...в прошлом году было ликвидировано совместными усилиями российских и немецких правоохранительных органов, является в чем-то уникальным. Они придумали всего один вариант аферы, но провели ее как минимум 18 (!) раз. К каждому новому «клиенту» преступники подходили очень тщательно. Удивительно, но некоторые потерпевшие отказывались верить в то, что их обманули, даже после того, как основные участники группировки были задержаны и успели дать показания.

Поиск пропавших как вариант аферы

Игорь Аникеев с детства увлекался историей. Его родители были довольно состоятельными людьми, и у них была очень приличная библиотека. Что в советские времена, наряду с автомобилем, являлось признаком достатка. Вот Игорь и пристрастился читать, чему родители были только рады. И хотя школу Аникеев закончил уже в новые, демократические, времена (в 1996 году), его желание пойти именно в историки не изменилось. Хотя связи отца, бывшего чиновника, позволяли устроить сына в какую-нибудь финансовую академию, с последующим размещением в бизнес-структурах. Но Игорь выбрал историко-архивный институт.

После окончания учебы Аникеев решил продолжить обучение и поступил в аспирантуру. Научный руководитель, в группу которого попал Игорь, занимался исследованием (само собой, через различные архивы) судеб малолетних узников концлагерей времен Великой Отечественной войны. Собственно Игорь в его группу попал в большей мере потому, что очень хорошо знал немецкий язык. Впрочем, английский он тоже знал (родители позаботились о его разностороннем образовании), но гораздо хуже.

Работа в аспирантуре Игорю понравилась. О чем он взахлеб рассказал в 2003 году своему давнему другу Андрею Макарову.

– Ты представляешь, – говорил Игорь Андрею, – пару месяцев назад, только на основании архивных документов, мы смогли воссоединить семью. Старший брат, в семилетнем возрасте, был в 1943 году увезен в Германию вместе с матерью. А младший, которому тогда было чуть больше года, остался у соседки. В Германии их мать умерла, и когда наши пришли к немцам, старший уже почти по-русски не говорил. Да и семья, в которой он жил, сказала нашим, что это их ребенок. Так он в Германии и остался. Причем не в ГДР, а в ФРГ. Вырос, отучился, а потом разбогател. А мы выяснили, что его младший брат выжил и до сих пор жив. Когда он об этом узнал, так на наш институт полмиллиона долларов перевел. В качестве благодарности. Нашей научной группе даже премию выдали!

– И много выдали? – поинтересовался Андрей.

– Да почти по 500 долларов!

– А остальное начальство между собой распределило?

– Почему? Нам еще выделили четыре загранкомандировки, за счет института.

– За счет тех денег, которые вы же и заработали, можно всей вашей группой постоянно в загранку ездить, – хмыкнул Андрей. – А тебе не обидно, что твои деньги чинуши из деканата между собой распределили?

– Ты это к чему?

– А к тому, что таким образом можно ОЧЕНЬ неплохие деньги зарабатывать. Сколько детей, увезенных в Германию, до сих пор не найдено? Или их судьба так и не выяснена?

– Да пара десятков тысяч наберется, – задумчиво произнес Игорь, уже начинавший понимать, что имеет в виду его друг.

– Вот! Даже если тебе удастся найти хотя бы пару десятков таких пропавших, то прикинь, КАК они будут благодарны! И потом, не надоело на шее у родителей сидеть? Пора бы уже и самому бабки зарабатывать.

Последней фразой Андрей попал в самую точку. Игорю уже давно было не по себе, что своей научной деятельностью он даже себя не может нормально содержать. А тут еще нарисовалась реальная возможность жениться. И что на шею родителей еще и жену сажать? Они, конечно, ничего не скажут, но батя уже несколько раз заикался о том, что пора бы уже подыскать нормальную работу. Игорь тряхнул головой и спросил:

– Что ты предлагаешь?

Первая «разводка»

Об Андрее Игорь очень многого не знал. Например, того, что Макаров год назад чудом избежал колючей проволоки, за которую он мог попасть по обвинению в мошенничестве. Вообще Андрей был мошенником со стажем. И в рассказе друга детства сразу увидел рациональное зерно, которое позволяло придумать хорошую схему по разводу лохов. Причем очень необычную схему, аналоги которой, может, и встречались, но явно широкому кругу граждан не известны. А потому в большинстве случаев она способна обмануть лохов. Однако необходимо было не просто обманывать, а добавлять в аферу долю правдивой информации. Которую и может добыть его давний друг Игорь Аникеев. Так и родилась идея о создании преступной группы, специализирующейся на «наследственном мошенничестве».

