...и для трезвых оценок тех или иных событий должно пройти не одно десятилетие, а то и столетие…

Особенно, если факты куцы и противоречивы. А касательно войны в Югославии в 90-х о фактах вообще говорить как-то сложно, настолько она уже обросла политикой и разными мифами. Вот уж точно, что именно в этом историческом моменте красноречивее всего звучит расхожая фраза: правда у каждого своя. Причем настолько своя, что помимо сербской, боснийской и так называемой общемировой, есть еще и отдельная украинская правда балканского конфликта. О которой, однако, немногие толком что-то знают. Даже сами украинцы.

Звонкая Сребреница

Название этого городка до сих пор на слуху, хотя с момента, «прославившего» Сребреницу на весь мир, прошло уже 16 лет. Арест генерала Ратко Младича и процесс над ним в Гааге вновь возродил к жизни многие мифы и предрассудки того, казалось бы, уже погашенного огня, испепелившего Югославию.

Все началось в 1992 году с самопровозглашения боснийцами (44% населения края) независимости от Югославии. С этим не согласились проживавшие в регионе сербы (31% населения), развернувшие при поддержке югославского лидера Слободана Милошевича боевые действия против боснийцев. К конфликту подключились также хорваты (17% жителей края), заинтересованные в присоединении к своему новообразованному государству части территорий Боснии. Военный конфликт пыталась разрешить миротворческая миссия ООН, организовавшая, в частности, особые зоны безопасности в местах компактного проживания мусульман-боснийцев на востоке страны, который заселен преимущественно сербами. Одной из таких зон стала Сребреница.

Этот город переходил из рук в руки на начальной стадии войны, но затем в нем закрепились боснийцы. В населенный пункт в поисках собственной безопасности потянулись мусульмане, жившие поблизости. Население города многократно возросло. К началу 1995 года Сребреница представляла собой осажденный, отрезанный от «большой Боснии» мусульманский анклав на территории самопровозглашенной Республики Сербской. Безопасность города должен был обеспечивать батальон голландских миротворцев численностью 600 человек, однако его работой были не удовлетворены обе воюющие стороны. В марте 1995 г. лидер боснийских сербов Радован Караджич приказал полностью блокировать зоны проживания боснийцев на своей территории. Выполнять приказ взялся генерал Ратко Младич.

Сербы атаковали Сребреницу, контингент ООН сложил оружие без боя, войска НАТО не стали вмешиваться из-за угрозы сербов уничтожить пленный голландский батальон. 11 июля Сребреница перешла под контроль войска Республики Сербской, а смешанная военно-гражданская колонна отступающих из города боснийцев численностью более 10 тысяч человек была атакована и разбита.

По официальной версии мирового сообщества, согласно которой нынче судят Младича, в городе и его окрестностях начались многочисленные спланированные расправы. Точнее, настоящие этнические чистки: поиски и убийства боснийцев. Число жертв действий сербов составило 8 тысяч человек. Неофициальные версии существенно корректируют цифру убитых пленных и оперируют информацией о диверсии самих боснийцев, призванной санкционировать вмешательство в конфликт военных сил НАТО.

Полная Жепа

Милое селение в долине между гор Явор и Деветак, омываемое одноименной рекой со столь многозначительным для русского уха названием, Жепа перед войной насчитывала почти 2,5 тысячи жителей, из которых 95% составляли боснийцы и только 5% - сербы.

Сегодня это населенный пункт района Рогатицы в восточной части Республики Сербской – автономного образования в составе федеративного государства Боснии и Герцеговины. Из более чем 800 довоенных дворов Жепы нынче заселено лишь около 200. Преимущественно сербами.

В 1995 году Жепа была следующим пунктом программы Караджича по ликвидации очагов сопротивления на сербской территории. Спустя два дня после взятия Сребреницы войска Младича взяли курс на эту самую маленькую зону безопасности ООН в крае. Ее охраняли всего 79 украинских миротворцев. Их планировали использовать в качестве живого щита обе стороны. Боснийцы старались взять украинцев в заложники, дабы потребовать немедленной защиты от НАТО во избежание повторения событий Сребреницы. Сербы хотели захватить контингент с противоположной целью – угрозой расстрела украинских военных обезопасить себя от налетов авиации Альянса. Несколько десятков «голубых касок» вспомнили все, что знали о молоте и наковальне…

Сербские войска заняли город после 10-дневной осады 25 июля. Вот только украинцев и мирных жителей в нем не было. Следовательно, не было уже никакой возможности повторения сребреницкой резни. 79-численный миротворческий контингент практически без поддержки ООН и НАТО вышел из города и провел мимо позиций враждующих сторон от 5 до 9 тысяч беженцев. Без единой потери. Геройство?

