Кризис среднего возраста в современной Украине – это не столько сожаление о без толку растраченной молодости, сколько страх перед нищей и одинокой старостью…
Родился, крестился, женился

Лет эдак сто назад предки большинства современных украинцев жили в селе. Кто-то потом выбрался из него в город раньше, кто-то позже, но во многих село живет до сих пор на генетическом уровне. Но это лирика, а проза заключается в том, что жизнь в дореволюционном селе была отнюдь не простая. Приходилось постоянно бороться за выживание, и помощь можно было ожидать только от своей семьи, от своей родни. Односельчане, конечно, помогали одиноким больным соседям, но чисто из милости.

Поэтому самым важным событием в жизни селянина, после рождения и крещения, была свадьба. И женились (выходили замуж) не по любви, как сейчас, нет – это была неразумная роскошь. Брак заключали по расчету, причем рассчитывали его родители, заботящиеся о будущем своих детей. Вся дальнейшая судьба человека зависела во многом от того, насколько удачно он заключал брак. Будет ли здоровым кормильцем семьи муж, будет ли здоровой матерью жена, родится ли у них много здоровых детей, любящих своих родителей? Детей, кстати, выращивали не как «цветы жизни», а как бесплатную рабочую силу и надежную опору в старости. Селяне – люди прагматичные, потому и выживают уже тысячи лет.


Если к сорока годам человек не имел «нормальную» семью (румяная жена-баба, куча детворы), то шансы создать её у него резко падали. Мужик еще мог найти какую-то вдову, а вот пристроить женщину было проблемой. И тогда эти люди начинали с ужасом задумываться о не такой уж и далекой старости. А также корить себя за ошибки молодости. Некоторые, впрочем, семьи имели, но почему-то бесились с жиру. То жена их переставала привлекать, то извечное ковыряние в земле просто надоедало. «А ведь могло быть иначе!» - думал мужик, вспоминая свою первую любовь или перспективу пойти после армии служить в полицию. Думал, пускал скупую слезу и прикладывался к чарке. В общем, это был кризис среднего возраста наших предков.

Хорошо в стране советской жить

Нынешнее поколение сорокалетних родилось в эпоху, которой рулил Леонид Ильич. Конечно же, в их нынешних проблемах добрый генсек был нисколько не виноват. Более того, в эпоху развитого социализма ничего подобного просто не было и быть не могло.

Разумеется, в советской стране тоже жили люди среднего возраста, которые тоже страдали этим самым кризисом. Вот только проблема эта выглядела уже несколько иначе.

С одной стороны, это был период, когда в Союзе на полную силу заработала социальная система. Нулевая безработица, всеобщее пенсионное обеспечение, бесплатная одинаковая для всех медицина, доступность жилья и гарантированный прожиточный минимум. Более того, предприятия старались принимать участие в судьбе своих работников, даже самых непутевых, а государство проявляло хоть немного заботы к ветеранам и «солдатским вдовам». Кстати, наибольшая забота к ним проявлялась в колхозах: может, старушки получали и небольшую пенсию, но зато колхоз брал их на свое содержание, включая подвоз бесплатного угля и вскапывание огорода. Бабулькам оставалось проводить старость на рынках, торгуя петрушкой.


С другой стороны, в обществе еще сохранялся дух приличия и взаимоуважения. Старикам уступали место в трамвае, и прохожие не перешагивали через лежащих на тротуаре людей, даже если это были обычные алкаши. Да и внуки навещали бабушку не для того, чтобы украсть у неё пенсию и просадить ее на игровых автоматах.

В такой ситуации исчез вековой страх перед одинокой беспомощной старостью. У людей среднего возраста перед глазами был пример живущих рядом стариков, вполне довольных скромной, но гарантированной жизнью. Произошла переоценка ценностей, прежде всего, семьи. Теперь браки стали заключать не из расчета получить хозяйственную жену и «настрогать» полдюжины шустрых помощников, а всё больше по любви. Многодетность потеряла смысл, ребенка заводили для души: сначала одного, потом, может быть, второго, а третий уже был редкостью и становился поводом просить социальную помощь и расширение жилплощади.

Какие мысли терзали тогдашнего человека среднего возраста? Людей, которых не беспокоило будущее, начинало волновать настоящее. На первое место выходила тема нереализованных возможностей и невоплощенной мечты. Правда, любителей читать вслух Пастернака и переосмысливать Ахматову было немного. В основном всё сводилось к двум классическим темам: неудачный брак и неверно выбранная работа. Всё чаще и чаще в голову лезли сомнения, что нужно было выходить замуж не за Ивана, а за Петра. Или поступать не в технологический, а в педагогический, а ещё лучше стать летчиком.