Андрей Макаров, надо отдать ему должное, обладал довольно гибким умом. Да и образование имел весьма неплохое. Так что о том, что десятки тысяч детей из СССР были угнаны в Германию во время войны, знал. И то, что многие из них так и не вернулись на Родину, тоже знал. Требовалось лишь найти в России родственников тех, кто когда-то покинул Советский Союз, и можно было приступать к «разводу». Ну а именно вычислением таких родственников и должен был заняться Аникеев. О чем Макаров и сообщил другу.

– А если этих родственников нет в живых? – спросил Игорь.

– А нам это не важно, – усмехнулся Андрей. – Ты главное дай мне установочные данные тех, чьи родственники пропали во время войны. А остальное уже мои проблемы.

– Но это же обман, – немного подумав, тихо произнес Игорь.

– А ты думал, что деньги просто так достаются? – жестко произнес Андрей. – Я тебя не заставляю, но еще раз хочу напомнить, что в твоем возрасте сидеть на шее у родителей не только стыдно, но и мерзко.

Последняя фраза поставила все точки над «и». Как любой мошенник, Андрей был неплохим психологом и знал, на чем зацепить друга. Хоть и не без внутренних терзаний, но тот согласился. Через пару недель Игорь дал первую «наводку».

Василий Аморов во время войны потерял сестру Анну. Которую угнали в Германию в возрасте 14 лет. А родилась она в 1928-м. То бишь в 2004 году, когда начало действовать преступное сообщество, ей могло быть 76 лет. Мошенники качественно подготовились, прежде чем идти к потенциальной жертве. Они выяснили ФИО матери и отца обоих детей, знали, чем они занимались до войны, что отец погиб на фронте, а мать умерла во время оккупации Пскова. Знали примерное время, когда девочка была угнана в Германию. А потому когда к ее брату заявился «немецкий адвокат», он произвел сильное впечатление своими знаниями давно минувших дней. Во время разговора с четой Аморовых этот «адвокат» не только блистал заграничным акцентом, но и выказывал знания по поводу раннего детства главы семьи и его сестры. Ну а когда этот «адвокат» заявил, что все его вопросы связаны с тем, чтобы установить реального наследника, чета Аморовых готова была его на руках носить. Тем более что данный «адвокат» как бы между прочим сказал, что в наследство Аморовых переходит недвижимость почти на 20 миллионов евро.

Но иностранные законы такие дотошные, что прежде чем получить наследство, необходимо заплатить налоги, страховые сборы, какие-то банковские услуги, отчисления русским структурам и пр. В общем, Аморовы продали дачу, машину, драгоценности и коллекцию марок, разменяли квартиру, взяли в банке кредит – и все деньги отдали мошенникам. В общей сложности получилось около 600 тысяч евро. Когда стало ясно, что с них больше взять нечего, «адвокат» заявил, что ему необходимо утрясти все формальности в Германии, и исчез. Впрочем, изредка звонил, чтобы навешать очередную лапшу. А Аморовы терпеливо ждали обещанного наследства.

«Жирный клиент»

Примерно таким же образом были обмануты еще два человека, во время войны потерявшие своих родственников. Потенциальных «клиентов», которых добыл Аникеев, было гораздо больше. Но Макаров тщательно проверял очередную жертву. И не связывался с «крутыми» или с теми, кто получил юридическое образование. Так что за 2004 год преступной группой были обмануты всего три семьи. Но «навар» с этих афер составил более 2 миллионов долларов. Даже с учетом подготовительных работ, которые стоили довольно много денег, «чистая прибыль» составила не менее 200 тысяч долларов на человека. К тому времени преступное сообщество разрослось до шести человек. Кроме Игоря и Андрея в преступных схемах участвовали два компьютерщика, которые добывали всю возможную информацию о «клиентах» в интернете и базах данных, бывший милиционер, который проводил что-то типа расследования о финансовом положении жертв и их возможных контактах с правоохранительными органами, и очаровательная девушка Света. Которая влезала в доверие к будущим жертвам и прощупывала их. Кстати, Светлана Мишина была профессиональным психологом. Так что влезть в доверие и составить психопрофиль «клиентов» было для нее не очень трудным делом. Ну а после того, как психолог давала рекомендации, к жертвам приходил либо «адвокат», либо «душеприказчик». Который уже знал, на какие «кнопочки» необходимо надавить.

