Может быть, хотя бы через двадцать лет украинцев перестанут безнаказанно давить спорткарами, насиловать, убивать забавы ради, снимать всё это на видео и смеяться над их страданиями за коктейлем в гламурных клубах? Может быть, хоты бы через двадцать лет слово «элита» не будет вызывать у нас лишь самые негативные эмоции и мечту разрядить дробовик прямо в наглую ухмыляющуюся харю? Во многом это зависит от нас самих…

«Мы – что-то одно, а вы – что-то другое!»

Существует заблуждение, что мажоры – это явление сугубо украинское, постсоветское, присущее только нашему полудикому обществу. Но это не так. Мажоры были и будут всегда, поскольку всегда было и будет разделение общества на бедных и богатых, на лидеров и толпу, на начальников и починенных. И у всех (почти у всех) были и будут дети, которые уже с малых лет понимают своё отличие от других.

Помнится, во времена социалистического Советского Союза, в котором все советские граждане формально были равны, учился в нашей школе совершенно бестолковый хулиган по фамилии Яворский, доводивший преподавателей до слез. Но если других, куда менее распоясанных его дружков, наказывали по полной, то Яворскому исправно ставили четверки за год и никогда даже не заикались о том, чтобы вызвать в школу его родителей. Потому что его папа был районный прокурор. А вот мама другого хулигана, по фамилии Белобородов, в школу иногда заглядывала – и тогда директриса с завучем бежали ей навстречу с подобострастными улыбками. Потому что его мама работала директором аптеки и могла «достать» дефицитные лекарства.


Потом мне встречались и другие советские мажоры. Дети прокуроров и секретарей райкома, начальников милиции, директоров универмагов и баз. Тогда, в конце 80-х, они еще учились не в «элитарных лицеях» или британских колледжах, а в одних школах и институтах с детьми простых «совков» - поэтому их знали все. Но даже там они обособленно держались своими компаниями, а после занятий и знать никого не желали, возвращаясь в свой социальный мир: в просторные квартиры с дорогой японской аппаратурой, в кооперативные кафе, в закрытые клубы. В своё общество они пускали из «низов» только красоток и спортсменов.

Можно было бы сказать, что всё это стало возможным при «застойном» разложении брежневского партаппарата, в эпоху «перестроечного» чумного пира. Однако советские мажоры существовали и раньше, даже во времена грозного Сталина. Наиболее известным из них был сын вождя Василий, вокруг которого крутился весь московский «бомонд».

Жизнь советских мажоров, прежде всего, отличалась социально-экономически. После школы они не вбегали в пустую квартиру, чтобы перекусить оставленным в холодильнике супом или молоком с хлебом – дома их всегда ждала мама, бабушка (а то и прислуга) и горячий обед из нескольких блюд. Им не приходилось месяцами мечтать о новых игрушках (или отбирать их у других), модные шмотки были для них повседневной одеждой, они получали в подарок от родителей магнитофоны, мотоциклы и даже автомобили.

И какими бы бестолковыми они ни были, после школы из ждало не ПТУ, а институт. При этом в престижные вузы (особенно дипломатические и торговые) за толпами мажоров было практически невозможно пробиться детям рабочих. Дети советской элиты не шли работать в цех, в шахту, в поле (единичные случаи были капризом переломного возраста), они не покидали свой социальный слой, а находили себе в нём место. В сталинское время они шли в военные, в хрущевское становились учеными и конструкторами, в брежневское и горбачевское забивали места в МИДе и Внешторге. Ну и, конечно, всегда могли найти должность в управленческом аппарате. Тех, кто не проявлял никаких способностей, всегда могли пристроить в партийных или комсомольских структурах.


Но при всём этом советские мажоры никогда не переходили определенные рамки. Они знали, где нужно остановиться. Да, они могли похулиганить, кого-то обидеть, даже совершить мелкое преступление. Нахамить милиционеру и долго кричать, что «мой папа всех вас отымеет!». Но появлявшийся отец обычно давал бестолковому сыну подзатыльник, извинялся перед сержантом и компенсировал моральный урон каким-то подарком.

