавливаться. Это обусловило потребности в импорте».

Когда это галопирующий рост торгового дефицита являлся знаком развития? Наоборот, это классическое движение к дефолту. Подобное означает, что в экономике растут диспропорции, которые при малейших сбоях на внешних рынках мгновенно переводят хозяйство в состояние глубокой депрессии, что мы имели удовольствие наблюдать в конце 2008 г. и весь 2009 г.

А рост импорта легко объясняется не оживляжем экономики, а продолжающимся замещением отечественного производителя иностранным. Причем без роста потребления – импортной картошки и гречки и прочего привоза мы не едим более того, что вмещают наши шлунки.

Если мы также хутко продолжим восстанавливать экономику (по первому кварталу минусовое сальдо составило уже $ 3,14 млрд; по году ожидается $ 13 млрд.), то в следующем 2012 году превысим рекордный дефицит торгового баланса 2008 года – $ 18,5 млрд., а там открывай калитку образцовому дефолту!

Аналитики не из числа прикормленных властями экспертов давно обратили внимание на явный подлог в данных ВВП и неразрывно с ним связанного индекса-дефлятора. В нулевые годы официальная статистика гораздо чаще стала показывать опережающий рост промышленной инфляции над потребительской.

Подобное явление возможно лишь в ограниченный период. Занижать отчетные цены на промышленную продукцию труднее, чем на потребительские товары, потому получается явный абсурд: украинские предприятия, постоянно увеличивая издержки производства, не перекладывают их на потребителя. Однако сие есть оскорбление священных законов капитализма. Посмотрите, как ведут себя естественные монополии под бдительным оком государства – как только издержки увеличиваются, они, не мешкая, накручивают отпускные цены, зачастую с некоторым запасом. Харизматичный пример – нынешний рост стоимости моторного топлива.

Статистическая контора, занижая потребительскую инфляцию, пригибает общую инфляцию по всей экономике (индекс-дефлятор), что неминуемо приводит к завышению на бумаге экономического роста. А временщикам этого достаточно, чтобы рапортовать о развитии и под бряцания кимвалов медных продолжать бдить свои интересы.

Немного сконструированной властями статистики. В 2010 году официально индекс цен производителей составил 120,9 %, напротив индекс «споживчих» цен получился менее 110 %. Оттого и рост ВВП превысил 4,2 %, вместо законной стагнации. Рекорд «добросовестного заблуждения» пришелся на 2008-й год: промышленная инфляция – 135,5 %, потребительская – 111,6 %. В I квартале 2011 г. продолжилась традиция: «Індекс цін виробників промислової продукції з початку року – 112,1 %, індекс споживчих цін з початку року – 104,7 %». Отсюда и заявленный рост ВВП в I кв. – 5,2 %.

И ещё. В 2010 году тоннаж грузоперевозок по сравнению с 1990 годом снизился более чем в 3 раза. Тем не менее, Госкомстат показывает, что ВВП 2010 года составил 67,5 % от ВВП 1990 года. А ведь объемы грузоперевозок и размер валового продукта находятся в очень жестких взаимоотношениях. При таком обрушении грузоперевозок в принципе не может быть падения ВВП на благодатные 32,5 %.

Вот так и «развивают» страну реформаторы, не сверяясь с правдой жизни и блуждая во мраке придуманной реальности. Типичный способ существования временщиков, который сильно вредит государственному строительству.

Увлекаясь сюрреализмом, керманычи выпадают из яви и сами начинают верить своим рапортам и умозаключениям. Вопреки многочисленным уверениям правительственных экспертов, что русские всего лишь блефуют, осенью Россия вводит в строй первую очередь Северного потока. Через год достроят вторую очередь и следом приступают к строительству Южного потока. Уже нет ни у кого сомнения (кроме наших временщиков), что Путин его проложит.

Но киевские архистратиги, находясь в плену своей болтовни, продолжают гнуть политику, принятую во времена, когда Украина была владельцем эксклюзивных транзитных мощностей. Через каких-нибудь 2-3 года украинский вильный трубный глас станет гласом вопиющего в пустыне. Но кого это из временщиков заботит? Пока русские проложат второй «обходняк», после Азарова сменится ещё парочка премьеров-реформаторов, а этого достаточно, чтобы не заморачиваться мыслями о скорой расплате.

«Тяжёлые годы уходят. За ними другие приходят, они будут так же – трудны!» – проникновенно выводила капелла головы домкома Швондера. Эта грустная песнь лучше всех подходит для гимна украинских временщиков.