За все нужно платить – гласят законы кармы. За все можно заплатить – гласит неписанный закон правосудия. И хоть официального прейскуранта, по которому работают правоохранительные органы нет, его существование не подлежит сомнению.

Подтверждением того есть бесконечные сообщения в СМИ, которые начинаются со слова «мажор» и заканчиваются неизменным «не понес наказания». Такая информация не только повышает рейтинг изданий, но и порождает общественное негодование по отношению к подобным финалам. Люди выходят на улицы и требуют справедливости. Увы, голос народа куда слабее запущенных механизмов коррупции и влияния.

Тележурналист Константин Стогний говорит по этому поводу: «Сегодня украинские СМИ сильно влияют не только на общественность, а и на власть в целом. Правда, к сожалению, не как в других европейских странах. Я уже неоднократно об этом говорил, потому что езжу по Европе и ссылаюсь на опыт тех стран, где есть только два вида выхода информации в криминальные СМИ.

Если пишется о злоупотреблениях чиновников, то: первый вариант – привлекаются к уголовной ответственности те, кто написал, если это неправда, и второй вариант – привлекается к ответственности тот, о ком написали.

А у нас такой реакции нет. Пишешь – и все без толку. Все это влияет, но очень опосредованно, по мере того, как это может сложить имидж и отдать симпатии избирателей. Поэтому если пишут массово, то власть получает сигнал, что надо выровнять свой имидж, реагирует на сообщения в СМИ о резонансных делах, но только в разрезе собственного имиджа».

Правозащитник Эдуард Багиров подтвержает, что наличие «мажоров» тема совсем не надуманная: «Я как правозащитник, который ездил по зонам, видел простых смертных людей, которые сидят там за преступления. А вот за аналогичные преступления дети или же родственники влиятельных богатых людей действительно остаются безнаказанными. Хорошо, что СМИ регулярно публикуют информацию об этом и формируют правильное общественное мнение об этом явлении».



Подобное у правозащитника ассоциируется с средневековой выдачей индульгенций: «Церковь в свое время выдавала документ – индульгенцию. То есть, человек совершил грех – приходил в церковь и покупал прощение. Это еще полбеды. Была еще индульгенция от будущих грехов: соответственно, человек знал, что, совершив смертный грех останется безнаказанным. У меня такое ощущения, что наши чиновники, правоохранительные органы, мажоры купили индульгенцию на 50 лет вперед и уверенны в своей безнаказанности. Я их хочу огорчить - уже аннулирована индульгенция и в свое время все будут наказаны».

Видимо, Эдуард Багиров имел в виду суд Господний, дата которого еще не определена. Другого же законного способа расправы над украинскими «божками», пока не изобрели. Самое страшное, что это не самое худшее явления украинской правовой системы.

Совсем недавно прошла акция протеста. Пожалуй, это была самая малочисленная акция, на которой мне приходись бывать. 5 человек у Администрации Президента Украины безнадежно помахивали транспарантами. Некоторые из них требовали наказать виновных, а другие же - хотя бы отпустить невиновных.

Среди присутствующих был отец одного из пресловутых «днепропетровских маньяков». История 5-летней давности потрясла всю страну: два 19-летних юноши убили 21 жертву. Всего-то за 2 месяца! Общество ликовало, когда суд приговорил ребят к пожизненному сроку.

Отец же Виктора Саенко (одного из осужденных) утверждает: его сын не виновен. В подтверждение он рассказал свою версию происходящего: «Моего сына задержали и просто сказали, что он со своим дружком ходили и убивали людей по городу. 6 часов допрашивали моего сына, никаких даже адвокатов не было. Мы спрашивали у сотрудника милиции, который 9 месяцев вел следственные действия: «На каких основаниях вы задержали нашего сына?». Он отвечал: «Я его не задерживал, мне его привели». Моего сына избивали в милиции. Побои конечно же не зафиксированы. Скорую вызвали и другу моего сына. Суд не оценил побои. Сказали, что эти синяки двухнедельной давности. А то что дыхание нарушено и сердцебиение, то это оказывается наши дети перенервничали, а то что их заставляли дышать в противогаз с дымом – так это нормально.



С сына выбили явку с повинной. Даже есть видео, где мой сын признается в убийствах, которые ему потом приписали. Это было первое видео. Милиция, видимо, решила, что это как-то компроментирует моего сына. А на самом деле там виден механизм, по которому видно как его заставляли это делать. В деле есть доказательства того, что мой сын просто не мог совершать некоторые преступления. У него по всех эпизодам есть алиби. Например, в эпизоде с Богданом: в 8 часов происходило убийство, за 350 км от места, где зафиксирован его телефонный звонок. Есть азимуты телефонов, где указано, что в момент убийства он находился в совершенно другом месте. Судьи на это вообще не отреагировали. Вся наша защита говорит о том, что если был бы нормальный суд, но моего сына выпустили бы прямо из зала суда.

Я подавал кассационную жалобу в 140 листов. У меня там даже были диски фабрикации протокола заседания. То есть, судья сфабриковал протокол, изменил показания следователей. Протокол был в печатном виде, хотя должен был быть написан ручкой. И, опять же, никакой реакции. Они слушали генерального прокурора, который нагло врал, и это вранье можно было легко уличить. Кроме того, суд не вызвал ни одного из 27 свидетелей защиты, которые видели настоящих преступников».

Конечно, у нас нет оснований не доверять судебному приговору, а подобные монологи можно легко списать на отцовские чувства. Вот только статистика смущает - лишь 0,2% выносимых приговоров в Украине – оправдательные. Исходя из нее, есть два варианта – либо наши правоохранительные органы работают покруче собак-ищеек, либо же 0,2% оправдательных приговоров, составляют те, у кого хватило денег и власти не попасть за решетку.

Древние говорили, что от сумы и тюрьмы не зарекайся. Тогда они наверняка имели ввиду всю сложность и непредсказуемость жизненных перипетий и обстоятельств. Сегодня же причиной бедности или тюремного срока может быть чистая случайность. Например, то, что вы вдруг оказались не в том месте и не в то время, ну или вернее, не в той стране и не в ту эпоху.

Эдуард Багиров дает рекомендации для тех, кто вдруг стал жертвой несправедливости правоохранительных органов: «Я советую тем людям, которые по принуждению признались в совершении уголовного преступления, которого они не совершали, сразу обратится в прокуратуру. Это однозначно. Обращаться в СМИ, в общественные организации, чтобы привлечь внимание к неправомерным действиям конкретного сотрудника, которые заставили человека написать это заявления».

Надеемся, что этот совет никому из наших читателей не пригодится. Но возмущаться призываем. А вдруг ударом головы в стену можно разломить не только голову?