Это, конечно, не должно оправдывать тех, чье призвание – исцелять и спасать. Однако кто будет лечить больных, если общество возложит всю полноту ответственности на врача? Какой хирург отважится оперировать без 100% гарантии успеха, если за спиной у него будет стоять судья?

Но какими бы ни были морально-этические оценки врачебных ошибок, есть те, кто стал их жертвой, и, соответственно, имеет право если не на справедливое возмездие, то хотя бы на возмещение фактического вреда, причиненного здоровью. «Судебно-юридическая газета» выясняла, можно ли добиться компенсации за собственное подорванное здоровье или смерть близкого человека.

По каким законам судить врачей?

Специалисты отмечают, что в некоторых странах законодательством предусматривается выплата компенсации за причиненный медицинский вред, которая не заменяет выплаты по страховке. Украина пока не приняла соответствующих законов, в отличие, к примеру, от соседней Польши. Более того, в нашей стране ни в одном документе не содержится даже понятия врачебной ошибки, не говоря уже о медицинском вреде. Все, чем отечественные юристы руководствуются при разрешении таких дел, это Уголовный и Гражданский кодексы. Поэтому весьма распространенным является мнение, что отечественное законодательство не дает возможности пациентам, равно как и врачам и лечебным учреждениям, эффективно защищать свои права в суде. Выходом из ситуации могло бы стать обобщение судебной практики по «медицинским» делам, однако пока ни ВСУ, ни Высший спецсуд данной проблематикой не озаботились.


Без юриста не обойтись

Стоит отметить, что в мире тоже не существует общепринятого определения врачебной ошибки, однако последние изменения в законодательствах некоторых стран освобождают врача от уголовной ответственности в случае сообщения им о причинении медицинского вреда. «В мире отходят от юридической парадигмы виновности, т. е. комплекса вины, и переходят на другую парадигму – вина без наказания», – пояснил президент Всеукраинского Совета защиты прав и безопасности пациентов Виктор Сердюк. Аргументировано это тем, что вред мог быть причинен в силу разных причин. Например, врачу были предоставлены ошибочные результаты анализов, или, скажем, медсестра перепутала ампулу с лекарством. В процессе проверки действительно может быть установлено, что доктор что-то не досмотрел, и тогда его могут отправить, к примеру, на курсы повышения квалификации, но наказывать не станут. Такие же правила действуют даже в случае, если причинена крайняя степень медицинского вреда – смерть. В США вообще постепенно склоняются к необходимости отхода от «американизации» системы, т. е. к тому, чтобы исключить юриста из общения между врачом и пациентом, поскольку юристы приводят к эскалации конфликта, из-за чего процесса его разрешения становится значительно дороже.

Однако так происходит за рубежом. В нашей же стране необходимость участия юриста при разрешении конфликтов между врачом и пациентом крайне важна. И первым делом при этом на основании копий медицинских документов (которые, как правило, предоставляются в ответ на адвокатский запрос) следует получить оценку ситуации со стороны независимого специалиста в области медицины. Чрезвычайно важно удостовериться, что причиненный вред действительно является следствием противоправных действий или бездействия медработника, а не, скажем, индивидуальных особенностей организма пациента. Необходимо подготовить доказательную базу и только после этого обращаться с иском в суд. Если в деяниях медработника имеются признаки преступления, обращаться следует и в правоохранительные органы.

Доказательства в суде

«И в моей практике, и в практике моих коллег есть примеры, когда пациенту (или его родственникам в случае смерти пациента) удалось добиться правды в суде», – констатирует директор Института медицинского и фармацевтического права и биоэтики Академии адвокатуры Украины, к.ю.н. Радмила Гревцова. Но вместе с тем, отмечает эксперт, в суды поступает немало исков, а в правоохранительные органы – заявлений, которые основываются не столько на доказательствах, сколько на субъективном мнении, а то и вовсе на эмоциях пациентов. Существует и такое негативное явление, как искусственное создание, по сути, провоцирование некоторыми пациентами ситуаций, при которых возникают основания (действительные или мнимые) для обращения с иском в суд. Это явление нередко называют «профессиональным сутяжничеством», а подчас даже «потребительским терроризмом», когда пациент желает поправить свое материальное положение за счет лечебного учреждения. Тогда добросовестные и порядочные медработники страдают от безосновательных претензий пациентов.


Как бы там ни было, в Украине в некоторых случаях очень сложно доказать вину врача. Как, к примеру, водителя, который ехал, не нарушая правил, и при этом сбил насмерть пешехода, выскочившего на дорогу. Водителя же никто не будет за это наказывать, несмотря на то, что погиб человек. Так и с врачебными ошибками – несмотря на то, что пострадал пациент, не всегда можно привлечь врача к ответственности.