Не только потому, что советский начальник реально опасался «погореть», сломать свою карьеру из-за сына-раздолбая. Ведь тогдашняя власть стремилась сохранить своё лицо перед народом и сама унимала особо распоясавшихся. Но при этом и сама советская элита была куда выше в моральном отношении тех отморозков, которые захватили власть в независимой Украине.

Из грязи в князи

Нет ничего страшнее и омерзительнее хама, дорвавшегося до власти – это народная мудрость известна с незапамятных времен. А более половины украинской «элиты» как раз составляют вылезшие из села рагули и жлобы, да «поднявшиеся пацаны с района».

Это люди, карабкаясь и поднимаясь наверх, не гнушались ничем. Они обманывали и крали, забивали битами и закатывали в асфальт. Заключали браки по расчету, давали взятки, покупали должности, подставляли и уничтожали конкурентов. Они сумели первыми отнять и присвоить государственное имущество – а затем отнять и переписать на себя бизнес других. Они шантажировали и вымогали, они грызли друг другу горло в драке за власть и денежные потоки.

По своей сути, эти люди являются антиподами всех христианских и вообще общечеловеческих ценностей. Они гораздо хуже гитлеровцев и монголо-татар. При этом они не просто носят на себе маски высокоморальных людей – они даже считают себя таковыми! Многие, закинув в церковный общак круглую сумму, всерьез считают, что этим купили себе место в раю. И батюшки им не возражают, нет! Напротив, довольно кланяются, сжимая пачки безбожных купюр, и благословляют на новые успехи в политике и бизнесе. VIP-прихожане нынче стали главной опорой современной церкви.


Именно эта часть «элиты» наиболее презрительно относится к простым людям. Она прекрасно понимает, что всего 10-15 лет назад сама пасла гусей в драных шароварах или училась в ПТУ на маляра, что она суть плоть от плоти «биомассы». И поэтому она регулярно подчеркивает свою «аристократичность»: поведением, кричащим внешним видом и постоянной демонстрацией своего положения и состояния.

Именно эта часть элиты проявляет наибольшую жестокость, хамство и полное отсутствие каких-либо добродетелей в отношении простых людей. Потому что свой подъем в «лучшие люди общества» она начала с втаптывания в грязь окружающих. При этом в силу своего происхождения они не знают иных слов, кроме подзаборного мата или убогой «фени», перемешанных с новомодными «англизмами».

Жизненный принцип этих людей гласит, что добиться успеха можно, только обманув лоха, ограбив его, унизив, заставив на себя работать за копейки. Лохи и «биомасса» для них являются людьми в ещё меньшей степени, чем «унтерменши» для нацистов – поэтому никто не сожалеет, когда насилует их, избивает, давит их машинами. Они думают о другом: чтобы сохранить своё положение, нужно немедленно затыкать рты недовольным и давить в зародыше любое сопротивление.

Подобную мораль родители передают своим детям, тем самым мажорам. Почему же эти дети выбравшихся «в люди» свинопасов и гопников являются ещё более отмороженными и наглыми негодяями? Это очень просто. Их родители, поднимаясь наверх, набили на своем пути немало синяков и шишек. Они знают, что в жизни есть место и неприятностям, и хотя бы иногда опасливо оглядываются назад. А вот уже их дети росли в обстановке, когда все вокруг успешно «решали вопросы». Они искренне верят во всемогущество своих крутых родителей и знакомых.

Одной из характеристик мажоров является практически полное отсутствие чувства страха, основанное на уверенности своего положения. Именно это и делает их «отморозками».

