Недавние президентские выборы в России и предстоящие парламентские в Украине снова заставляют задуматься о такой важной оставляющей окучивания электорального поля, как...свобода слова, и об использовании этого понятия для достижения вполне прозаичных целей: завоевания и удержания власти.

"На зеркало неча пенять, ежли рожа крива"
Народная мудрость - специально для украинских борцов за свободу слова


К вопросу о терминах

Сразу подчеркнем - наш разговор пойдет о свободе слова именно как об инструменте решения основной задачи. Суть ее - воспитание у налогоплательщиков (это гораздо более точно определяет общность индивидуумов, составляющих объект идеологической обработки, нежели "народ" или "граждане") соответствующих чувств к руководству страны.

Цели же (в зависимости от стороны баррикад) преследуются прямо противоположные: т.н. "провластные" силы стремятся сформировать и поддержать его имидж как можно более белым и пушистым, а их оппоненты - сделать его максимально инфернальным в глазах избирателя.

Совокупность же действий обеих сторон и развитие порожденных ими процессов и представляют собой информационные войны, отзвуки которых докатываются до мирных обывателей через масс-медиа.



Искусство же информационной войны (впрочем, как и любой другой) состоит в том, чтобы наносить противнику как можно более чувствительный урон, избегая/парируя при этом его ответные удары.

Для того, чтобы повысить эффективность собственных информационных ударов и ослабить противника, и придумана т.н. "проблема" свободы слова. Имитация же ее "решения" напоминает вечные потуги человечества определить "цивилизованные" правила ведения обычных войн, с определением "гуманных"(!) или негуманных средств/методов уничтожения себе подобных и закреплением их на международном законодательном уровне.

Итак, проблемы свободы слова как таковой на самом деле не существует - существует лишь проблема использования инструмента, который позволяет ограничивать доступ к определенной информации и/или осуществлять ее вброс в медиа-пространство - со столь же определенными целями.

Заметим, что в современных информационных войнах, где бы они ни велись (в Югославии, Афганистане, Ираке, Ливии, России или Украине), действует один и тот же бескомпромиссный принцип: цель оправдывает средства. А значит, вопросы морали, этики и гуманности вряд ли остановят настоящих бойцов (а особенно генералов) информационного фронта, как и их коллег с полей реальных сражений.



Прояснив для себя эти, в общем-то, простые истины, можем переходить к особенностям применения чудо-оружия марки "свобода слова", так сказать, в полевых условиях.

Киты и акулы

Двадцать лет перманентной борьбы за власть в Украине сыграли с местными средствами масс-медиа злую шутку: они в принципе разучились работать с информацией, если последняя не была связана со скандальными "разоблачениями" и прочими сенсациями.

Иными словами, так называемые "акулы" пера и диктофона, само существование которых было связано с сенсациями того или иного масштаба, в информационном пространстве Украины сегодня обречены на голодовку. Увы, "судьбоносных" скандалов образца 2000-2001 и даже 2004-2005 годов не предвидится, а собирать каплю по капле информационный нектар специалисты отечественных СМИ попросту не готовы.

Более того, чем меньше возникает столь любимых "профессионалами" официальных информационных поводов, тем беднее становится информационная среда, занятая пережевыванием уже известных фактов и (по определению) не способная породить свежий взгляд на развитие обстановки.

Последнее, впрочем, как нельзя лучше соответствует господствующей тенденции информационного пространства Украины: примата заголовков над сутью сообщений, со всеми вытекающими для массового пользователя информацией последствиями. В результате киты информационной работы, способные отслеживать (отцеживать?) тенденции развития общества по минимальной концентрации информационного планктона, сегодня в Украине не в чести.



В отсутствие же откровенно скандального наполнения медиа-пространства, информационные акулы в Украине, чем дальше, тем больше вырождаются в информационных пираний, ориентированных не столько на суть исследуемой проблемы, сколько на броские фразы, которые не имеют ничего общего с ее решением.

При этом любое сколько-нибудь заметное расширение понятия свободы слова уже не в силах изменить тенденции к вырождению специалистов по работе с информацией. Лозунг "Нет сенсации - нет эффекта" сводит результат их работы к нулю.

Мины и саперы

Недостаток внимания и таланта в исследовании проблем, которые по-настоящему волнуют общество, заставляют отечественные (особенно "оппозиционные") масс-медиа по-прежнему гоняться за т.н. "информационными поводами". При этом они уже привычно сетуют на "ущемление свободы слова", которое (пока?) не позволяет им пробиться к вожделенному золотому унитазу главы государства или докопаться до самого дна корзин с грязным бельем отдельных политиков.