В четвертом случае преступники едва не «засыпались». Собранные первоначальные сведения не предвещали никаких проблем. Федор Евгеньевич Прокопов родился в Белоруссии в 1942 году. Отец погиб в 1944 году, его расстреляли, как пособника партизан. В том же году в Германию угнали его мать и старшего брата. Федора Евгеньевича вырастила тетка. В 1963 году, отслужив в армии, Прокопов приехал в Ленинград и поступил в Институт машиностроения, но по полученной специальности почти не работал. Почти сразу после окончания вуза Федор Евгеньевич был избран членом профсоюзного комитета. Так и продолжал двигаться по профсоюзной линии вплоть до самой пенсии. После развала Советского Союза сумел поучаствовать в распродаже профсоюзного имущества и был довольно состоятельным человеком. Света определила его как недоверчивого, но внушаемого человека. То есть его вполне можно было «обработать». А состоятельность «клиента» была для мошенников как красная тряпка для быка. Очень уж захотелось поиметь большой куш.

Но мошенники не учли некоторых дружеских связей Федора Евгеньевича. Среди его друзей был бывший полковник милиции. Когда аферисты наведались к Прокопову первый раз, он позвонил как раз ему. И тот посоветовал тщательно проверить информацию об умершем брате и богатом наследстве. Да и сам Федор Евгеньевич был немного удивлен свалившейся на его голову информацией. Если у него действительно был жив брат, то почему он не искал его после падения «железного занавеса» и развала Союза? Но на этот вопрос у мошенников был готов ответ. Они заявили, что старший брат Федора долго болел и не имел возможности предпринимать активные действия. Ну а его завещание было вскрыто лишь после смерти. И в этом завещании было указано, что все его немаленькое наследство должно быть поделено на три равные части. Между двумя детьми и младшим братом. Дети отнеслись к воле отца со всем пониманием и предприняли усилия по поиску родственника. И теперь, когда Прокопов нашелся, они готовы приехать в Россию. Для этого у Макарова уже были подготовлены два несостоявшихся актера, которые и должны были изобразить племянников.

Месть обманутого профсоюзника

Федор Евгеньевич, по совету друга-милиционера, потребовал срочной связи с племянниками. И тут Макаров заметался, в Германии у него «своего» человека не было. А Прокопов потребовал не только телефонного звонка, а связи по скайпу, с видео­изображением. Выход нашел Аникеев, успевший почувствовать вкус больших денег. У него в Германии было много знакомых, среди которых были и те, кто готов был нарушить закон ради больших денег. Макаров немного поколебался (люди ему неизвестные), но решил рискнуть. И все прошло просто отлично. Получив звонок из Германии, Прокопов сперва задавал разные «хитрые» вопросики, но его собеседники были к этому готовы, а потому экзамен выдержали на отлично. Немаловажным фактором было то, что Федор Евгеньевич не имел загранпаспорта. Впрочем, для состоятельного человека это была не проблема. А потому необходимо было выманить из Прокопова деньги как можно быстрее и желательно одним-двумя траншами. Но и тут все прошло просто отлично. Федор Евгеньевич, обрадованный даже не свалившимся на него богатством (и сам небедный), а наличием родной крови, безропотно перевел в адвокатскую контору в Германии 650 тысяч евро в качестве налогов и еще 300 тысяч евро в качестве страховых и каких-то иных сборов.

Можно было выкачать и еще, но это было опасно. А Макаров прекрасно помнил поговорку по поводу фраера и жадности. Так что афера с Прокоповым была резко свернута. Впрочем, то мошенничество еще аукнется преступникам. А пока, обзаведшись связями в Германии, мошенники развернулись во­всю. За следующие полтора года преступники обманули 14 человек. Их добычей становились суммы от 100 до 500 тысяч долларов. Им было невдомек, что по их следу уже идут «ищейки». Прокопов, слетавший в Германию и понявший, что его обманули, не пожалел денег, нанял частных сыщиков. Которые довольно быстро вычислили мошенников и довольно долго следили за ними. А собранную информацию передали в милицию.

У правоохранительных органов появились доказательства как минимум двух афер. А после того как были арестованы Аникеев и Светлана Мишина, информация о потерпевших стала поступать потоком. Только Макаров некоторое время старался отмалчиваться. Но после того, как «запели» его подельники, молчать не было смысла. В настоящее время задержаны все члены преступного сообщества как в России, так и в Германии, и вскоре дело будет передано в суд.