Полезное изобретение доктора Гийотена

Но всё же даже украинской «элите» в своем беспределе слишком далеко до французской аристократии XVIII века, которая довела классовый разрыв и социальные противоречия до точки кипения. И однажды Франция взорвалась Великой буржуазной революцией, во время которой произошло несколько массовых погромов аристократии. Жаки-простаки, городская босота и прочая «биомасса» резали дворян с невиданной жестокостью. Был случай, когда толпа ворвавшихся в тюрьму женщин (!) схватила нескольких бывших придворных и голыми руками буквально оторвала им головы.


После подобных расправ механический палач доктора Гийотена казался просто проявлением высшего гуманизма. На радостях парижане отсекли еще четыре тысячи аристократических голов, включая королевские. И ведь что интересно: после всего этих репрессий периода якобинства, аристократия не только Франции, но и других стран, стала намного вежливее в отношении простого народа! Похоже, что гильотина оказалась весьма полезной штукой для решения многих социальных проблем.

Действительно, мы с вами так привыкли считать дворян XVIII-XIX веков эталонами высокой культуры и вежливости, что совершенно упустили очень важную деталь: а перед кем они их демонстрировали? Может быть, Пушкин читал стихи своим крепостным крестьянам? Или гусарский полковник извинился бы перед мужиком, задев того своим конём? Ведь все эти «вы», «господин», «милостивый государь», «соблаговолите» и прочие уважительные слова использовали только в обращении с равными – такими же дворянами или, как минимум, с купцами и чиновниками. Мужикам и бабам просто отдавали короткие команды «подай», «отнеси», «запрягай», а за непослушание пороли.

Даже потеряв над простолюдинами всякую власть, потеряв право распускать руки и возможность угрожать, дворяне еще долго орали им в лицо «да как ты смеешь, быдло!». Пока уставший от такого обращения мужик не устроил высокоблагородию веселый 1917-й год…

Вообще, справедливое и неотвратимое наказание – лучшее и даже единственное средство поставить на место зарвавшегося хама. Собственно говоря, именно так и решался этот социальный вопрос на Западе. Сначала это была реакция общества в виде революций, во время которых уничтожались особые привилегии аристократии (часто вместе с самой аристократией). Затем общество формально равных добивалось реального равенства всех перед - уже не казнями, а судебными исками и жалобами в полицию.

Конечно, потребовалось более столетия, прежде чем тамошняя система стала работать в интересах всех граждан, но зато теперь они более-менее равны перед законом. Полиция штрафует детей премьеров, сажает в тюрьму дочерей миллиардеров и шоу-звезд, банкиры и министры предстают перед судом – и за всем этим внимательно следит вся общественность, которая просто взорвется, если заподозрит Фемиду в лукавом подсуживании. А властям куда проще позволить обществу выплеснуть свое недовольство в пикетах и на страницах прессы, чем опасаться, что общество начнет вершить свой собственный «скорый и справедливый» суд.

Конечно, западная система не идеальна, но по сравнению с украинской выглядит просто царством истины и справедливости.


Яблоня и яблоки

Украинцы давно уже стали самыми идеальными в мире христианами: они смиренно ждут прихода Спасителя, не предпринимая никаких попыток добиться освобождения своей собственной рукой. Решение проблемы хамства зажравшейся «элиты» и беспредела её «деток» они видят исключительно в виде трех чудес.

Первое чудо, о котором мечтают украинцы, – это когда Бог услышит шепот их проклятий (проклинать громко боятся) и накажет злодеев ударами молний. Как ни смешно это звучит, но чуть ли не половина всех «обиженных» ограничивает свою борьбу со злом именно этим.

Второе чудо – это пришествие сказочного президента-мессии, которого в Украине ожидают двадцать лет и будут ждать еще двести. В представлении украинцев, этот всемогущий глава державы, олицетворяющий собой все мыслимые добродетели, который одними своими словами и движением рук уничтожит коррупцию, поставит на место «элиту», возродит экономику и увеличит рождаемость. Звучит не менее саркастически, однако именно с этой верой каждый раз уныло бредут к избирательным урнам миллионы украинцев.