Украинское самомнение

В принципе, при такой подаче информации – да. Украинцам есть чем гордиться. Операцию по спасению тысяч жизней можно назвать даже гениальной. Особенно, если учитывать, что бои с боснийцами и сербами на Балканах стали первыми в истории Вооруженных сил независимой Украины. Такой триумф гуманизма и военной мысли впору провозглашать государственным праздником и отмечать ежегодно в июле как день славы украинского оружия – вместо старого советского 23 февраля или нового 6 декабря.

Командовавший отечественными миротворческими силами в Боснии летом 1995-го полковник Николай Верхогляд в интервью журналу «Камуфляж» рассказал, как происходила эвакуация людей из Жепы. «Поздно вечером 22 июля 1995-го меня вызвал к себе командующий сектором «Сараево» генерал Гобиллиард и поставил задачу обеспечить координацию действий между воюющими сторонами по эвакуации из Жепы населения анклава. Утром следующего дня мы выехали в Жепу. На втором жепском чек-пойнте (там обычно проходили переговоры воюющих сторон) у меня произошла встреча с командующим войсками АРС генералом Младичем. Я сообщил ему о цели своего прибытия и услышал в ответ: «Туда-то мы вас пропустим, а вот обратно... Все будет зависеть от того, чем закончатся наши переговоры с Сараево». То есть Младич достаточно ясно дал понять, что наша небольшая группа – потенциальные заложники», - рассказал он.

По словам полковника, в Жепе под воздействием слухов о событиях Сребреницы началась паника, мусульманское население блокировало базу украинских войск. «Ситуацию осложняло еще и то, что в анклаве на тот момент не было представителей международных организаций, в том числе и Красного Креста, которые обычно обеспечивали эвакуацию населения. Зато на территорию базы украинской роты прибыла машина авианаводчиков (с британским экипажем). Это был, образно говоря, «последний довод королей». Если бы я попросил о нанесении воздушного удара по позициям сербов – это было бы сделано. Но для меня такой шаг был исключен – сербы угрожали расстрелять наших миротворцев, если авиация начнет бомбардировку. И мусульмане тоже не скрывали своих намерений и открытым текстом говорили нашим людям: «Если вы нас не защитите – мы вас уничтожим». Выход был один – убедить сербов разрешить эвакуацию всего населения Жепы», - описал ситуацию военный.

Верхогляд включился в переговоры между командирами сербских и боснийских войск о деталях капитуляции Жепы. «Ни телекамер, ни диктофонов тогда рядом не было, и я говорил эмоционально, жестко. Как правило, такие официальные переговоры велись на английском. Но в тот раз я говорил на русском. До этого у меня не раз была возможность убедиться, что и Младич, и Авдо Палич достаточно хорошо его знали. «Война, - говорю, обращаясь к Младичу, - когда-нибудь закончится. И тогда, попомните мои слова, политики вас сдадут». Так оно впоследствии и оказалось. И Авдо Паличу у меня было что сказать. «Сейчас, - говорю, - подразделении вашей армии блокировали в Горажде украинскую роту, обстреливают нашу базу. И несмотря на это, я буду эвакуировать жителей Жепы. К тому же мы уже передали им все продукты, которые я привез для 2-й роты. А среди людей, которым оказывает помощь Укрбат, наверняка есть семьи тех солдат, которые сейчас стреляют по украинским миротворцам. С точки зрения здравого смысла это, наверное, неправильно, но такова моя миротворческая логика! Не будь я представителем ООН – мы бы, господин Палич, говорили совсем по-другому», - признался он.

Разговор был очень непростым, но закончился хорошо. «В конечном результате Младич откинулся на спинку стула, внимательно посмотрел на меня и сказал: «Полковник, ты хороший солдат! Не надо горячиться! Думаю, мы найдем правильное решение». Так оно в итоге и получилось», - вспоминает украинский полковник.

