...одну общую для всех них черту. Несмотря на большие отличия в политических и социальных системах, экономической политике и т.д., между такими странами, как послевоенные Германия и Япония, СССР тех же лет, современные США и Китай, все эти страны в период своего наибольшего успеха объединяет одно: ставка на передовые научные достижения, максимальное развитие образования и науки.

«Экономические чудеса» во всех этих странах базировались на опережающем развитии передовых, наукоемких отраслей, больших вложениях в науку и образование. Именно в передовых странах мира родилось выражение о том, что самые выгодные инвестиции – не в нефть и газ, а в человека, в развитие его потенциала.

Достаточно вспомнить, какие колоссальные доходы получают сейчас те страны, корпорации и отдельные люди, которые вырвались вперед в развитии, например, информационных технологий (хрестоматийный пример с Биллом Гейтсом и «Майкрософт»).

Германия стала одним из мировых лидеров в машиностроении, автомобилестроении и электротехнической отрасли, Япония – электронике и том же автомобилестроении, СССР – в космонавтике, авиации, военной промышленности, США – в этих же отраслях плюс в информационных и биотехнологиях. Тем же путем идет и Китай, постепенно начинающий переходить от копирования чужих технологий к разработке собственных: по прогнозам западных экспертов (в частности, медиа-корпорации «Томсон Рейтер», в конце прошлого года опубликовавшей соответствующий аналитический отчет), Китай уже в этом году займет лидирующее место в мире по годовому количеству заявок на получение патентов, опередив Японию и США.

Что же мы видим в Украине и, в частности, в моем родном Киеве?

Еще 20-30 лет назад Киев славился не только своей историей, обилием зеленых зон и уникальным архитектурно-природным ландшафтом в центре города, но и мощными, известными по всему миру научными школами, наукоемкими производствами и вузами. Киевские научно-исследовательские институты и научно-производственные объединения обеспечивали разработку и производство сотен и тысяч видов изделий для космической отрасли, авиации, ВПК, приборостроения, радиоэлектроники и других наукоемких отраслей.

В Киеве разрабатывались и серийно выпускались самолеты, высокотехнологичные станки с числовым программным управлением, микросхемы, компьютеры, телевизоры и т. д. Часть этой продукции не имела аналогов в мире (например, самолеты «Мрия» и «Руслан»), часть была примерно на одном уровне с лучшими зарубежными аналогами (например, продукция ВПК), часть ненамного уступала лучшим образцам западной продукции, но опережала аналоги из остальных стран мира.

В ведущих киевских вузах – университете им. Шевченко, политехническом и медицинском институтах, институте инженеров гражданской авиации и других – ежегодно учились десятки тысяч студентов со всего мира, включая страны Восточной Европы. Некоторые иностранные выпускники киевских вузов советских времен в разные периоды занимали и занимают посты министров и президентов своих стран.

Но за последние 20 лет Киев потерял многое из своего научно-образовательного потенциала. Закрыты или еле дышат многие научные институты и предприятия, их помещения проданы или сданы в аренду под склады, торговые центры и автосалоны, а большинство их работников «переквалифицировались» в рыночных торговцев, вышли на пенсию или уехали за границу. Часть уникальных наукоемких производств была практически полностью уничтожена, часть еле-еле выживает, сократив в десятки и сотни раз производство и вынужденно уволив большинство сотрудников.

Мой отец, например, работавший инженером-радиоэлектронщиком и создававший в 80-х гг. вместе с коллегами по конструкторскому бюро свою, отечественную технику и новые разработки, после лихолетья 90-х гг., когда он и большинство его коллег зарабатывали на жизнь вообще чем придется, последние годы перед пенсией, уже в 2000-х, работал на наладке уже не нашего, а импортного оборудования – ввиду уничтожения собственных КБ. И подобных примеров по Киеву – десятки и сотни тысяч.

Многие вузы, несмотря на тотальные громкие переименования в «академии» и «университеты» с приставкой «национальные», ухудшили качество своего образования, показателем чего стало, в том числе, значительное уменьшение количества иностранных студентов и почти полное исчезновение студентов из европейских стран.

Из научно-образовательного центра Киев превратился в город, живущий преимущественно за счет торговых и финансовых операций: торгующий землей и другой недвижимостью и перепродающий товары зарубежного производства. В Киеве все меньше науки и качественного образования, и все больше рынков, базаров, торговых центров и ларьков.

Конечно, развитие торговли (особенно, что называется, цивилизованной) и избавление от опостылевших очередей в советских магазинах – это, с одной стороны, существенный плюс. Как и возможность для самореализации тех киевлян, кто хочет и умеет торговать. Но ведь многие из стоящих за прилавком попали туда отнюдь не из-за своего жгучего желания стать торговцем, а в силу жизненных обстоятельств и отсутствия альтернативы. В результате в Киеве (как, впрочем, и практически везде в Украине) образовался огромный перекос в торгово-посредническую сферу в ущерб многим остальным сферам жизни.

Для столицы европейского государства, претендующей на совершение рывка вперед, это тупиковый путь. И Стратегия развития Киева до 2025 года, с которой я недавно ознакомился, принятая нынешней столичной властью, ничего существенного для кардинального изменения этого положения вещей не предлагает.

Из всего этого объемного документа развитию наукоемких, инновационных отраслей посвящено лишь несколько абзацев, сформулированных в общих фразах, без какой-либо конкретики. Немного больше места уделено образованию, но и здесь большая часть текста посвящена описанию нынешнего положения вещей, а не путям развития образования в будущем.

Не говоря уже о том, что большая часть тех же вузов и научных институтов – вне подчинения городской власти, и прямо влиять на их развитие она не может, даже если вдруг захочет это делать. И тут оптимальным, на мой взгляд, должно было бы стать принятие специального закона или, как минимум, государственной программы по развитию Киева, принятой правительством.

А городская власть может и должна инициировать разработку и принятие подобных документов, а также делать в этом направлении то, что она в силах – например, стимулировать инновационную, научную и образовательную деятельность на уровне местных налогов и сборов, выделения земли, коммуникаций и т. д.

Если же те, с позволения сказать, подходы, которые действовали в Киеве последние два десятилетия, не будут изменены, то наша столица получит сомнительную славу города, утратившего не только значительную часть своих архитектурных и исторических памятников, парков и скверов, но и окончательно лишившегося признаков города развитого, а не «третьего» мира, – своего научно-образовательного потенциала.
Только экстренная и самая важная информация на нашем Telegram-канале