Впрочем, не блещут особыми изысками по этой части и т.н. "провластные" СМИ. На фоне жесткой посадки экс-премьера и главы МВД и отсутствия хоть сколько-нибудь значимых сенсаций из жизни непрерывно "объединяющейся" оппозиции, они вынуждены переключиться на невнятное обсасывание полуинтимных новостей о здоровье "мамы Юли" и мелочные уколы своих коллег по цеху из противоположного лагеря (вроде обсуждения размера бюстов членов неформального сообщества "нерожавших журналисток").

Кризис идей (и возможностей для их генерирования) уже привел обе стороны к созданию информационных пустышек: квазисенсаций с их последующим разоблачением. Все это здорово напоминает либо потуги безработных пожарных, поджигающих дом в надежде заработать на его последующем тушении, либо (что еще вернее) шутки саперов, ставящих на заведомо пустом месте плакатики "Внимание - мины!", чтобы через некоторое время торжественно заменить их на "Проверено - мин нет!".



Между тем подлинные информационные мины сегодня можно найти в совершенно невинных (на первый взгляд) официальных сообщениях и абсолютно открытых статистических данных. Для этого, в большинстве случаев, достаточно просто внимательно подойти к их подбору и исследованию, после чего появляется возможность привести в действие скрытый до времени информационный фугас, с самыми сокрушительными для противника последствиями.

Найти "взрывчатку" и возможности для установки информационных мин - задача оппозиционных СМИ; предотвратить приведение их в действие или, по крайней мере, ослабить кумулятивный эффект взрыва - долг государства и "провластных" масс-медиа.

Как видим, в Украине обе стороны со своими задачами пока НЕ справляются, предпочитая скорее имитировать бурную деятельность. Еще бы - сетовать на "недостаток свободы слова" гораздо легче, нежели воспользоваться при работе с информацией ничем не ограниченной свободой мысли. Последнее, впрочем, во многом определяется личными способностями бойцов информационного фронта...

Генералы и солдаты

Жонглирование термином свободы слова самым тесным образом связано и с понятием цензуры. Причем принято считать, что рядовые информационной войны (авторы, журналисты и проч.) в своей подавляющей массе борются против всех и всяческих ограничений относительно спектра тем и глубины их исследования, а вот генералы от информации (шеф-редакторы и прочие гуру) стремятся их в этом как можно более жестко ограничить.



Пика же своего обострения "цензурные" конфликты достигают при нарастании вполне материальных (если не сказать меркантильных) противоречий между этими иерархическими звеньями, итогом которых, как правило, становится увольнение сотрудника - т.е. превращение солдата информационного фронта в вольного стрелка-кондотьера, ищущего, кому бы снова продать свое перо.

Любопытно, что в украинских реалиях жалобами на "цензуру" сопровождаются увольнения не только рядовых журналистов, но и главных редакторов (примером чему стали недавние события, разыгравшиеся в руководстве одного из крупнейших "бело-голубых" медиа-холдингов). Однако и в том, и в другом случае идеологическая составляющая подобных конфликтов оказывается шита белыми нитками: вряд ли логично говорить о полной свободе творчества, если тебе за него платят.

Таким образом, мы подошли к формулировкам трех простых истин, которые необходимо осознать, прежде чем рассуждать о свободе слова:

1.Свобода автора - выбирать, как, кому и за сколько продать свое творчество.

2. Свобода шеф-редактора (топ-менеджера) - выбор информационного знамени, которому он (на определенных условиях) будет верен, и создание команды авторов, разделяющих его убеждения и интересы (в том числе и материальные).

3. Свобода инвестора - определиться с видами и количеством интеллектуального продукта, за использование которого он готов заплатить, и с кандидатурой менеджера, который способен обеспечить формирование соответствующих информационных потоков и управления ими.



Не вдаваясь в углубленные размышления об этической стороне вопроса, следует все же заметить, что продажность журналиста начинается не тогда, когда он пишет за деньги, а когда он за деньги пишет не то, что думает. Желание же бойцов информационного фронта (от рядовых до генералов) совместить получение жалования со статусом "свободного художника" можно уподобить попыткам солдата самому решать, когда и, что самое главное, на чьей стороне воевать. Последнее же, согласитесь, выглядит достаточно абсурдно, особенно если вспомнить, какие электоральные потрясения ожидают Украину в ближайшем будущем...


Только экстренная и самая важная информация на нашем Telegram-канале