Верхогляд рассказал, что эвакуация продолжалась трое суток. Сербы проблем не создали, зато боснийцы выдумали страшилку о том, что вывезенные первые партии беженцев славяне (сербы и украинцы) сообща расстреливают неподалеку – чтобы успокоить волнения, пришлось возвращать в Жепу часть людей, чтобы те рассказали правду. В итоге эвакуация населения прошла замечательно. «Это был очевидный успех: тысячи людей были спасены, и при этом удалось избежать потерь с нашей стороны! Специальный посланник ООН в бывшей Югославии экс-премьер-министр Швеции Карл Бильдт в свое время назвал операцию по эвакуации населения Жепы «важным успехом ООН». По итогам этой операции генерал Гобиллиард написал благодарственное письмо начальнику Генштаба ВС Украины генерал-полковнику Лопате», - отметил украинец.

Другие мнения

В международной оценке событий Жепы пафоса нет. Быть может, потому, что от Младича ожидали зверства, а тот пошел на вполне похвальный шаг и позволил людям покинуть зону конфликта. Заслуги украинского контингента в спасении местных боснийцев признаются, но как бы вскользь. Мол, решающего значения они не имели – что бы сделал контингент из 79 украинцев с тысячами сербских военных и их бронетехникой? В лучшем случае, наверное, пал смертью храбрых. В позорном – превзошел в беспомощности голландцев из Сребреницы.

Доклад генерального секретаря ООН от 15 ноября 1999 г. о войне в Югославии, представленный на Генеральной ассамблее организации, преподносит участие украинцев в спасении жителей Жепы в сдержанно-позитивных тонах. Действующими лицами считаются местные сербские и боснийские войска, командование мусульман в Сараево, а также миротворческие силы края. Украинские военные упоминаются только в контексте эвакуации населения Жепы. Во-первых, отмечается присутствие солдат в каждом из автобусов, вывозящих беженцев – этот момент явно усиливал безопасность всей операции. Во-вторых, подчеркивается отсутствие представителей международных гуманитарных организаций – это намек на еще один плюс в работе украинцев. И все. От силы две строчки в тексте на 164 страницы.

Альтернативные точки зрения обвиняют украинцев в полной бесполезности. Контингент миротворцев Жепы якобы давно погряз в торговле на черном рынке и коррупции. С приближением сербов местные боснийцы разоружили «голубые каски», отобрав, среди прочего, пять бронетранспортеров. «Живым щитом» украинцев пытались выставить обе стороны. В итоге, Младич отпустил население Жепы в надежде получить пленными боснийских военных. Что и было сделано после загадочного убийства 29 июля на переговорах несговорчивого командующего Авдо Палича. Украинцы как бы вообще ни при чем…

Официальная информация о присутствии украинских военных в Югославии на протяжении 1992-1995 годов скудна. Мол, участие Украины в миротворческих операциях началось с утверждением Верховной Радой постановления от 3 июля 1992 года № 2538-ХII «Об участии батальонов Вооруженных Сил Украины в Миротворческих Силах Организации Объединенных Наций в зонах конфликтов на территории бывшей Югославии». Численность контингента – 1303 человека. Потери за время проведения операции – 15 человек. Упоминаний об операции в Жепе в официальных источниках практически нет. Максимум, скупые слова о том, что размещался там небольшой контингент. А сделал ли он что-либо заслуживающее внимания – это ни государство, ни ООН, похоже, не интересует. Или «наверху» знают что-то такое, ради чего предпочитают «украинскую Жепу» не светить?..

Итоги

После падения Сребреницы и Жепы в боснийскую войну вмешались силы НАТО. Переговоры в Вашингтоне привели к созданию коалиции хорватов и боснийцев. Бомбардировки Альянса пошатнули позиции сербов, а наступление новых союзников предопределило исход войны. После подписания Дейтонских соглашений был официально оформлен распад Югославии и сформировано независимое государство Босния и Герцеговина. Сербы потерпели поражение, а их военные лидеры ушли в глубокое подполье, и после нескольких лет пряток один за одним выдавались в Гаагу для вердикта международного трибунала по военным преступлениям в бывшей Югославии.

Около Сребреницы стоят мемориалы жертвам геноцида, до сих пор ищут и находят массовые захоронения расстрелянных боснийцев. У многих как участников конфликта, так и просто сочувствующих наблюдателей есть свои объяснения произошедшему. Своя боснийская, сербская, российская, европейская и т.д. правды.

Вокруг Жепы мемориалов нет. Нет и громких слов, награждения героев, праздников. Но есть какое-то подобие украинской правды, дополняющей перечень остальных правд самой жуткой европейской войны после 1945 года. Вот только правд или очередных мифов?
Только экстренная и самая важная информация на нашем Telegram-канале