Кто-то топил свою тоску на дне бутылки, кто-то просто стоически гнал подобные мысли прочь, продолжая жить прежней жизнью, как делали предки. Но многие решали рискнуть изменить свою жизнь, пока еще не стало совсем поздно. Благо, в благословенные годы развитого социализма сделать это было совсем нетрудно.

Действительно, поменять работу в СССР было делом нетрудным. Конечно, в сорок лет в летчики уже не брали. Но зато нищий филолог мог устроиться на завод рабочим и получать весьма приличную зарплату. А рабочий, напротив, мог податься в какую-то гуманитарную сферу. Главное было иметь желание и проявить инициативу. Помнится, одна 37-летняя табельщица механического завода, плюнув на опостылевший провинциальный рабочий поселок, уехала на Кавказ и стала там инструктором по туризму. Был даже случай, когда работник райкома ушел в моряки!


Не держась более за семью, как за спасательный круг, люди начали ломать её, пытаясь найти любовь и счастье после пятнадцати лет совместной жизни. Это что, у молодых, которые стали проявлять полную самостоятельность, брак и семья вообще стали не целью, а эдаким побочным продуктом их свободных отношений: «Милый, а у нас будет ребенок, когда наша свадьба?» Число разводов резко пошло вверх, но заключить повторный, третий, четвертый брак было не проблемой: разводы высвобождали из уз брака мужчин и женщин, которые начинали искать себе новую пару. Зачастую разбивая для этого другие семьи, производя эдакую цепную реакцию. Но особой трагедии не происходило. Разрушенная семья была неудобна для непутевых отцов исключительно необходимостью платить алименты. А матери-одиночки не просто смирились со своим положением, но начали находить его весьма удобным.

Словом, кризис среднего возраста в начале 70-х выглядел как блажь разжиревших на всём готовом граждан. Даже не подозревавших о том, что проблемы их детей и внуков будут гораздо серьезнее остывшей любви и несостоявшейся карьеры космонавта.

Инвалиды «перестройки»

Нынешнее поколение среднего возраста – пожалуй, самое противоречивое, мятущееся и оттого самое несчастное. Это люди, которым не повезло провалиться в пропасть, разверзшуюся между двумя совершенно разными эпохами, и лишь небольшая часть из них смогла как-то уцепиться за край обрыва и пристроиться в новой жизни.

Они родились в огромной стране интернациональной дружбы и развитого социализма. Все они были октябрятами и пионерами, любили дедушку Ленина и парады на 7 ноября, а некоторые успели даже побыть комсомольцами и проникнуться основами марксизма. Покурить в туалете, подраться между собой, украсть пирожок в буфете – это были самые ужасные поступки, которые они совершали. Впрочем, на подвиги их тоже не особо тянуло.

А затем началась «перестройка». Всего за каких-то пять лет тогда еще юное поколение пережило не просто ломку ценностей, нет – они ломались и менялись чуть ли не каждый год. Критика «застоя», потом Сталина, затем коммунистов в целом, демократия, национализм, всплеск религиозности, развал страны. И это на фоне резкой и глубокой криминализации общества, смены бескорыстных ценностей социализма на жестокую грызню «рыночной экономики», под полный хаос того, что творилось на телеэкране.

Неудивительно, что некоторые стали моральными и психологическими инвалидами, для которых больше не существует никаких ценностей и ориентиров. Да и на остальных это наложило весьма серьезный отпечаток. Поколение «перестройки» отличается весьма отрицательным отношением к власти и государству, оно быстро увлекается какими-то идеями – и также быстро в них разочаровывается, отличается особо развитым «хватательным рефлексом», скандальностью, склонностью к депрессиям и апатии, наркотикам и алкоголю.


Но это было только начало кошмара. Впереди их ждали два крупных экономических кризиса, один Майдан, бесчисленные выборы и постоянная борьба за выживание в условиях, которые оказались куда более жесткими, чем у их прадедов в царские времена.

Всем не нужен, всем ничей…

Вернувшийся с Русско-Японской войны одноногий солдат мог полностью положиться на поддержку своей семьи. Его не бросала жена, ему помогали по хозяйству дети (а он «строгал» себе новых), к нему захаживали братья, кумовья, сваты и т.д. Человек практически продолжал прежнюю жизнь, разве что только теперь скакал по ней на деревяшке. Это вот такой наглядный пример практической пользы большой крепкой семьи.