Виновен, но денег нет…

По данным Государственной судебной администрации, в 2009 г. За совершение преступления, предусмотренного ст. 140 УК Украины (устанавливает уголовную ответственность за ненадлежащее выполнение медработником профессиональных обязанностей вследствие недобросовестного отношения к ним, если такое ненадлежащее выполнение повлекло за собой смерть человека или иные тяжкие последствия), осуждено всего 10 лиц. Причины этого кроются, как отмечают эксперты «Судебно-юридической газеты», и в недостатках существующего уголовно-процессуального законодательства, и в объективной сложности установления причинно-следственной связи между деянием и наступившими тяжкими последствиями, и в институциональных проблемах судебно-медицинской экспертизы (организационной подчиненности службы СМЭ Министерству здравоохранения), что не вполне соответствует мировым стандартам независимости экспертов.

Незначительное количество дел по указанной статье связано еще и с тем, что далеко не все пострадавшие имеют желание привлечь врача к ответственности. Когда выстраивается приоритет требований пострадавшего или его родственников, наказание виновного идет далеко не первым, не вторым и даже не третьим пунктом. А признание медиками своей вины – еще не гарантия, что пострадавший получит компенсацию. «Рассчитывать на компенсацию человек может, но получит ли ее – это другой вопрос. Есть очень редкий случай, когда Херсонский онкологический диспансер официально признал, что женщине действительно по ошибке удалили грудь. А дальше… не оказалось в бюджете денег на эти расходы, т. е. для выплаты компенсации», – делится опытом В. Сердюк. В реальности, констатируют практикующие юристы, если врача не привлекли к уголовной ответственности, пытаться взыскать с него что-либо в гражданском процессе бесполезно – мол, такой вариант возможен, только если в рамках уголовного дела будет заявлен гражданский иск о возмещение причиненного вреда. Действует как бы принцип: не привлекли – значит, никто никому ничего не должен.

И все же шанс возместить вред, причиненный здоровью вследствие оказания медицинских услуг ненадлежащего качества, безусловно, есть всегда. Другое дело, отмечает Р. Гревцова, что далеко не все иски в достаточной степени обоснованны. К тому же, даже обоснованность иска, в которой уверены пациент и его адвокат, не всегда является гарантией его удовлетворения. Причиной этого является решающее значение для дела заключения судебно-медицинской экспертизы. А у экспертов оказывается иное (зачастую «проврачебное») видение медицинской ситуации, чем у пациента, его адвоката и даже специалистов из числа медиков, на мнение которых опирался адвокат, устанавливая основания для обращения в суд и вырабатывая правовую позицию по делу. Поэтому шансы выиграть дело во многом зависят от того, насколько хорошо обоснована «медицинская составляющая» дела.


**Инфосправка**

Рассматривая проблему врачебных ошибок, хотелось бы выделить некоторые основные положения:

1. B мире не существует единого общепринятого определения врачебной ошибки. Уголовные кодексы ни одного государства не содержат этого определения, а значит, врачебная ошибка как таковая, вне зависимости от последствий, ненаказуема.

2. Юридически наиболее ответственным моментом является дифференциация ошибки от элементарного невежества (отсутствие знаний, безграмотность), халатности, преступления.

3. В медицине, хотя и редко, имеет место фактор случайности, который бывает трудно прогнозируемый и может обусловить непредсказуемые последствия.

4. Проблему врачебных ошибок нельзя сводить только к вопросам диагностики и лечения. Почему-то чаще всего обсуждают именно эти вопросы, что сужает проблему и само по себе является ошибкой.

5. В мире не существует государства, врачи которого не допускают ошибок.

**Зарубежный опыт**

В США врачебные ошибки занимают пятое место среди причин смертности

В нашем обществе бытует мнение, что сапер может ошибаться один раз, а врач – ни разу. Тем не менее в РФ, по неофициальной статистике, каждый третий диагноз врачи устанавливают неверно. Результаты патологоанатомических данных, полученных в 4 крупных больницах Москвы, показали, что в 21,6% случаев установленный при жизни диагноз был неправильный. В каждом пятом случае не было установлено воспаление легких, а ошибки при диагностике злокачественных новообразований составили 30–40%. Согласно данным академика АМН России А. Г. Чучалина, из-за неправильно или несвоевременно установленного диагноза умирают 12% больных с пневмонией.

Для сравнения, в США доля врачебных ошибок составляет 3–4%, в Великобритании – 5%, во Франции – 3%. В Великобритании от врачебных ошибок ежегодно умирают до 70 тыс. человек, в США, по разным оценкам, – 50–100 тыс.


В Штатах врачебные ошибки занимают пятое место среди причин смертности, и каждые 15 мин. от врачебных ошибок или недобросовестности медицинского персонала умирают 5 человек. В Испании, где действует преимущественно государственная система здравоохранения, по оценкам ассоциации жертв медицинской халатности, за последние 10 лет умерли около 5 тыс. пациентов. В Италии, где система здравоохранения является одной из наименее эффективных и одновременно наиболее консервативной, от врачебных ошибок ежегодно страдают около 90 тыс. пациентов.
Только экстренная и самая важная информация на нашем Telegram-канале