Вера в третье чудо зиждется, в свою очередь, на гипотезе о том, что природа отдыхает на детях не только гениев, но и негодяев. Что наследники великого изобретателя лишь тупо транжирят папины деньги, а сыновья жадного и жестокого олигарха становятся уважаемыми деятелями культуры или защитниками природы. Ведь зачастую так и бывает. Не всегда, но бывает.

Да и вообще, у капиталистов второго поколения как бы должен быть менее развит хватательный рефлекс, ведь у них уже всё есть, им остается лишь грамотно управлять родительским состоянием. А для этого нужен интеллект, а не кулаки. Если же они выйдут на международный уровень, то им вообще придется научиться разговаривать вежливо и улыбаясь. Ну а уже внуки нынешней «элиты», не познавшие ужасов периода первоначального накопления капитала, выросшее в обстановке демократии и глобальной культуры, вообще должны быть эдакими ангелами: воспитанными, образованными, благодушными…

Однако всё это не более чем мечты и заблуждения. И вот почему.


Бесспорно, дети нынешней элиты будут качественно отличаться от своих родителей. Ведь даже если сын – полный дебил, но проведший несколько лет в британском колледже, то это куда лучше, чем его мама, с трудом закончившая восемь классов сельской школы. Или папа с тремя ходками за спиной. Сын, в отличие от родителей, будет иметь не купленные дипломы – он действительно получит образование. Сын вырастет не в «бригаде» бандитов, а среди таких же мажоров, опекаемый воспитателями и прислугой. В обществе, где он не научится хватать собеседника за грудки и спрашивать с него за базар. Где он научится решать вопросы мирным путем, за столиком в престижном клубе, путем диалога с такими же мажорами.

Всё это звучит красиво, однако, как показывает практика, теория оказалась несостоятельной. Потому что именно второе поколение украинской «элиты», именно дети-мажоры, являются главной головной болью своего социального класса. Они не просто ликующие хамы, как их родители. Они – образованные и ничего не боящиеся ликующие хамы.

Вы полагаете, что их дети, третье поколение украинской «элиты» будет иным? Что стоит подождать, потерпеть еще двадцать лет? Но для этого нет никаких оснований!

Даже если украинская «элита» в своем третьем поколении, нахватавшись западной моды, перейдет к более цивилизованным методам политики и бизнеса, то это вовсе не означает, что она изменит своё отношение к «биомассе». Вспомним дворян! Их предки грязно ругались и рубили друг друга топорами, а дворяне нового времени писали вирши, вежливо раскланивались и аккуратно протыкали противника шпагой. Но как бы не менялось поведение дворян при общении между собой, внутри своего социального класса, их отношение к простолюдинам не менялось веками! До тех пор, пока простолюдины сначала силой оружия, а потом силой закона не заставили их уважать себя как равных сограждан.

Украинцы ничего не делают в этом направлении. Поэтому у «элиты» нет никаких оснований менять к ним своё отношение.

Но беда даже не в этом. Беда в том, что в Украине сложилась специфическая Система власти и экономики, вне рамок и вне правил которой никто не сможет успешно подняться по карьерной лестнице или сделать свой успешный бизнес, а также сохранить существующее положение. Поэтому, если кто-то из детей или внуков нынешней «элиты» вдруг захочет жить и работать по иным, цивилизованным правилам, то он быстро потеряет свое место в этой социальной группе. Его сожрут, разорят и выбросят обратно в народ свои же. А на его место наверх начнет карабкаться какой-то бессовестный отморозок из «грязи».


Такая Система напоминает старую феодальную аристократию, бесконечные поколения которой сменяли друг друга на фоне смиренно нагибаемого народа. Система, которая просто не позволит уравнять в правах народ и «элиту», потому что она была создана «элитой» для ограбления и безропотной эксплуатации народа. Поэтому, прежде чем требовать всеобщего равенства перед законом, следует сменить тех, кто эти законы пишет и исполняет…