Лишь немногие из поколения «перестройки» могут похвастать её наличием. По большому счету, тем, у кого просто есть семья, крупно повезло. Ведь многие её так и не создали: у кого-то браки быстро развалились, а у кого-то дело не продвинулось дальше коротких отношений. Количество одиноких мужчин и женщин среднего возраста сегодня просто зашкаливает! А печальную статистку рождаемости этого поколения знают все: она самая низкая за всю историю существования нашего народа.

Увы, но далеко не все вовремя смекнули, что дети в независимой Украине вновь стали не «цветами жизни», а самым надежным депозитом на старость. Поскольку государство уже не может гарантировать своим гражданам заботу и даже просто приличное денежное содержание на старости лет. Напротив, оно лишь увеличивает пенсионный возраст, который скоро будет превышать среднюю продолжительность жизни.

Только редкая семья в 90-х годах, да и в прошлом десятилетии тоже, решалась осчастливить себя хотя бы тремя детьми. Во-первых, нынешние дети обходятся родителям весьма недешево (одевать, кормить, учить и т.д.), и лет до 25-ти (минимум) это не помощники, а нахлебники на родительской шее. Во-вторых, не всякая женщина отваживалась рожать больше двух, и дело тут не в фигуре, а в опасении остаться одной с кучей спиногрызов на руках. А ну как муж уйдет к другой или, не дай Бог, не вернется с заработков? Будет ли у такой мамы шанс против несметного числа более молодых и свободных конкуренток в борьбе за немногочисленных «толковых мужиков»?


Действительно, «перепихнуться» сейчас не проблема. А вот семью предпочитают создавать с мужчиной без вредных привычек, с положительным характером и стабильным заработком. Понятно, что таких в Украине не так уж и много, и к каждому выстраивается длинная очередь из таскающих друг друга за волосы невест. Увы, матерям-одиночкам под 40 и старше, уже потерявшим свой блеск привлекательности, на место в этой очереди можно не рассчитывать. А забулдыга, разящий вонью дешевых сигарет в лицо и неумело мнущий целлюлит на пояснице, привлекает далеко не всех. Можно только представить, сколько слез нынче вытекает в подушки из очей женщин среднего возраста! Кстати, это потому они такие раздраженные?

Однако не стоит быть излишне строгими к сегодняшним мужчинам среднего возраста. Прежде всего, вспомним, что в 90-х годах очень мало кто работал по полученной специальности. Некоторые профессии вообще отмерли как вид. А молодым (тогда еще) людям пришлось осваивать новые. Нередко люди с высшим образованием, которые могли стать инженерами, начальниками цехов, преподавателями, даже теми же летчиками, были вынуждены переквалифицироваться в шоферов, грузчиков, штукатуров. Немало из них меняли профессии чуть ли не каждый год, так нигде и не преуспев. Да и в бизнесе, в который сначала ринулись чуть ли не все, подняться смогли от силы 5%. И это учитывая всех, включая базарных лотошников таксистов-одиночек.

Отчаянные угрызения о без толку растраченной молодости мучают почти всех. Вот только исправить уже ничего нельзя. Редко кто меняет свою работу добровольно, потому что она не приносит ему удовлетворения. В условиях украинской безработицы за неё держатся руками и зубами, даже когда людям просто перестают платить зарплату.

Да и куда пойти 40-летним (и мужчинам, и женщинам), если по каким-то непонятным причинам подавляющее большинство вакансий открыты для людей моложе 35 лет? И неважно, являетесь ли вы специалистом или даже обладаете талантом в данной сфере. Фирме нужна накрахмаленная посредственность с молодым лицом и белозубой улыбкой - даже если она лишь тупо моргает в ответ на вопросы клиентов. Пройдет еще немало времени, прежде чем отечественные работодатели поймут, что клиентов (покупателей) привлекает не внешний вид молодых сотрудников, а их компетентность.

Не имея приличной работы, которая бы приносила стабильный доход (фиг с ним, с моральным удовлетворением!), видя, какие мизерные пенсии выплачивает старикам государство, как растут жилищно-коммунальные тарифы, как становится платной медицина, каким черствым и безразличным к чужим проблемам становится общество, мужчины и женщины среднего возраста впадают в тихий ужас. Вот как только отчетливо представляют себя шестидесятилетними – так и закрывают глаза, пытаясь прогнать от себя эту страшную картину. А каково одиноким, которых и похоронить-то будет некому! Кризис среднего возраста в условиях современной Украины поистине ужасает…


Говорят, что большинство жителей Древнего Рима умирали в возрасте 30-35 лет. Говорят, что в могилу их сводили болезни, тяжелый труд, разгул криминала и плохое вино из свинцовых кружек. Но почему-то думается, что они просто не смогли пережить кризис среднего возраста. И вот теперь мы можем последовать вслед за ними…